seo best epoksi epoksi düğün organizasyon firmaları nice türkiye bft türkiye temizlik şirketleri temizlik şirketi özyapı dekorasyon

beylikduzu escort atakoy escort mersin escort gaziantep escort bahis siteleri istanbul escort

gaziantep escort

kurtkoy escort
istanbul escort

çeviri inönü üniversitesi taban puanları 2019 malatya oto kiralama malatya web tasarım parça eşya taşıma şehirlerarası parça eşya taşıma parça eşya taşıma fiyatları büyü aşk büyüsü ayırma büyüsü büyü aşk büyüsü bağlama büyüsü paykasa paykasa fiyatları paykasa bozdurma metal galvanizli sac paslanmaz sac shell download wso shell webadmin shell şehirler arası nakliyat şehirler arası evden eve nakliyat

escort erzurum escort erzurum diyarbakir escort escort diyarbakir escort diyarbakir tunceli escort porno izle porno izle porno izle porno izle porno izle

С мечтой о новом СССР
 
Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Политика

С мечтой о новом СССР


29 августа 09:20
 
Валерий Коровин
директор Центра геополитических экспертиз

Недавние опросы показали: число россиян, желающих жить во вновь образованном СССР, возросло до 20% против 16% в 2010 году. При этом противников вхождения России в какие-либо союзы государств становится всё меньше, сообщает Всероссийский центр изучения общественного мнения. Желающих объединения с Украиной, Белоруссией и Казахстаном – 17%, с Европой – 13%. Хотят жить в СНГ всё больше – 10% против 6% в прошлом году. Эти цифры говорят о некоторых тенденциях, которые следует рассмотреть подробнее.
С мечтой о новом СССР - © РИА «Новости».
© РИА «Новости».

Время больших блоков

Начнём с начала: число россиян, которые хотят жить в СССР, возросло, хотя в странах, некогда республиках в составе СССР, количество желающих объединиться стало меньше. Однако у этих двух взаимоисключающих тенденций есть объяснение.

С одной стороны, всё яснее становится, что независимые национальные государства в той модели, которая сложилась в версальской системе координат, то есть в рамках национального государства, – имеют всё меньше возможностей сохранить свой суверенитет.

США стали безраздельно доминирующей гипердержавой, и каждое национальное государство понимает, что оно неспособно устоять перед такой субъектностью.

Американцы не скрывают своих планов по установлению собственной, единоличной гегемонии над остальным миром. Эти планы опубликованы в сотнях открытых источников.

Подобные декларации о намерениях заявляют публично действующие политики – люди, входящие в американскую элиту, неоконы, которые формируют внешнеполитический дискурс США последние лет десять; американские политологи. А. Негри и М. Хардт написали книгу «Империя», где показали модель создания империи США за счёт всех остальных.

© РИА «Новости».

Это то, что кричит отовсюду. Американцы – искренние, они действительно свободно себя чувствуют в современном мире как единственная доминирующая сила, и поэтому они совершенно открыто об этом говорят.

В этих условиях ограниченный суверенитет имеют только те государства, которые входят в блоки – либо экономические, либо военно-политические, либо иные стратегические объединения. Россия, как обломок Советского Союза, также встала перед этой проблематикой.

Давление со стороны Запада, и со стороны США в частности, колоссально, а возможностей отстаивать свои суверенные права всё меньше. Это чувствуется даже на уровне населения.

Отсюда и возникает естественное желание увеличить масштабы, усилить военно-стратегическое присутствие в мире, а это, как следует из геополитики, возможно только в рамках больших блоков. Как следствие – стремление вновь вернуться к формату большого имперского проекта, коим и был СССР.

С другой стороны, что касается иных стран, входивших ранее в СССР, то здесь как раз складывается ситуация остывания желания вернуться обратно в единый стратегический союз.

И связано это с тем, что Россия все эти годы не выражала обратной реакции по отношению к устремлениям бывших союзных республик вернуться в состав реинтегрированного большого пространства.

К этому огромные усилия приложил президент Казахстана Н. Назарбаев. В этом направлении осуществлял шаги президент Белоруссии А. Лукашенко, пытаясь вернуться к теме восстановления большого стратегического пространства без идеологического марксистского присутствия.

Сегодня практически все понимают, что будущее за союзами – стратегическими, геополитическими, экономическими.

Современные форматы интеграции

Несмотря на стремления некоторых партнёров по СНГ вернуться к новым форматам интеграции, следует помнить и о том, что тот же Александр Лукашенко не раз прямым текстом заявлял, что он никогда, никоим образом не подразумевает слияния с Россией в рамках единого государства.

Максимально возможным сближением для него является союзное Российско-Белорусское государство.

Понять его можно, как и лидеров других постсоветских стран. Раз вкусив суверенитета, личной власти, никакая элита от него уже добровольно не откажется.

Но речь сегодня и не идёт о поглощении Беларуси, Казахстана или других государств СНГ Россией, о вхождении их своими областями в состав Российской Федерации. Речь, безусловно, идёт о современном формате интеграции, наподобие Европейского союза.

Вопрос объединения рассматривается исключительно в рамках стратегического единства и общих стратегических представлений о развитии, как политическом, так и экономическом.

Белоруссия, оставаясь суверенным государством, вполне может двигаться в фарватере общей геополитической евразийской, континентальной линии, не лишаясь независимости и возможностей суверенно устанавливать внутренние культурные и социальные модели развития своего государства. То же касается Казахстана и других стран СНГ, участвующих в интеграционных инициативах вместе с Россией.

Прямое поглощение, вхождение одного государства в состав другого – это уже устаревший формат. Сейчас мы говорим о стратегическом блокировании.

Европейский союз – идеальный пример создания таких блоков: самостоятельные, суверенные государства Европы объединились в рамках единых стратегических интересов, в первую очередь экономических, но и военно-политических как следствие. Подобные интеграционные объединения на сегодня – перед угрозой американского давления – единственный шанс отстоять свой суверенитет, сохраниться и развиваться.

Концептуальная привлекательность России: проблема остаётся

За последние годы больше стало тех, кто выступает за союз с Украиной. Их число возросло до 33% с 25% в 2009 году, то же с Казахстаном, Узбекистаном.

Однако противников вхождения в какие-либо союзы с Россией в соседних государствах меньше не становится. Всё чаще звучит мнение о том, что новые независимые государства стремятся блокироваться с сильными и перспективными, что, мол, «Россия со своей Чечнёй, нищетой и гастарбайтерами к таким странам не относится».

«Нищета и гастарбайтеры» – здесь это скорее вопрос манипулирования общественным сознанием. А проблемы с Чечнёй – это навязанный нам извне технологический проект, призванный работать на дефрагментацию большого пространства.

Что же касается непривлекательности, это действительно так. За двадцать лет Россия так и не предложила глобального, концептуального идеологического проекта, т. к. сама находится в идеологической растерянности.

В то же время глобальный Запад, и в первую очередь США, чётко знает, чего хочет, представляет стратегию достижения этих целей и всем остальным странам мира предлагает к этой стратегии присоединиться. Тут есть ясная картина.

То есть, главная наша проблема в том, что мы сами здесь не определились, куда и зачем… Или мы движемся вместе с Западом на Запад, или смотрим на Восток, или мы движемся самостоятельным путём. К такому нельзя присоединяться, опасно – такое ощущение остаётся.

Интеграция и проблема элит

Сегодня единственный сильный, реально суверенный субъект, гипердержава – США со своим проектом перекройки мира.

© РИА «Новости».

Америка строит американскую империю, она даёт ответы на все вопросы. Это стройная мировоззренческая картина, ясная и понятная: права человека, экономическое благосостояние, личные свободы, индивидуализм, превосходство личного над общим – всё это некая система, полностью закрывающая весь сегмент запросов общества.

Эта полноценная картина завершённостью и привлекает. Люди тянутся туда, где ясно, чётко и всё разложено по полочкам.

Россия же должна сначала сама определиться. Американской модели мира в чём-то она следует, говоря: да, мы тоже за инновации, за технологическое развитие, за права человека. Но в то же время она говорит: нет, мы за суверенитет, за права народов, за традиции.

У российских элит серьёзные мировоззренческие проблемы. Мы хотим восстановить то, что было, но с исключением марксистской идеологии в качестве точки сборки не нашли ничего, что можно было бы предложить взамен, в качестве идеологической основы создания новых союзов.

Поэтому одна из задач российских политических элит – показать не только привлекательность таких союзов, но и их идеологическую содержательность.

С другой стороны, наши оппоненты населению России ситуацию разъясняют так, что если Россия интегрируется с кем-то, то она возьмёт на свой баланс каких-то нахлебников, которых надо кормить, которых надо всем обеспечивать. Самим же «нахлебникам» разъясняется, что Россия опять хочет их поработить, загнать в «тюрьму народов».

В этом ключе разъяснительную работу наши геополитические оппоненты ведут довольно активно, поэтому общество, как наше, так и в странах СНГ, находится под воздействием некоего информационного дезинтеграционного мема, который активно навязывается через блогосферу и СМИ.

Здесь есть какой-то небольшой технологический просчёт со стороны российских элит, которые на самом деле сами не очень хорошо представляют, зачем им нужна интеграция. В этом вопросе зачастую преобладает не стратегическое мышление, а местечковое, локальное.

Часто экономические мотивации конкретных чиновников для них более приоритетны, нежели их стратегическое представление об интересах российского государства.

В 90-х мы были под внешним управлением строго атлантистских элит. В период Ельцина нами управляли люди, открыто говорившие: «Мы – атлантисты, мы представляем американскую модель развития, единственно верную», – и под диктовку западных, в первую очередь американских советников, они реализовывали внутреннюю и внешнюю политику России.

Сейчас таких откровенных атлантистов в российских элитах всё меньше, но их число всё ещё довольно значительно.

Нужно обновлять элиту, переосмыслять её концептуальное содержание, наполнять новыми, стратегически мыслящими кадрами.

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения