Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
История

Правая история: Проиграла ли Россия Первую мировую войну? Часть I


28 июля 11:14
 
Ярослав Бутаков
кандидат исторических наук

28 июля 1914 года началась Первая мировая война. Если бы исход этой войны решался только на полях сражений, Россию ждала бы победа.
Правая история: Проиграла ли Россия Первую мировую войну? Часть I - Русская пехота готовится к атаке
Русская пехота готовится к атаке

Сегодня мы предлагаем анализ событий того времени, который заставляет по-новому взглянуть на участие России в «империалистической», как долго принято было её  у нас называть, войне.

Давно стало расхожим штампом утверждение о том, что царская Россия неудачно вела Первую мировую войну. Со школьной скамьи мы знаем о «неготовности России к большой современной войне», о «бездарности царских генералов» и т. п. Потому, дескать, в России и разразилась революция. Но так ли всё просто?

Мы знаем войну, которая для нашей страны складывалась гораздо тяжелее Первой мировой и обернулась для неё значительно более высокими потерями. Это Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Вооружённые силы СССР потеряли в ней убитыми и пленными 11,4 млн человек[1], тогда как наши противники (включая сателлитов гитлеровской Германии) – 8,6 млн[2]. Соотношение безвозвратных боевых потерь армий сторон, таким образом, составило 1,3:1 не в нашу пользу. Однако, как видим, при таком неблагоприятном соотношении потерь война, тем не менее, была выиграна нашей страной.

 

Если сравнить только по числу убитых в бою (и умерших от ран в госпиталях), вычтя количество пленных, то в 1941–1945 гг. погибло 7 млн бойцов Красной Армии[3], тогда как наших противников – только 4,8 млн[4]. Следовательно, непосредственно на поле брани наших солдат гибло в среднем в полтора раза больше, чем врагов – соотношение ещё менее благоприятное. Но практика показала, что и при таком соотношении потерь Россия может одержать победу в войне.

Какие же цифры на этот счёт мы имеем по Первой мировой войне? Здесь у исследователей есть расхождения, но возьмём наиболее известные и авторитетные подсчёты.

Число погибших в Русской армии за 1914–1917 гг. составляет 2,1 млн[5], число попавших в плен за эти годы – 2,4 млн[6]. Войска Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии в боевых действиях против России потеряли убитыми 1,4 млн[7], пленными – минимум 2,2 млн[8]. Удельный вес этих потерь по странам, воевавшим с Россией, был неодинаков. Наибольшие потери несла Австро-Венгрия. В боях против Русской армии погибло не менее 800 тысяч и в русский плен попало 1,85 млн военнослужащих двуединой монархии Габсбургов. Аналогичные потери Германии составили, соответственно, 400 тысяч и 250 тысяч[9].

Итак, общее соотношение потерь сторон на Восточном фронте Первой мировой войны – 1,25:1 (больше у нас). Как видим, эта пропорция почти равна той, что имела место в Великую Отечественную войну (небольшое отличие отнесём на счёт статистической погрешности), закончившуюся нашей победой. Ровно таким же, как в 1941–1945 гг., было и соотношение убитых – 1,5:1 (не в нашу пользу). Простое сопоставление показывает: при наличии такого же морально-политического единства в тылу, какое было у нас в 1941–1945 гг., Первая мировая война должна была завершиться победой России.

Конечно, было бы преувеличением считать, что в 1914–1917 гг. Россия нанесла поражение Германии, от которого та потом не смогла оправиться. Львиную долю своих потерь кайзеровская армия несла на Западном фронте (ещё 1,6 млн убитых, в том числе 1,1 млн до конца 1917 г., и 750 тысяч пленных)[10]. В то же время Австро-Венгрия понесла больше 60% потерь убитыми и почти 75% всех своих потерь именно в боевых действиях против России[11]. Было бы правильно сказать, что сила Австро-Венгрии была сокрушена главным образом Россией.

В коалиционной войне, какой была Первая мировая, Россия справлялась с противником, доставшимся ей на долю. Это особенно заметно становится при сравнении потерь сторон на Востоке и на Западе Европы.

Армии Франции, стран Британской империи, Бельгии и США в 1914–1918 гг. потеряли на Западноевропейском фронте 2,3 млн человек погибшими, а вместе с пленными – 2,9 млн[12]. Таким образом, союзники понесли общих потерь в 1,25 раза, а потерь только убитыми – в 1,4 раза больше, чем немцы. Как видим, соотношение потерь примерно такое же, как на Восточном фронте, и опять-таки меньше у немцев.

Выходит, что противники Антанты (Германия на Западе, Австро-Венгрия, Германия и Турция на Востоке) теряли живой силы меньше, причём в одинаковых пропорциях на обоих главных театрах военных действий. Это означает, прежде всего, что Русская армия воевала против своих врагов не менее успешно, чем армии её западных союзников – против своих врагов. Между тем, западные державы довели войну до победы, тогда как Россия – увы, нет.

Отметим, что кайзеровская армия ни разу не была разгромлена на Западном фронте в ходе стратегической наступательной операции армий Антанты. Компьенское перемирие было подписано германским командованием тогда, когда немецкие войска повсеместно находились ещё на чужой территории. И вообще, единственный эпизод в ходе войны, когда солдат противника вступил на германскую землю, имел место в 1914 году в Восточной Пруссии – и это был именно русский солдат!

 

Вот один из образцов полководчества союзников в 1915 г.: «У Нев-Шапель командующий английской 1-й армией ген. Хейг двинул 48 батальонов Индийского корпуса для прорыва расположения 3 германских батальонов. Пропорция обеих сторон определялась как 16:1; подготовка атаки англичанами была солидная: действовало 343 орудия, сзади была сосредоточена масса английской конницы для использования прорыва. Однако прорыв ограничился лишь овладением англичанами деревни Нев-Шапель с потерей 12 тыс. человек»[13]. 12 тысяч – это значит, полегла почти целая дивизия. В бою всего против трёх батальонов, то есть одного полка немцев! Так воевали (не всегда, конечно) британцы.

Перед началом успешного для нас Брусиловского прорыва летом 1916 г. соотношение живой силы в полосе Юго-Западного фронта было всего в 1,3 раза больше у русских войск, чем у противника, а по количеству артиллерии стороны были равны (при этом австрийцы и немцы имели трёхкратный перевес в тяжёлой артиллерии). Соотношение различалось в полосах разных армий. Так, в полосе 11-й армии противник имел в 1,4 раза больше бойцов и в 1,2 раза больше артиллерии, чем русские войска[14]. Брусиловский прорыв, как известно, стал самым крупным успехом Антанты за период 1915–1917 гг. на всех фронтах. Правда, именно 11-я русская армия наступала тяжелее всего, но всё же и она продвинулась на своём фронте.

О чём всё это говорит? О том, что Русская армия в Первой мировой войне сражалась (имея в виду как мастерство и героизм солдат и офицеров на поле боя, так и полководческое искусство высшего командования) явно ничуть не хуже своих союзников по Антанте и будущей Красной Армии в Великую Отечественную войну. Только, в отличие от них, не завершила войну своей победой.

Не видно оснований ставить русский командующий состав ниже его противника – кайзеровского генералитета. В действиях последнего имели место и несогласованность, и грубые ошибки. Победа под Танненбергом явилась следствием в первую очередь просчётов русского командования, а не выполнения немцами чёткого плана. «Сами по себе «Канны» явились последним, случайным и при этом не главным этапом армейской операции 8-й германской армии»[15].

 

Следствием недооценки сил русских явилось наступление немецких войск на Варшаву осенью 1914 года, закончившееся разгромом 9-й армии хвалёного Гинденбурга и её бегством к границе. Авантюрой была и Лодзинская операция немцев под командованием не менее прославленного Макензена, не превратившаяся в катастрофу по образцу «Канн» для немцев только благодаря случаю. Что касается стратегического руководства кайзеровской армией в Первой мировой войне в целом, то битва с французами на Марне в 1914 году даёт яркий пример его рассогласованности, явившейся главной причиной проигрыша этого сражения немцами. «Германское командование оказалось в состоянии паралича»[16].

Всё познаётся в сравнении. Боевая эффективность русских войск по сравнению с войсками противника была не ниже, чем у английских и французских войск в ту же войну, и не ниже, чем у советских войск в Великую Отечественную. Этот доказанный цифрами факт заставляет отбросить как несостоятельное утверждение о неготовности Русской императорской армии к Первой мировой войне по части военного профессионализма.

Почему же ход Первой мировой войны воспринимался в российском обществе как неудачный, а о царских генералах сложился негативный миф как о военных бездарностях – об этом в следующей части.

Окончание следует.



[1] Всероссийская Книга Памяти, 1941–1945. Обзорный том. М., 1995. С. 411.

[2] Великая Отечественная война 1941–1945. Кн.4. Народ и война. М., 1999. С. 292.

[3] Там же. С. 286; Гриф секретности снят! Потери Вооружённых сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Стат. исследование. М., 1993. С. 338.

[4] Гриф секретности снят! С. 391.

[5] Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооружённых сил. Статистическое исследование. М., 2001. С. 100.

[6] Н. Н. Головин. Военные усилия России в Мировую войну. М., 2001. С. 137.

[7] Б. Ц. Урланис. Войны и народонаселение Европы. М., 1960. Ч. III. Гл. 2.

[8] А. А. Керсновский. История Русской армии. М., 1998. С. 666.

[9] Я. А. Бутаков. Загадка Брестского мира. М.: «Алгоритм», 2011. С. 521–525.

[10] Там же.

[11] Там же.

[12] Там же. С. 382–383; Б. Ц. Урланис. Указ. соч. Ч. III. Гл. 2.

[13] А. М. Зайончковский. Первая мировая война. СПб., 2000. С. 367.

[14] Там же. С. 542–544; Н. Н. Яковлев. 1 августа 1914. М., 1993. С. 196.

[15] А. М. Зайончковский. Указ. соч. С. 186.

[16] Там же. С. 233.

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения