seo best epoksi epoksi düğün organizasyon firmaları nice türkiye bft türkiye temizlik şirketleri temizlik şirketi özyapı dekorasyon

beylikduzu escort atakoy escort mersin escort gaziantep escort bahis siteleri istanbul escort

gaziantep escort

kurtkoy escort
istanbul escort

çeviri inönü üniversitesi taban puanları 2019 malatya oto kiralama malatya web tasarım parça eşya taşıma şehirlerarası parça eşya taşıma parça eşya taşıma fiyatları büyü aşk büyüsü ayırma büyüsü büyü aşk büyüsü bağlama büyüsü paykasa paykasa fiyatları paykasa bozdurma metal galvanizli sac paslanmaz sac shell download wso shell webadmin shell şehirler arası nakliyat şehirler arası evden eve nakliyat medyum olcay medyum

escort erzurum escort erzurum diyarbakir escort escort diyarbakir escort diyarbakir tunceli escort porno izle porno izle porno izle porno izle porno izle

Политолог Виталий Третьяков: «Россия может сохраниться только при максимальном суверенитете». Часть II
 
Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Политика

Политолог Виталий Третьяков: «Россия может сохраниться только при максимальном суверенитете». Часть II


31 августа 09:47
 
Олег Фёдоров

Продолжаем публикацию беседы c деканом Высшей школы телевидения МГУ, главным редактором журнала «Политический класс», известным публицистом и политологом Виталием Третьяковым.
Политолог Виталий Третьяков: «Россия может сохраниться только при максимальном суверенитете». Часть II - ИТАР-ТАСС.
ИТАР-ТАСС.

– Существуют ли внешние системные вызовы, угрожающие единству нашей страны?

– Крайне опасно для России то, что страну ещё в её горбачёвские времена, а особенно в ельцинские годы, и сейчас это продолжается, завели под юрисдикцию Евросоюза. Я об этом неоднократно писал и сейчас говорю, потому что считаю это очень важным. Я категорически против того, чтобы Россия присоединялась к юрисдикции зарубежных стран.

Россия слишком большая страна, а потому она может сохраниться как единая держава только при максимальном суверенитете. Маленькая страна понятно – она, так или иначе, попадает под юрисдикцию других, более крупных и могущественных стран. Но гигантскую страну никогда никто не будет поддерживать. Могут маленькую поддерживать. В качестве сателлита.

Но тогда она автоматически попадает под вассалитет своего покровителя. Да,  внешние, формальные признаки суверенитета при этом могут и сохраняться. Но если твою безопасность обеспечиваешь не ты сам, а кто-то другой, то для этого другого не важно, кто там, в опекаемой им стране, находится у власти, всё равно они будут делать то, что им скажут.

У нас такая гигантская территория, кто её будет охранять и оберегать? США? Или Евросоюз?

Поэтому, естественно, не должно быть и никакого вступления в НАТО. Совершенно исключено. Мы-то их защитим в случае чего. А вот защитят ли они нас – это большой вопрос. Понятно, что никто нас защищать не будет. А зачем же нам вступать в это НАТО, если они нас защищать не будут? Спрашивается,  зачем же мы своих солдат будем отдавать на защиту их границ?

– То есть для сохранения единства необходимо строго придерживаться курса на полный суверенитет?

– Необходимо разовым, единомоментным решением вывести Россию из всех подюрисдикций всяких Страсбургских судов, ПАСЕ и всего остального. Надо как можно быстрее уйти из всех международных организаций, в создании которых Россия не принимала участие. В этом смысле и из ОБСЕ тоже надо выйти. Потому что ОБСЕ сегодня стал совсем не тем, чем он был, когда в его создании участвовал Советский Союз. Сегодня это уже совсем другой ОБСЕ.

А вот после того, когда выведем и восстановим полную свою юрисдикцию над своей территорией, когда обеспечим собственную власть, нами избираемую и нами назначаемую по своим правилам над нашей территорией, когда внутри себя разберёмся, вот после этого будем думать – к чему на самом деле стоит присоединяться, а к чему не стоит.

– И на каких условиях…

– Естественно. А не так, как при Ельцине и Горбачёве. На всё согласны, только примите. Вот приведу ещё один характерный  пример со смертной казнью. У меня тут два вопроса. А почему США, оплот и защитник демократии во всем мире, колыбель и цитадель либерализма, не отказываются от смертной казни? Пусть Россия глупая и авторитарная. Но почему США-то не отказываются? Это первый вопрос. Второй – почему, раз всем всё так понятно, все за гуманизм, демократию и европейские ценности – тем не менее, именно народ выступает за смертную казнь. Даже в парламенте не могут провести абсолютный запрет на смертную казнь!

Но почему администрация президента не заставит? Она же всё может, может обеспечить любое голосование в парламенте. Вот ещё раз спрашиваю – почему администрация президента при Медведеве не обеспечит законодательное оформление этого вето?  Значит, и внутри Медведева есть колебания по этому вопросу. И внутри администрации президента есть люди, которые вроде бы на словах поддерживают отмену смертной казни, но внутренне всё-таки  сомневаются, не решаются всё-таки на последний решительный шаг, не могут поставить в этом вопросе окончательную точку.

Вот с Брейвиком этим европейцы налетели на парадокс, из которого не знают, как выбираться. Он убил минимум семьдесят человек. С ним всё ясно.  Всё доказано. Нет никаких сомнений, что не того взяли. Как с Чикатило, когда, утверждают, что по его делу взяли пять человек,  заставили пытками признаться, потом казнили невинных. С Брейвиком, повторяю, всё ясно. Но  ему светит 21 год тюрьмы. То есть он выйдет вполне дееспособным человеком. Детей сможет рожать, цветочки разводить. Будет наслаждаться жизнью. Мемуары напишет, станет миллионером. Вот вам парадокс. Причём убивал он целенаправленно, специально готовился.  Вот они сейчас там, в Норвегии, и размышляют. К чему придут, к какому заключению,  не знаю. Но просто это такое яркое доказательство абсурдности всего этого фальшивого гуманизма.

– Последние события на Западе всё с большей наглядностью показывают, что там далеко не всё так благополучно и отлажено, как нам всем ещё недавно казалось.

– Помимо нерешённых ещё со времён СССР проблем, которые не решались и в постсоветские годы (помимо коррупции, которая действительно захватила государство), угрозой остаётся то, что, начиная с 1985 года, раз за разом под названием «реформы» мы переносим с Запада всё подряд, что нам подходит и не подходит.

Делаем это только потому, что так есть на Западе. Раз на Западе – значит, хорошо. Раз из Европы – значит, хорошо. Евроремонт лучше, чем просто ремонт. Евроутюг лучше, чем просто утюг. Евробензин лучше, чем просто бензин. Евророссия лучше, чем просто Россия. Вот с этим я не согласен. Вот евроавтомобиль лучше, чем «Жигули» – это я согласен. А Евророссия лучше, чем просто Россия – с этим я не согласен. В России собственные законы, собственные политические закономерности. Они не нарушают универсальных общемировых политических законов. Но Россия – это субцивилизация. Хотя и в рамках европейской цивилизации. Плохо это?

–  Это не плохо и не хорошо. Это реальность, с которой надо считаться.

– Вот именно. И более того, именно живя по законам этой цивилизации, Россия (вот 1150 лет решили в следующем году отпраздновать) как государство существует. Из этих тысячи с лишним лет пятьсот – с момента освобождения от татаро-монгольского ига или, по другой версии, от симбиоза с Ордой – Россия существует как абсолютно независимое государство, не подчиняясь никому. В Европе только две страны, которым удавалось сохранять свою независимость – Великобритания, но она на острове, и Россия. Сейчас Великобритания – это сателлит и вассальная территория США. Это понятно. Однако не будем сейчас вдаваться в  тонкости.

Какая бы и с какими бы ущербностями не была российская властная и политическая система – эта система обеспечивала, в частности, жизнь и выживание нашего государства на протяжении тысячелетий. Только на время мы теряли часть независимости. Частично мы потеряли её сейчас, когда подчинились вот этим европейским решениям, признали над собой  юрисдикцию различных международных организаций, которые я называл выше.

Но если мы единственные на континенте (с вышеназванными небольшими оговорками) оставались независимыми, так разве это не является доказательством и свидетельством эффективности нашей политической системы? Да, при этом, конечно, есть какие-то потери. Суверенитет, независимость – это одновременно и бремя. Но именно в этой системе Россия стала одной из супердержав мира. Именно в этой системе.

– Сегодня разными группами экспертов активно пишутся программы развития страны на период до 2020 года. Почему, по-Вашему, и насколько обоснованно выбран этот рубеж?

 – Рубеж 2020 выбран, может, просто из-за красивого совпадения цифр.  Известная нумерологическая игра такая. В чём-то бессмысленная. Но в принципе – мне приходилось об этом писать – с выбором года вышло попадание примерно в правильный рубеж.

2017 год – 16-й, 18-й, ну вот до 20-го – это действительно исторический рубеж европейской цивилизации. И для России, конечно. Потому что Россия – часть европейской цивилизации. И опыт, просто история доказывают, что это циклы развития России идут каждый раз не от нулевого года начала очередного века к 99, а несколько иначе, с запозданием, что ли. Вот 1612 год – смутное время. 1712 – петровская эпоха, на престоле оказывается сильная личность, царь Пётр, который рывком преодолел этот рубеж. Дальше 1812 год. Потом – 1912-й, 14-й, 17-й. И мы тоже приближаемся к вот этому рубежу в XXI веке, к 2017 году.

– То есть за этими цифрами Вы видите какую-то мистику историческую? 

– Нет, это не мистика. Это исторические циклы. Это всё уже давно описано. Это связано с жизнью поколений. Почему не сто лет? Потому что период жизни одного поколения, как утверждают специалисты, это 20 лет. То есть смена поколений происходит каждые 20 лет. Но вообще-то не 20, а 15. Таким образом, 15 лет – это малая волна. 30 – большая волна. 45, 60 – большой цикл. Вот с этим всё связано.

Кто бросил на произвол судьбы страну и способствовал распаду Советского Союза? Внуки тех, кто его строил. Большевиков.

Внуки. То есть внуки отрицают то, что делали их деды.

– А какое поколение вступит на историческую сцену в 2017?

– Поколение детей тех, кто развалил СССР. И внуки начнут уже подступать. К чему я всё это веду? Вот если ты в пределах исторического цикла – малого исторического цикла в 15 лет и среднего в 30 лет – не решаешь какие-то проблемы, то дальше всё начинает рушиться. Если в этот момент у власти оказываются люди активные, пассионарные, которые, жертвуя собой, своим комфортом, всё-таки решают эти проблемы, тогда скачком – Россия всегда скачками развивалась – некий исторический этап преодолевается. Если же у власти оказываются люди расслабленные и пассивные, готовые Западу всё продать за какие-то блага для себя, то тогда всё развалится. Вот с чем это связано.

У нас  есть граница – это 1985 год. Начало последних реформ. Они же не с Ельцина начались. Ельцин себе приписывает всё подряд.

Какой он демократ? Демократию Ельцин ввёл? Демократию Горбачёв ввёл! Ельцин её стал только ограничивать, когда она ему стала невыгодна.

Называть Ельцина демократом может только человек, который ничего не знает ни о Ельцине, ни об отечественной истории последнего периода.

Вот и считаем: от 85 года 15 лет – это 2000 год. Дальше прибавляем ещё 15 лет – и выходим как раз к указанному рубежу 2015-17 года. Да, действительно, большинство проблем для страны не решено. Затягивание с их решением грозит всяческими бедами, вплоть до распада страны.

На этом фоне не утихают вопли с известного направления: как всё ужасно, давайте скорее Путина заменим на кого-нибудь другого, который нам больше нравится, потому что он больше западных правил сюда введёт!

Это заблуждения? Если и заблуждения, то только отчасти. Те, кто так рассуждает, думают, что они в любом случае отсюда переметнутся на Запад, а из России будут высасывать нефть. Шиш только, ребята, вам дадут высасывать отсюда нефть исламисты – вот что нужно понимать!

Нужен президент лучше, чем Путин? Но где он? Покажите! Владимир Владимирович, если Вы хотите преемника – второго, третьего, то покажите такого. Но только чтобы он был лучше вас ещё. А если не можете лучше Вас найти, то вставайте сами у руля. Потому что у Вас кое-что получилось лучше, чем у других. И это же народ чувствует. Видит.

Ну не случайно образ Сталина всё время возникает. В данном случае Сталин выступает как эталон. Человек, который спас и вознёс страну. Уж что там приукрашено или, наоборот, принижено, какие там жертвы были – народ выносит за скобки.

Когда стране грозит распад, о каких жертвах идёт речь? В действительности, за последние 20 лет все жертвы уже принесены, а в результате – «пшик». У Сталина были жертвы и супердержава.

До сих пор по экономическим показателям РФ не превзошла РСФР 91 года. И это за 20 лет! Ну а теперь сравните Россию 1917 года – и Россию, вернее, СССР 1937 года. Уже супердержава фактически. А впереди – гигантская война, в которой выдержали и выиграли. Вот откуда образ Сталина появляется. А не из-за того, что у народа якобы какая-то не такая психология, что в нём вечно живёт зависть и неуёмное желание соседа в ГУЛАГ засадить, как пытаются приписать и объяснить возрождение образа Сталина.

И Путин, несколько провокационная по отношению к нему вещь, кому-то отдалённо, кому больше, кому меньше, напоминает вот этого Сталина – победителя, Сталина державника, а не Сталина изверга. А вот другие меньше напоминают победителей. Меньше напоминают державников. Или вообще не напоминают. Поэтому народ за Путина. А не потому, что сидит человек и вычисляет – тут он правильно сделал, тут неправильно, тут реформу хорошо провёл, а тут плохо, этого он хорошо назначил, а этого не очень.

– Виталий Товиевич, Вы преувеличиваете роль личности в истории…

– Конечно, лучше, когда система работает автоматически. Кто бы ни был у власти, а всё равно – всё более или менее стабильно. Ну, один похуже, другой получше. Но когда стоит экзистенциональный выбор – быть или не быть, то к сильной личности, к сильному политику обращаются взоры масс и экспертов. Потому что люди прекрасно понимают, что слабаки и действующие по чужой указке политики уж точно страну от пропасти не отведут.

Это во всех обществах так бывало. Всегда в истории. И не вина это народа – это вина элиты, что за 20 или 25 лет она не продемонстрировала своих позитивных качеств. Всё у вас было – власть, деньги, все национальные богатства в свои руки взяли. Плюс вы ещё и демократы, и либералы, и гуманисты, в отличие от злых большевиков. И что вы сделали? Какой окончательный эффект от вашей деятельности? То, что машин стало больше на улицах Москвы? Ну и что?

Вот отсюда – от ощущения этой катастрофы – и не говоришь: ах, давайте поставим того, который нравится на Западе и по западным лекалам будет действовать. 25 лет действуем по зарубежным рецептам – и всё никак. Отсюда в народе и потребность в лидере, который придёт, возьмёт всю эту элиту и заставит её работать хоть в какой-то степени на нашу страну.  А потому всё рационально и всё логично. Иначе и быть не может.

И последнее. Мы все в какой-то мере изучали историю. Читали исторические романы, касающиеся прошлого России. Но всё равно трудно проникнуть в сознание простого человека ХVIII-ХIХ века. Или рядового интеллигента ХIХ века. Но точно можно сказать: никогда такого не было, чтобы русским людям прямо говорили: в случае чего вся элита, бояре там, князья всякие, снимется и уедет на Запад – в Париж, в Лондон.

Но сейчас-то каждый день людям говорят открытом текстом – случится что, и мы сразу убежим. Народ просто знает, что элита эта так называемая его просто бросит. Полностью. Ну и какое же доверие может быть к этой элите после этого? Она сама открытым текстом говорит – мы отвалим. У нас самолёты готовы, чемоданы собраны, а богатства все переведены за рубеж.

Поэтому следующий президент не может быть успешным президентом, если не пресечёт чемоданные настроения элиты в корне, не вырвет чемоданы из их рук, не заставит их вернуть в страну свои семьи, своих детей, свои капиталы. Иначе ничего не будет. Иначе Россия рухнет.

– Но как заставить такую элиту служить стране?

– Тут всё очень просто. Нужны символические шаги и нужны реальные шаги. Символические – это яркие, очевидные слова и действия, которые не нужно пояснять. Должно быть прямо сказано – не может руководить государственными предприятиями и занимать государственную должность до  уровня министра, например, и начальника департамента человек, у которого семья находится за границей РФ, у которого деньги хранятся в зарубежных банках, у которого основная часть собственности находится за рубежом.

Нельзя запретить покупать виллу за границей – но можно запретить человеку, который купил пять вилл за границей и домик у него есть на Рублёвском шоссе, где он сейчас живёт, занимать государственные должности. Пожалуйста, имей пять вилл там и один дом здесь – но тогда не будешь министром. Либо продай там четыре виллы, оставь одну – а оставшиеся деньги переведи в Сбербанк или купи здесь пять домов. И дети твои должны учиться в пределах РФ.

– И в армии служить.

– Да. Все. Когда делаются такие заявления, а потом выполняются – всё сразу становится ясно. А поскольку у нас власть с бизнесом очень крепко скреплена, и как только ты из власти уходишь – а ты вынужден будешь уйти, если сделаешь выбор в пользу заграничной недвижимости и счетов в зарубежных банках, – то ты теряешь многочисленные свои бизнес-возможности. Это серьёзный выбор. Но элита, сохранившаяся на номенклатурных постах, будет формально, через семью привязана к своей стране.

Даже смешно представить ситуацию, если в зарубежной стране, например, кто-то из политиков только намекнёт, что в случае неудачных результатов проводимых им реформ он уедет. Завтра же он лишится всех своих постов!

– Тогда, может, не стоит нам от всего западного отказываться? Может, всё-таки и у них есть чему поучиться? Например, как формировать свою национальную элиту.

– К американской системе можно относиться по-разному. Можно её ругать, можно говорить, что это угроза миру, а можно её любить и ничего такого критического не говорить, а наоборот, всячески хвалить. Утверждать, что это спасение мира.

Но! Американская политическая элита, при всей грызне внутри себя, при коррупции, которая внутри неё есть, при всём остальном негативе, который там присутствует, чётко формулирует национальные интересы США, а затем так же чётко и последовательно их отстаивает. Человек внутри американской политической элиты, который начнёт выступать против национальных интересов США, против того, как элита их понимает, моментально будет из этой элиты выброшен. Он может говорить, писать статьи, выступать по ТВ – но возможностей влиять на что-либо у него уже не будет. От реальных рычагов влияния его отстранят.

Наша политическая элита по-разному трактует национальные интересы. Одни говорят: в НАТО вступим. Другие говорят: нет, не надо  вступать в НАТО. Это только один из примеров.

Конечно, не надо вступать ни в какое НАТО. Но в данном случае я о другом. Это полный абсурд, что в одной элите выдвигаются прямо противоположные мнения. И таких расхождений много. И более того – в нашей элите может находиться человек и даже группы элитариев, которые не то чтобы ограничивались какими-то отдельными заявлениями, а прямо действуют против национальных интересов. Это очевидно. И при этом они в ней продолжают оставаться! Вот что мы имеем на данном этапе. Вот пока к чему в этом смысле привели эти реформы. Но так долго продолжаться не может. Так действительно погибнет страна.

– И что Вы предлагаете?

– У нас очень много говорят о консолидации всего общества. На Селигере это, например, звучало. Но это всё обтекаемые слова. А общество не гомогенно, оно не состоит из неких человечков, которые все равны, один равен другому. Оно состоит из разных социальных групп.  Как минимум, из элиты, т. е. управляющего класса, и управляемого – остальной части общества, у которой меньше власти, собственности и всего остального.

Нам нужна консолидация не общества, это слишком обще – извините за тавтологию – а консолидация элиты вокруг национальных, правильно понятых в интересах всего общества и интересов страны ценностей. А все, кто против этого, из правящего сословия должны быть выброшены. С государственных постов уж точно. И следующий необходимый этап – консолидация элиты с обществом. Вот что нам нужно. А не так, чтобы сельские жители одного района были консолидированы с сельскими жителями другого района.

Нужно, чтобы Кремль был консолидирован сначала внутри себя, затем с его окрестностями, а потом и с российским обществом. 

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения