Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
комментарии
История

Памятник на пути опамятования


14 апреля 14:25
 
Внутри российского общества, без назначения «сверху», как сто и двести лет назад, возникло движение за постановку памятника Патриарху Гермогену. Возможно, что 400-летний юбилей преодоления Смуты начала XVII столетия, который мы будем отмечать в следующем году, наконец, восстановит историческую справедливость по отношению к этому великому русскому святому.
Памятник на пути опамятования  -

Борьба, идущая сегодня за душу народа, не обходит стороной историческую и духовную память. Либералы-западники относятся к некоторым событиям и фигурам нашей истории настороженно, применяя к ним фигуру умолчания. Иным «общечеловекам» хотелось бы, чтобы история России в умах новых поколений начиналась в 1991-м.

Но историческая память, оказывается, такая сильная штука, что неизменно пробивается ростком: из-под пластикового мусора сегодняшнего фаст-фуда так же, как из-под вчерашнего коммунистического асфальта.

Священномученик Патриарх Гермоген – одна из ключевых памятных фигур в русской истории. Заточённый в келье Чудова монастыря в Кремле польскими захватчиками и их прихвостнями, он под угрозой смерти решительно отказался признать над страной власть иноверцев – даже из «высших политических соображений» защиты от вооружённых шаек, терзавших Царство Московское. Твёрдо подвизаясь за Русь Православную, престарелый узник писал воззвания к соотечественникам, последнее из которых воодушевило народное ополчение Минина и Пожарского, выбившее иноземцев и предателей из Кремля. Именно Гермоген указал на Михаила Романова как будущего царя – основателя новой русской династии. Фактически он оказался тем «удерживающим», кто сумел остановить страну на самом краю падения в бездну исторического небытия. Мученическая голодная смерть в заточении засвидетельствовала силу и правду его слова, пробудившего Русь от смертельного морока, когда многим казалось уже, что «рыпаться» бесполезно.

Наши соотечественники крепко помнили о том, что сделал Гермоген. Помнили… пока не забыли. Слава Богу, не навсегда. Сегодня нашлись люди, которые взялись напомнить нам всем об этом историческом уроке. Напомнить, в том числе, «языком камня».

 

Рассказывает Галина Ананьина – председатель правления Регионального общественного фонда содействия инициативе общественных организаций по постановке памятника «Патриарху Гермогену», сопредседатель Союза православных женщин, кандидат исторических наук:

– Наш фонд был создан в 2009 году по инициативе движения «Народный собор». Одним из ярких инициаторов был о. Иоанн Ермаков – настоятель храма Иоанна Предтечи в Сокольниках. Я сама, будучи профессиональным историком, давно занимаюсь монументальным искусством, была консультантом по постановке памятника Александру II у Храма Христа Спасителя.

Мы предлагаем поставить памятник Гермогену к 400-летию мученической кончины Патриарха в 1612 году. Или хотя бы заложить в 2012 году, а поставить в 2013-м – к столетию прославления Гермогена в сонме русских святых. Обязательно будет всероссийский конкурс на лучший проект, выпуск медалей на отливку и открытие памятника. Мы хотим всё сделать так, как нужно.

Наша инициатива с этим памятником – уже третья по счёту в истории. Изначальное предложение, с которым  выступили в 1803 году члены Вольного общества любителей словесности, наук и художеств, звучало так: «О сборе средств на постановку памятника гражданину Минину, князю Пожарскому и Патриарху Гермогену». Сегодня трудно разобраться, на каком этапе из этой триады «выпал» Гермоген. Возможно, третья фигура не вписывалась в замысел скульптора Мартоса.

В 1909 году княгиня Прасковья Сергеевна Уварова, возглавлявшая Московское Императорское археологическое общество, обратилась в Синод о разрешении сбора средств на памятник Патриарху Гермогену и архимандриту Дионисию. Памятник с названием «Спасение России» предполагалось поставить на Красной площади, напротив памятника Минину и Пожарскому, на месте нынешнего Мавзолея. Это был цельный монументальный план.

Тогда, в начале 20-го, как и прежде – в начале 19 века – был объявлен сбор средств и конкурс на памятник. В нём участвовал, в частности, художник Василий Васнецов. Выставка проектов в конце 1913-го была развёрнута в Историческом музее. Выиграла проект скульптура Н. А. Андреева – того самого, кто поставил потом множество памятников Ленину в Москве и других городах. Вот такая ирония судьбы!

Началась война, затем февральская революция. О проекте памятника Гермогену уже никто не вспоминал… Понятно, что коммунистическим властям эта фигура и вовсе была не ко двору. Хорошо, что не снесли Минина и Пожарского, хотя некоторые – например, комсомольский поэт Джек Алтаузен – прямо призывали к этому в своих виршах: «Я предлагаю Минина расплавить. Пожарского. Зачем им пьедестал? Довольно нам двух лавочников славить. Их за прилавками Октябрь застал». И т.д.…

Интересно, что когда во время Великой Отечественной войны понадобились исторические примеры русского патриотизма, то вместе с гражданином Мининым и князем Пожарским исподволь начали всплывать и упоминания о Патриархе Гермогене. И это не случайно: в глубинном историческом сознании русского народа, или, быть может, даже генетической памяти, если хотите, – эта патриотическая триада никогда не забывалась до конца.

– Что вам удалось уже сделать?

– Мы хотим не только поставить памятник, но и восстановить в полной мере память об этом человеке. По благословлению Святейшего Патриарха Кирилла издательский отдел Патриархии выпустил большим тиражом и разослал по храмам и монастырям страны Акафист священномученику Гермогену с просьбой о молитвенной помощи; началось восстановление иконографии этого святого, полностью прерванное в последние 80 лет. В ноябре прошлого года в рамках выставки-форума «Православная Русь» в Манеже состоялась научно-практическая  конференция «Роль патриарха Гермогена и духовенства в преодолении Смутного времени». На ней было принято обращение к Патриарху, президенту, премьер-министру России, новому мэру Москвы о постановке памятника святителю Гермогену, выпуске массового тиража его икон, доступе для верующих к его мощам, хранящимся ныне в запасниках  музея Успенского собора.

А как обстоят дела, собственно, со средствами на памятник?

– Очень хотелось бы поставить его на собранные деньги - ведь самые значимые для России памятники и храмы ставились именно так. Были там и народные копейки, были и крупные пожертвования богатых русских людей.

Сегодня, когда мы обратились к весьма состоятельным согражданам, позиционирующим себя как «православные», то получили, увы, нулевой отклик. Народных же «копеек» пока набралось чуть больше 100 тысяч рублей. А необходимо несколько десятков миллионов. Однако ныне я уже твёрдо верю: эти средства, с Божьей помощью, так или иначе будут собраны.

Эту помощь мы, кстати, чувствовали с самого начала, а сегодня видим и растущую «ответную волну» в народе. В фонде, кроме меня, работает два-три человека – мы для себя не зарабатываем этим ни копейки, а сил уходит много. Однако помощь в работе приходит порой, откуда и не ждёшь.

Некоторые говорят, что русский народ спился, выродился, потерял память. Это неправда! Мы живы. И многие понимают, как важно именно сегодня вернуть России имя патриарха Гермогена. Современники не зря называли его «адамантом», то есть – алмазом веры. Это наш символ духовной твёрдости на все века, свидетельство того, что никогда не надо опускать руки перед разложением и неправдой, сколь бы могучими они ни казались.

 

Беседовал Андрей Самохин

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения