seo best epoksi epoksi düğün organizasyon firmaları nice türkiye bft türkiye temizlik şirketleri temizlik şirketi özyapı dekorasyon

beylikduzu escort atakoy escort mersin escort gaziantep escort bahis siteleri istanbul escort

gaziantep escort

kurtkoy escort
istanbul escort

çeviri inönü üniversitesi taban puanları 2019 malatya oto kiralama malatya web tasarım parça eşya taşıma şehirlerarası parça eşya taşıma parça eşya taşıma fiyatları büyü aşk büyüsü ayırma büyüsü büyü aşk büyüsü bağlama büyüsü paykasa paykasa fiyatları paykasa bozdurma metal galvanizli sac paslanmaz sac shell download wso shell webadmin shell şehirler arası nakliyat şehirler arası evden eve nakliyat medyum olcay medyum

escort erzurum escort erzurum diyarbakir escort escort diyarbakir escort diyarbakir tunceli escort porno izle porno izle porno izle porno izle porno izle

Политолог Виталий Третьяков: «Россия может сохраниться только при максимальном суверенитете». Часть I
 
Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Политика

Политолог Виталий Третьяков: «Россия может сохраниться только при максимальном суверенитете». Часть I


30 августа 09:35
 
Олег Фёдоров

Декан Высшей школы телевидения МГУ, главный редактор журнала «Политический класс», известный публицист и политолог Виталий Третьяков оценивает риски современной России, роль Путина в новейшей истории страны, объясняет причины своих политических предпочтений.
Политолог Виталий Третьяков: «Россия может сохраниться только при максимальном суверенитете». Часть I - ИТАР-ТАСС.
ИТАР-ТАСС.

– Виталий Товиевич, против России продолжает вестись информационная война. Каковы на современном этапе её методы и практика?

– Приёмы информационной войны известны: взять часть правды и выдать за полную правду или обернуть её в определённую оболочку, остальную часть оболочки заполнить ложью в расчёте на то, что клюнут на правду, но вместе с ней проглотят и ложь. Всё это приёмы, отработанные неоднократно.

Я такой пример хотел бы привести. Он, возможно, имеет косвенное отношение к нашей теме, но прямое к использованию информационного оружия. Вот эта норвежская история со взрывом в Осло, ужасной бойней на острове, учинённой идейным или физиологическим маньяком Брейвиком. Вот сейчас в Интернете – во всяком случае, в русскоязычном Интернете – активно цитируются его высказывания. И часто в качестве первой строчки рекламируемых новостей там вижу: «Брейвик поддерживает Путина», «любит Путина» и так далее, вплоть до того, что он идейный ученик и последователь Путина.

И дальше в комментариях скрытыми или открытыми противниками Путина к этим вырванным из контекста отдельным высказываниям маньяка, ещё неизвестно, подлинным или нет, подвёрстываются уж совсем нелепые, абсурдные выводы и заключения. То есть Путин всеми правдами и неправдами ментально притягивается к громкому преступлению.

Видит Бог, для этого требуется либо какая-то больная извращённая фантазия, либо это делается специально, с совершенно определёнными конкретными целями, чтобы любыми способами, всеми доступными и недоступными средствами опорочить, облить грязью Путина. Но если специально, значит, по заданию. Правильно? Вопрос только в том, какое это задание – внутреннее или внешнее.

Но ясно одно: раз Путин – враг, значит, его нужно ругать. Пришивать и притягивать к любому событию кровавому, где только есть возможность. Вот раз Брейвик упомянул Путина, будем это раскручивать в качестве центральной темы, будем усиленно насаждать в общественное сознание мнение, что этот маньяк и убийца – якобы его сторонник.

А то, что сам Путин просто не имеет никакого отношения к тому, что его там кто-то цитирует или ссылается на его высказывания, абсолютно никого не интересует. Главное – замазать, оболгать, приписать кровь, насилие. И ради этого используют любые методы – даже самые подлые и грязные.

Вот типичный пример, приём из арсенала той самой холодной войны. Но тогда она помимо информационной включала в себя ещё элементы горячей войны. Сейчас этого, к счастью, нет.

– Помимо дискредитации страны, первых лиц государства информационная война, наверное, преследует и другие цели?

– Несомненно. С момента ввода войск США, объединённой коалиции в Афганистан после 2001 года в западных СМИ, но особенно в американских, всё больше и больше высказывается сомнений по проблемам того, насколько эффективна эта война, насколько она нужна.

Но главный вопрос всё-таки заключается в другом, и он остаётся в повестке дня: действия США и всех остальных участвующих в операции стран в Афганистане – это благо или нет? По этому поводу российскими экспертами, не всеми, конечно, потому что у нас есть вполне коллаборационистски настроенные эксперты, и западными экспертами на разных конференциях постоянно ведутся споры.

Происходит это далеко не случайно и не из праздного любопытства. В частности, ещё и потому, что Россию пытаются втянуть в эту оккупацию. Понятное дело, что прежде нужно уговорить президента, премьер-министра – этим занимаются одни люди. А другие занимаются тем, что российских экспертов уговаривают, что это бы нужно сделать, что это в интересах вашей страны и так далее.

Я, естественно, тоже в подобных дискуссиях участвую. Какова моя позиция? Поскольку долго вести спор на эту тему бессмысленно – всё равно у каждого своя точка зрения, – то я говорю: давайте всё-таки договоримся об одной бухгалтерии, а не о двух.

Я готов как эксперт рассматривать аргументы в пользу участия России в оккупации Афганистана, но только после того как вы признаете, что раз ваша оккупация Афганистана сегодня не преступна, а во благо мира и афганского народа, то тогда и советские действия там тоже были во благо мира и афганского народа.

Но до сих пор, даже после того, как западная коалиция перебила там больше мирных жителей, чем все советские войска вместе взятые, и сделала для развития Афганистана, для модернизации этой страны в тысячу раз меньше, чем сделал Советский Союз, тем не менее действия советских войск продолжают называть на Западе преступными, а свои – благородными. Почему? Вот как только вы согласитесь признать, что раз наши действия в этой стране были преступные, то и ваши преступные, или раз ваши благородные, то и наши тоже благородные, т. е. либо-либо, – вот тогда я готов перейти к следующему вопросу и обсуждать с вами, как и на каких условиях может Россия поддерживать и участвовать в военных действиях вместе с западной коалицией. Но пока вы этого не сказали, обсуждать нечего, потому что вы нам предлагаете признать ваши двойные стандарты и играть по вашим правилам. Вы выступаете как шулеры. А мы что, должны вам верить? Нет, всё равно продолжают настаивать – наши действия хороши, ваши – отвратительны.

– В последнее время тема возможного распада России муссируется в прессе столь интенсивно, что бесконечное её обсуждение тоже напоминает информационную войну, тщательно спланированную и организованную.

– Что касается возможности распада России, тут я не столь категоричен. Почему? Потому что тут тоже есть нюансы. Нужно этот вопрос разделить на две части. Увы, к сожалению, постоянное муссирование этой темы и в нашей печати, и в западной некоторыми экспертами, журналистами, даже политиками, несомненно, является элементом информационной войны против России.

Это первое. Второе – необходимо, однако, признать, что вопрос поднимают и те, кто искренне озабочен действительно существующими проблемами и угрозами, которые могут привести Россию к распаду. Понятно, последние действуют из благородных побуждений и стремятся привлечь внимание общественности к вопросам целостности нашей страны и угрозе её распада, потому что искренне считают, что власти не решают эти проблемы.

– Как отличить искреннюю озабоченность относительно будущего страны от стремления под видом проявления заботы и жалости окончательно её добить?

– Увы, я тоже считаю, что возможность и вариант распада, развала государства остаются. Это мои искренние сожаления. А потому каждую публикацию в данном случае нужно рассматривать отдельно. Для определения её идеологической мотивации помогают в том числе и отдельные чисто формальные признаки. Есть издания, которые занимали антироссийскую позицию постоянно, что в советское время, что в досоветское, что в послесоветское.

Помимо изданий, есть ещё и авторы, которые тоже с завидным постоянством придерживаются исключительно антироссийских позиций. И любой текст в таком издании или за подписью такого идеологически ангажированного автора практически означает элемент той самой информационной войны.

Но есть и другие авторы, другие издания, где присутствует искренняя озабоченность сохранением целостности России, потому что вообще-то умные и объективные люди даже на Западе не могут не понимать, какой катастрофой для всей европейской цивилизации был бы распад нашей страны. Вопрос о гибели европейской цивилизации – в её западноевропейской части – сейчас стоит очень остро и в каком-то смысле не менее остро, чем возможный распад России. И весь эксцесс ужасный с Брейвиком – это тоже всё подтверждение этой тревожной тенденции.

И сейчас можно ставить этот вопрос – а я сейчас его в своих выступлениях и в своих текстах ставлю, – что быстрее произойдёт, самоуничтожение европейской цивилизации в западноевропейской её части в пределах Европейского союза или распад России? И почему мы не помогаем друг другу, чтобы ни того, ни другого не случилось? И только соединившись, Европа может максимально гарантированно избежать этого негативного развития событий. Воссоединением Европы я называю объединение Востока и Запада Европы.

Но если распадётся Россия, то западноевропейской цивилизации конец наступит очень скоро. Я не знаю точно, через какой промежуток времени это произойдёт. Однако с уверенностью можно сказать, что счёт будет идти от нескольких месяцев до нескольких лет. Но это будет не сто лет, не пятьдесят и даже не двадцать, я думаю. Все произойдёт в период от пяти месяцев до пяти лет.

Европейская цивилизация едина при всей борьбе внутри неё. Вековой. С Россией великие западные державы практически всегда конкурировали. В том числе не давали устанавливать союз с Россией тем, кто этого хотел. Больше всего боялись союза Берлина и Москвы. И более всего этого боялись Лондон и Париж, как известно. И в нынешнее время тоже продолжают бояться. Внутри европейской цивилизации всегда была конкуренция. Европейские страны даже мировые войны вели между собой. Но сейчас вопрос стоит о выживании европейской цивилизации. Это надо признать. А потому вот эту всю дурь, которая была тогда и остаётся сейчас, нужно прекратить.

Что такое распад России? Русская власть полностью теряет контроль, распадаясь на много частей, над всем этим гигантским евразийским пространством. Но раз она теряет контроль, кто-то его приобретает. Кто его приобретает? Американцы? Но что они могут? Они могут оккупировать такую территорию? Они уже всех кого можно и нельзя оккупировали и не знают, что теперь дальше делать. Западноевропейцы, что ли? Но это даже смешно говорить. Военная хватка западноевропейцев уже проявила себя. В частности, в Афганистане. Сидят там и друг друга охраняют. Даже смешно обсуждать.

В любом случае контроль над этой территорией получат не европейцы и не американцы. Что это означает? Что Западной Европе как христианской цивилизации, как европейской цивилизации – конец. Абсолютный конец. Гарантированный конец. Вопрос только в том, повторяю, когда это произойдёт, через пять месяцев или через пять лет? Но даже не через шесть. Вот о чём должны задуматься люди, которые выступают с прогнозами о неминуемом распаде России. Тут надо чётко понимать и отделять зёрна от плевел. Одно дело, если такие высказывания – констатация объективно опасной тенденции, и совсем другое – если в ход идут некие инструкции и какие-то выводы, предписывающие, что нужно делать для скорейшего распада нашей страны.

Европа может выжить только объединившись. Гарантированно выжить. А выживет ли она по частям – большой вопрос. Если падёт Россия, Западная Европа не выживет. Это моё убеждение. А вот если падет Западная Европа, у России остаются шансы выжить. Между прочим, и за счёт того, что когда падёт Западная Европа, то белые европейцы побегут в Россию. Часть побежит в Америку, а часть – в Россию. И вот здесь сохранится в обрезанном виде европейская цивилизация. Получается, что Западная Европа заинтересована в сохранении России даже больше, чем Россия в сохранении Европы.

– В качестве причин возможного распада России называют следующие: сырьевая экономика, повальная коррупция, бюрократизация, безучастное общество. Насколько, по-Вашему, подобные заключения обоснованы?

– Некоторые, рассуждая о возможном распаде, упоминая все названные позиции, подводят к единственному выводу, что нужно «товарища Путина снять» и тогда распада не случится.

Путин при этом – самый удачный, самый успешный президент страны начиная с Михаила Горбачёва. И это факт. При всех ошибках Путина – он самый успешный президент страны начиная с 1985 года.

Путин, нравится он кому-нибудь или не нравится – но мне он нравится именно по этой причине, – для России положительного сделал больше, чем все остальные президенты вместе взятые, которые для неё сделали в основном только отрицательное.

У меня вопрос: при какой политической фигуре во главе страны меньше шансов, чтобы Россия распалась. При политике типа Горбачёва? Увы, нет. Карьера, деятельность Михаила Сергеевича Горбачева привела к совершенно другим результатам. При Ельцине? Увы, нет. При Медведеве? Четыре года, вернее, три с половиной, которые Медведев президент, по крайней мере на фоне восьми путинских лет, показывают, что Путин более подходящая фигура для сохранения России.

А теперь непосредственно об угрозе распада России. Россия – гигантская страна, с огромной великой историей. Страна, вышедшая и сохранившая независимость в таких условиях, которые смели бы с лица земли любое другое государство. За примерами далеко ходить не нужно. Кроме островной Великобритании – и то в силу её особого географического положения, – вся остальная Европа была Гитлером завоевана за месяцы, даже не за годы. А некоторые страны пали и за дни. А вот Россия – тоталитарная, авторитарная, с большевиками – устояла, да ещё Европу всю коллаборационистскую освободила. Освободила бы и без помощи американцев и англичан. Но у них уже выбора не было, нужно было к нам присоединяться.

Вот эта наша гигантская страна, она не может иметь причиной распада какую-то одну тенденцию. Их должно быть несколько, и каждая из них, сплетаясь, должна усиливать другую.

Да, безусловно, благодаря политике, проводимой Путиным, когда он находился во власти, в смысле, в Кремле (он ещё первые полгода был в должности премьер-министра), Россия от той пропасти, перед которой она стояла в 99-м году, отодвинулась.

Кстати, почему тогда был выбран именно Путин? Если бы тогда тенденции, идущие из начала 90-х, продолжали и дальше развиваться, то Ельцина бы из Кремля выволокли возмущенные избиратели. Народ. Путин это всё предотвратил. Вопрос: мог ли кто-либо другой решить проблемы, стоящие тогда перед страной, лучше? Да, конечно, кто-нибудь мог бы. Но вот только кто конкретно? Кто этот лучший? Лучшие сценарии развития и управления страной были? На бумаге, возможно, были. Но где тот человек, который мог бы их реализовать?

Из всех людей, известных стране, имеющих отношение к политике, за которых в принципе могут проголосовать люди, – я много раз говорил и писал об этом – очень мало тех, кто обладает необходимыми качествами, которые, на мой взгляд, нужны для того, чтобы вытащить Россию. С уверенностью я могу назвать вообще только двоих – это сам Путин и патриарх Кирилл.

Опять же, может ли патриарх стать президентом? Теоретически, наверное, может. А практически?

По поводу же всех остальных у меня большие сомнения.

Готов развивать эту мысль и рассмотреть в качестве первых лиц в той ситуации конца 90-х и начала нулевых всех, кто тогда претендовал на власть в стране, – Примакова, Лужкова, Степашина, который там тоже эпизодически появлялся в этом списке. Но это всё лишь рассуждения, не более. А факт заключается в том, что не они, а Путин отвёл страну от грозящих ей опасностей.

Это то, что мы имели на 2008 год. Теперь вопрос: за время с 2008 года по сегодняшний день это расстояние увеличилось или уменьшилось? Ответ: уменьшилось. Бесспорно – за последние три с половиной года с того момента мы опять приблизились к угрозе распада. Не настолько близко, как при Ельцине, меньше, но приблизились. В частности, потому что не были решены многие очевидные проблемы.

Окончание следует.

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения