Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Политика

Нюансы. Эксперт Тамара Гузенкова: «На политическом поле Украины сейчас царит уныние»


13 января 09:00
 
Андрей Ефремов

В числе самых заметных в мире, наиболее сложных и напряжённых процессов в ушедшем году трудно не выделить ситуацию на Украине. Своего рода итог недавних бурных событий в Киеве подводим вместе с известным политологом, руководителем центра исследований проблем стран ближнего зарубежья РИСИ, доктором исторических наук Тамарой ГУЗЕНКОВОЙ.
Тамара Гузенкова. Фото: Алексей Исаев / «Файл-РФ».

– Тамара Семёновна, в последнее время весьма часто звучит версия о возможном распаде Украины в связи с затянувшимся там политическим и экономическим кризисом. Насколько Вам этот вариант представляется возможным? Какие факторы могут стать в этой ситуации решающими?

Сотрудники «Беркута» штурмуют баррикады сторонников евроинтеграции на площади Независимости в Киеве. © РИА «Новости» / Андрей Стенин.

– Разговоры, дискуссии по поводу предполагаемого распада Украины – появления каких-то федерализированных или независимых регионов, раскола по обе стороны Днепра и т.д. ведутся всякий раз, когда обостряются политические процессы в этой республике.

Мы помним, что в 2004-м и 2005-м, во время «оранжевой революции», на востоке Украины существовал такой проект как «Северодонецкая республика». Помним и то, что всё это закончилось ничем. В этом не были заинтересованы основные политические силы страны, и постепенно идея сошла на нет.

В последнее время снова очень многие эксперты и наблюдатели заговорили о расколе, который наметился между восточными и западными областями Украины. Однако Киев, играющий очень большую роль, отчего-то не принимают во внимание. А именно вопрос: «На чьей стороне окажется Киев?» – и является на сегодня наиболее важным. Примкнёт он к западным, галицийским областям или же, напротив, к восточным? Вопрос этот не только важен, но и весьма сложен и болезнен. Столичный город в течение ряда последних лет и особенно после 2004 года политически и ментально очень сильно сблизился со Львовом, Тернополем, Ивано-Франковском…

В своих политических устремлениях официальный, властный Киев в гораздо большей степени разделяет идеи и ценности Запада Украины, нежели Востока. То есть сложилась абсолютно парадоксальная, неестественная ситуация: все деньги, бизнес-капиталы, процветание украинских бизнесменов и олигархов куются, добываются на востоке страны, а то, что касается ментальности, ценностей, символов, геополитических и внешнеполитических установок, мысленно и психологически единит тех же олигархов и бизнесменов с западом республики.

Поэтому говоря о возможности раскола Украины или каких-то предпосылках для этого, мы должны понимать, что в настоящее время нет тех политических сил и социальной базы, которые бы реально способствовали осуществлению этого сценария. Кроме того если рассуждать, к примеру, о федерализации Украины – изменении Конституции, превращении из унитарного государства в федеральное – то следует учитывать: в этом должны быть заинтересованы основные политические и экономические силы. То есть необходим их консенсус.

– При активном участии украинских олигархов…

Донецкий металлургический завод.

– Украинские олигархи, которые, по сути, находятся у власти и проводят свои интересы в жизнь с помощью правительства, не видят своего интереса в такой перспективе. Просто потому, что регионы по отдельности в политическом и экономическом отношении оказались гораздо менее сильными и самостоятельными, чем это было 10-15 лет назад.

Благодаря политике официального Киева, целому ряду законодательных инициатив сложилась система т.н. консолидированного налога. То есть все деньги страны собираются и складываются в столице, а затем распределяются по регионам. Олигархи, имеющие вотчины в регионах – Донецке, Днепропетровске, Харькове, других городах и областях Украины – со всеми своими офисами, головными учреждениями, со всеми своими налоговыми делами (не говоря уже про участие в делах Верховной Рады) сидят в Киеве и по сути дела этими вотчинами управляют именно оттуда. И поэтому нынешние бизнес-группы в значительной степени заинтересованы в единстве страны. По крайней мере, не видно, что между ними имеет место какое-то размежевание.

Тем более – с учётом того, что «Партия регионов» как политическая единица,  придя к власти, худо-бедно, но выстроила свою вертикаль власти и до последнего времени, так или иначе, контролировала общую ситуацию на местах (за исключением западных областей). Кроме того надо учесть, что со времени президентства Леонида Кучмы руководители областных администраций на Украине назначаются президентом, и мы знаем, как эти администрации «обновляются» каждый раз при смене или какой-то трансформации политической власти в республике.

– То есть вероятность раскола на Украине в наших СМИ очень сильно преувеличена?

– Лично я вижу отчетливые предпосылки – экономические, политические и идеологические – для федерализации, или, по крайней мере, регионализации Украины. Но не вижу сейчас реальных политических и социальных сил в стране, которые могли бы не просто возбудить общественное мнение, не просто покричать по этому поводу, а поставили бы перед властью конкретный вопрос о том, что у каждого региона или у каждой группы регионов существуют свои экономические, социальные и политические интересы и даже геополитические предпочтения. И центральная власть, аккумулирующая у себя в бюджете все финансовые средства регионов, должна эти интересы учитывать, если уж официальному Киеву так и не удалось консолидировать страну на общенациональном уровне. Более того, сложилась парадоксальная ситуация, когда аграрный, деиндустриализированный,  дотационный и демографически отнюдь не преобладающий украинский Запад буквально навязал Центру политическую повестку дня. В этом отношении показательно, что на президентских выборах все претенденты изо всех сил боролись именно за поддержку западных регионов. Для Ющенко и Тимошенко это была основная база поддержки. А Януковичу важно было хотя бы отчасти закрепиться в регионе для легитимизации его власти.

Недавно видела по телевизору выступление представителя то ли Донецкой, то ли Днепропетровской области, высказавшего то, что на Украине всем давно и хорошо знакомо, однако на официальном уровне транслируется редко. Он сказал примерно так: жители западных регионов могут месяцами жить на Майдане, поскольку они знают, что государственный бюджет перераспределится в их пользу. Ведь в любом случае у них на малой родине продолжат работать коммунальные, социальные и прочие службы, и всё равно Восток Украины будет оплачивать все те акции, включая евромайдановские, которые проводит украинский Запад.

Русское движение на Украине все эти годы находится в аморфном, разрозненном состоянии. Проблема тут заключается в числе прочего и в том, что во времена «оранжевого Майдана» и влиятельного в масштабах всей Украины «Руха», когда формировалась «Батькивщина» и правые партии одерживали верх, их противники как бы делегировали все права по реализации своих чаяний и устремлений «Партии регионов». И вот теперь все пожинают плоды.

В результате они во многом растворились в интересах партии крупного капитала и растеряли свой потенциал. История с принятием половинчатого закона о языке и потеря перспектив придания русскому языку статуса второго государственного прямое тому свидетельство.  

Лутугинский государственный научно-производственный валковый комбинат, г. Днепропетровск.

Поэтому говорить о разделении Украины, конечно, можно, но при этом надо понимать, что у политических кругов республики нет ни отчётливого проекта такого разделения, ни адекватных законодательных инициатив, ни понимания, как это можно в нынешних условиях сделать. Верховная Рада все последние годы занята совершенно другими делами. Недавно меня пытались убедить в том, что в Крыму сейчас чрезвычайно острая ситуация, что речь там идёт, ни много ни мало, о крымском сепаратизме, что уже даже обсуждается возможность участия Черноморского флота России в отделении Крыма. Но – это скорее провокационная риторика, которая мало имеет отношения к действительности. Однако то, что в Крыму местные политики и эксперты реально обсуждают перспективу укрепления его автономного статуса, действительно имеет место.

Украина по Конституции – унитарное государство, но в его рамках существует единственное автономное образование – автономная республика Крым. Автономия ему досталась очень тяжело, Киев этого не хотел, она усечённая, плохо работающая, непоследовательная по своей реализации и в то же время обеспеченная своей Конституцией. Крымчане, наблюдающие за тем, что творится в Киеве, на западе Украины, каким образом там разворачиваются события, ни при каких условиях не собираются жертвовать своим автономным статусом, а наоборот, хотят так или иначе его укрепить. Как это будет сделано, хватит ли у них потенциала, сил для этого, не помешают ли и тут «регионалы», имеющие некоторое влияние и на Крым – время, что называется, покажет. Но если Киев испугается и не захочет, чтобы вся Украина начала расползаться по швам, то, конечно, ему придётся считаться с интересами Крыма.

Вообще представляется, что в нынешней ситуации основанием и серьезным поводом для регионализации в большей степени могут стать именно экономические факторы и позиция местных управленческих и экономических элит, которые вправе потребовать более справедливого распределения ресурсов.

Мэр Донецка Александр Лукьянченко недавно обнародовал шокирующие данные. Так, Тернопольская область зарабатывает 244 млн. грн., а дотации из госбюджета составляют в два с половиной раза больше  – 630 млн. грн. Ивано-Франковская область зарабатывает 342 млн. грн., а более 776 млн. грн. получает в качестве дотаций, Львовская область тратит почти на полмиллиарда грн. больше своих возможностей. В свою очередь, Донецкая область зарабатывает 4 млрд. 679 млн. грн., а государственные выплаты составляют 1 млрд. 235 млн. грн. При этом, по словам мэра, в размер дотации, которую получает Донецкая область, включаются деньги на угольную промышленность.

– Региональные политические силы Украины могут ли похвастать хоть какой-то самостоятельностью, субъектностью в плане решения своей судьбы?

– На политическом поле Украины сейчас царят уныние и неспособность проводить в жизнь свои партийно-политические программы. Русское движение, как сказано выше, находится в состоянии этакой полуспячки, и не видно политических сил, которые бы отстаивали политические и социальные интересы сограждан на, скажем так, культурно-этнической основе. Коммунистическая партия заняла свою весьма ограниченную нишу, и из неё, скорее всего, не выберется. Её видимый на сегодня предел – оставаться парламентской партией и иметь свою небольшую фракцию. Главной «новостью» политического сезона стало объединение «Свобода». Это – enfant terrible современной украинской политики, новое и по-настоящему тревожное явление. Тревожное, прежде всего, тем, что буквально до самого последнего времени, во всяком случае, до последних парламентских выборов, одной из особенностей Украины было то, что, несмотря на деятельность в западных областях радикальных националистических сил, постепенно приобретавших очевидные профашистские черты, население за них не голосовало. Их генезис ведётся от ОУН-УПА и других националистических организаций, прежде существовавших лишь за границей и появившихся на Украине в начале 1990-х. Раньше они не имели возможности единой, консолидированной силой пройти в украинский парламент, присутствовали в нём лишь качестве отдельных своих представителей. Теперь, как видим, их роль в законодательно-представительной власти республики значительно выросла, и это говорит в первую очередь о том, что украинские националистические силы консолидировались и уже могут довольно монолитно выступать, отстаивая свои позиции.

Социальная поддержка «свободовцев» в различных регионах проявляется по-разному. Скажем, в местных органах власти западных областей они если пока и не доминируют, то имеют очень весомое представительство, а в некоторых местных советах и вовсе делают погоду, диктуют определённую политику.

Украинские националисты прошли маршем по центру Львова. © РИА «Новости» / Александр Мазуркевич.

Ходят разговоры о том, что в восточных и юго-восточных областях следует создавать новые партии, чтобы те отстаивали интересы местного населения, в том числе русского, но пока дальше тех же самых разговоров дело не идёт. «Регионалы» ещё больше уверовали в свои силы и возможности манипулировать электоратом в 2007 году, когда состоялись внеплановые парламентские выборы, которые не имели под собой никакой объективной, правовой основы и были проведены под давлением «оранжевых», в частности Юлии Тимошенко. И те силы, которые поддерживали «регионалов», готовы были оказать серьёзное сопротивление «оранжевым». Но «Партия регионов» сказала: «Нет, не надо. Мы сами идём на выборы и победим на них». Тогда эта партия потеряла немалое количество голосов избирателей, но постепенно она как-то «справилась с ситуацией». Но по сей день мы видим продолжение такой непоследовательной политики, которая к тому же согласуется не столько с национальными, сколько с групповыми, корпоративными интересами. Это проявляется в метании вокруг соглашений с Европейским союзом, и многого другого. Некоторые эксперты видят в этом некую глубокую, хорошо продуманную тактику Виктора Януковича, приведшую к тому, что он якобы обвёл вокруг пальца, обставил и Кремль, и Брюссель. Но лично я полагаю, что ситуация не столь комплиментарна для украинского президента и его «Партии регионов», как её пытаются представить. Она гораздо более сложная и, можно сказать, драматичная.

Но вместе с тем именно сейчас стало ясно, что политическая структура, политическая картина Украины демонстрирует ситуацию кризиса. И получается так, что «регионалы» могут в значительной степени рассчитывать на политическую поддержку со стороны своих избирателей в гораздо меньшей степени, чем в ней нуждаются.

– По каким промышленно-экономическим структурам Украины больнее всего ударит ассоциация с ЕС?

– Ни для кого не секрет, что весь промышленный потенциал Украины в этом случае ляжет под нож европейской интеграции, что Западу абсолютно не нужны ни украинская авиакосмическая промышленность, ни остатки судостроения, ни машиностроение. И никакой самолёт «АН» Западу не нужен. Украина рассматривается главным образом как серый рынок для продвижения европейских товаров (хотя львиная доля этих товаров делается не в Европе, а в третьем мире, в развивающихся странах), как страна-транзитёр, страна-обслуга, страна, которая может предоставлять дешёвые посреднические услуги. Западная Европа вовлекает Украину в свои энергетические программы и проекты, направленные против России. США и блок НАТО заинтересованы в продвижении собственных планов, связанных с Украиной (чтобы быть поближе к границам России), а потому подпитка с Запада русофобских настроений не прекратится.

Самим же украинцам надо бы смотреть не на то, что происходит и как живут люди во Франции и в Германии, но следовало бы присмотреться к Греции, Болгарии, Румынии, в конце концов – Кипру. Чтобы понимать, какие процессы будут развиваться на Украине в случае её вступления в ассоциацию с Евросоюзом.

– Вы в своих недавних интервью давали понять, что премьера Азарова, возможно, заменит на его посту в обозримом будущем первый вице-премьер Арбузов? Чем примечателен этот преемник?

– Многие аналитики говорят о том, что этот молодой политик и чиновник очень близок к семье Януковича. И уже не один месяц дают понять, что Арбузов «воспитывается» как преемник Николая Азарова. Однако говорить о немедленной отставке Азарова ещё, наверное, рановато, поскольку и Николай Янович ещё может пригодиться, в частности для переговоров с Россией. Между Арбузовым и Азаровым в последнее время явно произошло распределение ролей. Один изображает из себя евроинтегратора, а другой – кризисного менеджера, ориентированного на российское направление. Каждый будет выполнять свою вполне определённую функцию для того, чтобы добиваться компромиссов и с той, и с другой стороны.

Возможно, Арбузов разделит ценности и символы, которые на публике как бы разделяет нынешняя администрация Украины, с другой стороны, как воспитанник правящего клана он, вероятно, сможет отстаивать интересы семьи Януковича. Поскольку в тесном сотрудничестве с этой полит-и бизнес-группой он получил свои капиталы, добился успеха, благополучия и был вознесён на самые высокие ступени украинской власти.

– Как отразится на дальнейших украинских событиях фактор Юлии Тимошенко? Кто из украинских оппозиционеров способен сыграть в будущих процессах наиболее ключевую роль?

– Судя по тому, что происходит в Киеве, мы видим, что Запад в Януковиче явно разочарован. Он оказался гораздо менее послушным, нежели Западу этого хотелось бы. Атака Европейского союза на Януковича, связанная с требованием освобождения Тимошенко и включением её в активную фазу политической деятельности, пока не удалась. И сейчас этот вопрос практически не обсуждается.

Конечно, если Юлия Тимошенко будет освобождена и помилована и таким образом получит практически полностью восстановленные права, возможность политически действовать, то это обернётся абсолютным поражением Виктора Януковича. Тогда уже, наверное, ему придётся собирать вещи на вынос из его кабинета. Однако пока Тимошенко остаётся там, где и была. Оппозиционный лагерь не выявил ярких, харизматичных деятелей. Те действуют как этакое многоголовое, коллективное тело, и при этом каждый из них отстаивает свои интересы. Яценюк явно вошел в роль наследника Юлии Тимошенко или «местоблюстителя», по выражению киевского политолога Погребинского. Кличко поддерживает свою линию поведения. Как будто Запад наиболее благосклонно относится к Виталию Кличко. Но самое пикантное в этом то, что Кличко совершенно не проявил себя как политик. Украинские наблюдатели отмечают, что он внятно не высказался ни по одному из принципиальных вопросов, которые волнуют сейчас украинское общество. Этакая помесь националиста в политике и либерала в экономике. Однако отчётливой позиции – этакой генеральной, концептуальной – он, конечно же, не выражает. Высказывается по каким-то частностям, по-боксерски реагирует на удары, которые на него сыплются, но не более того. А может, Запад всё это устраивает – иметь в своём распоряжении политика, которому можно указывать, что и как делать, и благодаря этому продвигать свои интересы.

В общем, хотелось бы сказать, что Украина на распутье. Но приходится говорить другое – в стране нарастают энтропийные, неконтролируемые процессы, с которыми правящий класс едва справляется. Россия с помощью кредита и снижения цены на газ помогла украинскому правительству избежать дефолта. Но как распорядятся отсрочкой правящие элиты, включая парламентскую оппозицию, – это вопрос, на который пока нет очевидного ответа.

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения