beylikduzu escort atakoy escort mersin escort gaziantep escort bahis siteleri istanbul escort

gaziantep escort

kurtkoy escort
istanbul escort Индустрия независимости
 
Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Экономика

Индустрия независимости


01 июля 12:13
 
Леонид Вайсберг
доктор технических наук, профессор, заслуженный строитель России, председатель совета директоров и научный руководитель НПК «Механобр-техника»

После разрушительных для страны 90-х российская экономика напоминает прицепной вагон. И кризис 2008-го это, увы, подтверждает. Локомотив движется – и мы едем. В 2008-м была не наша остановка. Кризис случился в локомотиве, а у нас в вагоне был относительный порядок – сработали подушки безопасности и стабфонд. Но встал локомотив – и мы вместе с ним. Так что одна из ключевых задач на ближайшую перспективу – стать хотя бы «моторным вагоном» с собственным движителем.
Индустрия независимости -

Экономика России должна стать самодостаточной, и хотя при любом следующем кризисе она всё равно почувствует определённый дискомфорт, но дополнительные буферы, связанные прежде всего с возрождением собственного производства, будут эти удары смягчать. Тревоги 2008–2009 годов ещё в памяти, когда речь шла о значительной потере рабочих мест, о жутком падении цен на углеводородное сырьё, которое определяет не только макро-, но и микроклимат, «уровень счастья» в нашей стране. К сожалению. Между тем посмотрите, что происходит сегодня и что, вообще говоря, является, с моей точки зрения, настораживающей тенденцией, хотя все говорят, что кризис позади. Да, он преодолён в том смысле, что казна пополняется и, видимо, из дефицита мы выйдем. Цена на углеводородное сырьё держится в том оптимальном диапазоне, когда она, с одной стороны, насыщает бюджет, а с другой – не давит активность в прочих отраслях экономики.

Леонид Вайсберг

Но чтобы из прицепного вагона пересесть в локомотив или хотя бы потянуть какую-то часть своего состава, нужны структурные изменения. А они требуют глобального инвестирования, которое, к сожалению, заторможено, и если говорить о докризисном уровне – можно найти аналогичную точку (где-то конец 2007-го – начало 2008-го), когда баррель стоил столько же, сколько сегодня. Но тогда к нефтяному доходу добавлялись очень интенсивные инвестиции в собственный капитал. А этот процесс не может быть конечным или достаточным. Чем больше вы «накручиваете» вложений, тем больше создаётся материальных ценностей, тем больше рабочих мест, тем больше пополняются бюджеты, тем выше уровень жизни населения. И тем больше нам нужно вкладывать, чтобы продолжать «раскрутку» экономического маховика.

Другое дело, инвестирование должно быть осмысленным, с пониманием, что деньги гарантированно вернутся, что если люди вкладываются – появляется собственность, технологические линии, которыми они будут реально владеть. Это первая задача. А вторая – все инвестиции должны делаться по чёткому бизнес-плану, обеспечивающему последующую продажу продукта. Здесь мы натыкаемся на узловой момент, о котором постоянно говорим – инновация. Потому что инвестиционный цикл всегда упирается в неё. Ведь конечной точкой нашей экономики является человек. Мы варим сталь, добываем уголь, делаем из него кокс и ещё что-то необыкновенное – зачем? Не ради же того, чтобы работали Магнитка или Ижорский завод. Все эти предприятия крутятся, чтобы в конце производственной цепочки появился продукт, который потребляем мы с вами.

Поэтому смысл инновационного витка – в создании новых осмысленных потребностей у человека. Когда появились информационные технологии – как это двинуло всю цепочку, какая колоссальная ниша для вложения средств образовалась! Потому что проживающие на всех континентах дружно взялись осваивать новые средства связи, информационные потоки, Интернет-пространство – у людей возникла новая потребность.

Правда, наши устремления не обязательно замыкаются на личное: есть, пить, звонить по телефону и обнимать любимую женщину. Они могут быть связаны с обеспечением коллективной безопасности, обороны, на которую, волей-неволей, мы тоже обязаны тратиться. Или же с желанием человека расширить свой мир и представления о нём – например, через полёты в космос. Мы же не можем превращаться в простейших! Мы хотим знать, что за пределами в том числе и нашей галактики. Таким образом формируются осмысленные в обществе потребности. Им должен соответствовать новый инвестиционный виток.

Завтра кто-то придумает, предположим, продлить жизнь до 150 лет. И для этого появятся особые продукты, медицинские инструменты и препараты, специальные биотехнологии. Знаете, как в это начнут вкладывать?

Мы на пороге инвестиционного витка. Мир ждёт рождения новых потребностей. Это потянет всё кольцо экономики. Может, для неё уже не будет нужна сталь. Зато понадобятся особо чистые редкие металлы.

Но я пока не вижу новых потребностей, под которые пошло бы инвестирование. Нет того оживления, которое вызвала информационная волна, обозначившая направление для потока инвестиций. Вот когда человечество найдёт новую нишу для потребностей и туда потекут миллионы – можно будет сказать: пошёл новый, 20–30-летний виток развития и нам нечего опасаться.

Вспомните, с чего начался кризис. Американцы стали раздавать кредиты на жильё всем подряд. Даже людям, которые не в состоянии купить мороженое. А те, естественно, прекратили платить по счетам. И хотя кредиторы путём каких-то, не столько финансовых, сколько алхимических операций это страховали и перезакладывали – всё оказалось воздушным пузырем, который лопнул. И денег на рынке не стало. Но на самом деле это была попытка при старых потребностях уговорить человека, чтобы он на много лет вперёд продал свой труд и потратил будущие зарплаты уже сегодня. То есть экономику стегали, как старую клячу, чтобы всё-таки тащила.

Мир тогда выйдет из кризиса, когда сформируется новая осознанная потребность, за которой пойдут все: профессор, депутат, уборщица…

Россия, как и весь мир, мучительно ищет это ноу-хау. Но у нашего государства задача двойная. Многие страны уже пережили индустриальную фазу развития. Они вытеснили производство на периферию, в третий мир, оставили себе только услуги: банковское дело, перевозки, туризм.

 

У России нет такого шанса – отказаться от промышленности. Если весь мир ищет новую экономику, будучи готовым забыть о старой – нашей стране нужно параллельно модернизировать имеющуюся. Иначе ничего у нас не выйдет, потому что сегодня, хотим того или нет, мы реально живём ресурсами. А сырьевая экономика требует развитой индустрии. Ведь мало того, что мы существуем за счёт полезных ископаемых, 80% этого богатства добывается на иностранной технике, что крайне опасно для суверенитета. А если нам её перестанут продавать? Лопатами копать? Мы же качаем нефть импортными насосами. Ковыряемся на норильских рудниках зарубежными горными комбайнами. Задача молниеносно вернуть себе индустриальную независимость – важнейшая для государства. Когда-то же были у нас и свои комбайны, и насосы, и другая техника. То, что имеем сейчас – результат необдуманной политики 90-х, когда мы уничтожили отечественную индустрию. Она была! И худо-бедно, с разной конкурентоспособностью, но потребности страны обеспечивала. Я хорошо знаю, например, «Уралмаш» – мы с ним работаем в ежедневном режиме. С моей точки зрения, пока он находился в руках определённой олигархической группы, к счастью, ныне не существующей, – его громили, резали, продавали по кускам. К счастью, в наши годы его взялись спасать «Газпром» и «Газпромбанк». И сейчас предприятие возрождается, имеет стабильные заказы, более того, у него есть поддержка со стороны бюджета на науку, развитие, инновационные проекты. Это надо делать по всей стране.

И вторая задача: создание инновационной экономики на базе новых потребностей человечества. Но такое направление должно развиваться параллельно, потому что колосс не вырастет на глиняных ногах. Нам надо восстановить нормальные ноги. Пока не заработает в полной мере отечественное машиностроение, начиная с тяжёлого, мы не сделаем рывка и в высоких технологиях.

У нас есть федеральные целевые программы. Важно посмотреть, какие из них динамично работают и дают отдачу. А если нет – то почему? Инвестиционный процесс должен идти в двух направлениях: через создание новой инновационной экономики и через вложения в базовые отрасли. Всё это упирается в проблему эффективного собственника. А кто его должен воспитывать? Рынок. Когда вы в жёсткой конкуренции, надо понимать, что если строить виллы на Лазурном берегу, ваше предприятие выскользнет из рук, обанкротится, потому что его обойдут конкуренты. И то, что точки роста в стране обозначились, многие собственники перешли к инвестированию в новые технологии, конкурентоспособную продукцию, переподготовку кадров, даёт надежду на возрождение промышленности.

Меня избрали директором «Механобра» в 1991 году, когда не было ясно, что станет со страной, с наукой, с промышленностью. Мы пережили все гримасы и кризисы. Не только удержались в рыночных условиях жёсткой конкуренции – а наши разработки как раз обеспечивают все добывающие и перерабатывающие отрасли, – но сейчас экспортируем свои машины и технологические линии в 30 стран, не считая СНГ, в том числе в США. И китайцы работают по нашим технологиям. Хотя лиха хлебнуть пришлось. Но вместо того чтобы ходить и кричать, что у нас неправильные налоги, что-то не так, – я говорил коллегам: «Мы вынуждены и будем работать по тем правилам, которые есть. Бегать, размахивать руками бесполезно. Лучше эту энергию потратить здесь, чтобы добиваться результата в существующих условиях. Ходите на работу и занимайтесь своим делом. Если оно вам нравится – у вас всё получится. А если не нравится – смените на то, которое нравится».

Производящая Россия Западу не нужна, нужна потребляющая! Ведущие мировые экономики хотели бы просто «сливать» в нашу страну то, что они производят. Но так же не может продолжаться бесконечно! И Россия на посткризисном витке должна расправить плечи, прежде всего – за счёт наукоёмких «интеллектуальных» производств, но в том числе и базовых.

Однако возрождение и развитие национальной экономики в правильном направлении должно идти в том числе через воспитание и образование. И здесь, к сожалению, мы многое упустили, потому что большую часть 90-х происходил разгром наиболее уязвимых национальных институтов, к которым относится и образование. Это процесс мучительно сложный – восстановить научные школы блестящих профессоров, что учили нас с вами и которых мы вспоминаем с благодарностью. Нам нужно целенаправленно селекционировать и воссоздавать национальный интеллект, полноценное школьное и профессиональное образование.

Сейчас часто слышишь, что «мы на распутье». Это значит – приехали, остановились, слезли с велосипеда, стоим и думаем? Куда дальше? Не надо тратить время! Важно двигаться, крутить педали!

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения