seo best epoksi epoksi düğün organizasyon firmaları nice türkiye bft türkiye temizlik şirketleri temizlik şirketi özyapı dekorasyon

beylikduzu escort atakoy escort mersin escort gaziantep escort bahis siteleri istanbul escort

gaziantep escort

kurtkoy escort
istanbul escort

çeviri inönü üniversitesi taban puanları 2019 malatya oto kiralama malatya web tasarım parça eşya taşıma şehirlerarası parça eşya taşıma parça eşya taşıma fiyatları büyü aşk büyüsü ayırma büyüsü büyü aşk büyüsü bağlama büyüsü paykasa paykasa fiyatları paykasa bozdurma metal galvanizli sac paslanmaz sac shell download wso shell webadmin shell şehirler arası nakliyat şehirler arası evden eve nakliyat

escort erzurum escort erzurum diyarbakir escort escort diyarbakir escort diyarbakir tunceli escort porno izle porno izle porno izle porno izle porno izle

Академик РАЕН Евгений Наумов: «Общество потребления подошло к пределу своего развития»
 
Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Экономика

Академик РАЕН Евгений Наумов: «Общество потребления подошло к пределу своего развития»


11 октября 09:12
 
Александр Мешков

Экономика, цель которой – личное или групповое обогащение, достигла кульминации развития. По какому пути человечество, скорее всего, пойдёт дальше, размышляет заместитель директора Института новой экономики, академик РАЕН, профессор Евгений Наумов.
Академик РАЕН Евгений Наумов: «Общество потребления подошло к пределу своего развития»  - с сайта information-technology.ru.
с сайта information-technology.ru.

– Евгений Артурович, восторги по поводу основанной на информационных и телекоммуникационных технологиях «новой экономики», поднимающей до небес капитализацию сравнительно небольших компаний, прошли. Оказалось, экономика эта, как отмечал покойный академик Дмитрий Львов, имеет не только положительные стороны. Обогащение высшего менеджмента за счёт мелких акционеров, разрыв между фиктивным и реальным капиталом, огромные государственные долги – лишь некоторые её минусы. А вы уверены, что «экономика знаний», о которой ныне говорят в связи с возрастанием роли интеллекта, не преподнесёт неожиданных сюрпризов?

– «Экономика знаний» и экономика, основанная на знаниях, – не совсем идентичные понятия. В первом случае речь идёт об экономических отношениях, связанных с производством, потреблением, воспроизводством знаний. А во втором случае знания участвуют в производстве как объекты гражданского оборота, и оно непосредственно связано с интеллектуальной деятельностью человека. Это уже не просто новая, а интеллектуальная экономика.

Я определяю её как основанную на знаниях, обеспечивающих производство необходимых материальных благ, защиту планеты от разрушающего воздействия техногенных преобразований, высокие жизненный уровень и продолжительность активной жизни человека.

Сейчас речь идёт о переходе от пятого и сохранившихся частями четвёртого и третьего экономического укладов – в нашей стране их удельный вес значителен – к шестому. Он основан на достижениях в области био-, нано-, IT-технологий. Меняется сам облик производства, характер экономических отношений, на смену крупным компаниям и даже транснациональным корпорациям приходят сетевые структуры. Складываются совершенно новые отношения в иерархии, управлении, регулировании производственной деятельности.

– Разве всё это не считалось отличительными чертами «новой экономики»? Кроме того, информационные технологии рассматривались и как элемент пятого технологического уклада.

– Конечно, это присуще и «новой экономике», основанной на инновациях. Но экономика, которая использует био-, нано-, IT-технологии, зиждется на совершенно иных принципах.

В пятом технологическом укладе имеет место использование информационных технологий: так создавались автоматизированные системы управления, станки с ЧПУ. Компьютеры используются в качестве базы агрегатов, которые участвуют в производственном процессе. Если в предыдущих технологических укладах превалируют природные ресурсы, капитал и труд, то в шестом технологическом укладе – знания. Ранее они возникают в связи с производством, носят вспомогательный характер: рабочий должен знать, что и как делать. И его этому обучают.

В шестом технологическом укладе продукт рождается благодаря творчеству человека, который использует свой образовательный потенциал; высокие технологии – в основном лабораторного уровня. Они не требуют больших производственных мощностей: станков, механизмов, агрегатов и т. п. Скажем, используя электронный микроскоп, сотрудник через окуляр комбинирует материал, из которого создаёт продукт с новыми потребительскими свойствами. Такую работу могут осуществлять высококвалифицированные специалисты, которые знают природу материала и принципы работы с ним. Люди, которые работают с IT-технологиями, могут сидеть дома и общаться с контрагентами через Интернет.

В шестом технологическом укладе знания становятся основной производительной силой. Благодаря им создаются продукты, которых нет в природе. Более того, они превосходят по своим свойствам созданные обычным способом. Скажем, с помощью нанотехнологий научились делать кожу, которая прочнее любых металлических конструкций.

Седьмой технологический уклад, контуры которого появляются на горизонте, пойдёт дальше. Вероятно, при нём будут комбинировать живую и неживую природу.

– Может, то, что мы не успели освоить как следует пятый уклад и не отягощены инерцией предшествующего развития, позволит нам вырваться вперёд? Академик Сергей Глазьев объяснял возможность технологических скачков тем, что «в отсталых странах, как правило, отсутствуют значительные производственные мощности устаревающего технологического уклада и сопротивление социально-экономических институтов их разрушению сравнительно невелико, что… облегчает создание производственно-технических систем нового технологического уклада». Это приносит сверхприбыль, её накопление позволяет стране модернизировать национальную экономику и войти в число лидеров.

– Конечно, возможны ситуации сродни тем, которые иногда происходят на Олимпийских играх. Скажем, спринтер из Гвинеи опережает всех бегунов из других стран, хотя расходы на развитие спорта, например, в США и развивающемся мире несоизмеримы. И в экономике вперёд совершенно неожиданно может вырваться страна, отсталая по ряду показателей. Однако по другим показателям благодаря интеллектуальному потенциалу демонстрирующая первенство.

Подобные прецеденты есть и в науке. Выдающийся французский математик, физик, астроном и философ Анри Пуанкаре выдвинул в 1904 году гипотезу, которая простыми словами звучит так: если трёхмерная поверхность в чём-то похожа на сферу, то если её расправить, она может быть сферой и ничем иным. Российский учёный Григорий Перельман в 2002–2003 годах сумел доказать эту гипотезу. Журнал Science назвал это «научным прорывом».

– Общество знаний, что бы ни говорили, не гарантирует гармоничного устройства. Раньше один человек, не имеющий собственности, был беден, а другой, обладающий капиталом, богат, и казалось, что проблему социального неравенства можно решить. Но как это сделать, если один обладает знаниями и поэтому занимает высокую ступень на иерархической лестнице, а у другого их нет?

– Всё зависит от того, как обладатель знаний и общество, в котором он живёт, этим распорядятся. Они даны человечеству для того, чтобы реализовать основные функции – воспроизводство жизни и сохранение природы. Интеллектуальная экономика как раз и обеспечивает сохранение природы, развитие ноосферы, устойчивое, гармоничное развитие общества, где не должно быть сверхбогатых и сверхбедных. Ресурсы существуют не для того, чтобы присваивалась природная рента. Против этого активно выступал академик Львов.

Но существует ещё такое понятие, как «интеллектуальная рента». Как она должна использоваться? Если на обогащение узкого круга лиц, то это будет ещё большее преступление, чем присвоение природной ренты. Интеллектуальная рента должна быть не предметом купли-продажи, а условием развития. Это необходимо для самореализации человека, сохранения его творческого потенциала.

– Если раньше добавленную стоимость создавала эксплуатация работника, то сейчас – ещё и использование новых технологий. Произведённая с их помощью собственность присваивается. А ведь она – результат интеллектуальных усилий талантливых людей. Как разрешить это противоречие?

– Талант дан человеку от Бога. И должен использоваться в интересах всего человечества. Другое дело, что людей, которые обладают особыми способностями, государству и обществу следует поощрять и поддерживать, – прежде всего, в материальном плане. Они не должны бедствовать, испытывать ограничения в развитии своего потенциала. Сейчас же происходит эксплуатация человека интеллектуального труда. Но ведь она не безгранична. Если во времена Маркса предполагалось, что разрушителем основы капитализма – «права» на присвоение чужой собственности (рабочей силы) – выступают пролетарии, то теперь в этой роли – интеллектуалы. Я об этом говорил ещё три года назад на международной конференции в Минске, посвящённой инновационной экономике. Интеллектуалы объединяются на основе современных, в том числе информационных технологий. Их оружием становится не булыжник, а Интернет, который не имеет границ.

Интеллектуальная экономика, в отличие от инновационной, которая не имеет ограничений, – разумна, ориентирована на удовлетворение не только материальных, но и духовных потребностей людей. Её цель – контроль над новым научным и техническим знанием. То есть создание правил его производства и распространения, установление санкций за их нарушение, закрепление за знанием особых атрибутов вроде ограничений в праве интеллектуальной собственности. Чего греха таить: запатентовавший своё изобретение тоже может получать несоразмерные доходы в ущерб обществу. В отдельных случаях – запрет на применение нового знания и технических артефактов. А что прикажете делать, если внедрение небезопасно, может привести к непредвиденным последствиям? Вспомните потуги клонировать человеческие особи.

Конечно, развитие общества невозможно без изобретений. Если бы мы не внедряли их – до сих пор ездили бы на гужевом транспорте. Но результат, как я уже говорил, зависит от того, как распорядиться знаниями. Этот продукт человеческой деятельности имеет две составляющие. Первая – открытие. Вторая – изобретение, когда человек преобразует знания в нечто конкретное.

Однако не нужно забывать и другое. Субстанция знания принадлежит не только человечеству, а ещё и высшим силам. Она имеет частью Божественную, частью – дьявольскую природу. Вот почему на новаторе большая ответственность.

– Спустимся на землю – к «новой экономике». Да, наукоёмкие технологии, повышение удельного веса производства услуг, интеллектуальных технологий и образовательных продуктов – это хорошо. Но, как показывает опыт развитых стран, разрыв между самыми богатыми и самыми бедными увеличивается, а масштаб виртуальной экономики приближает финансовые кризисы.

– Что ж, ещё Гегель говорил о единстве и борьбе противоположностей. Процессы отделения управления от производства приобрели интенсивный характер именно в новой экономике. С одной стороны, она демонстрирует огромный рост интеллектуальной ренты и производительности труда. С ней многие люди связывали надежды на будущее, не замечая её очевидных недостатков и проблем. С другой стороны, внедрение информационных технологий, турбулентные процессы, происходящие в оторвавшейся от реального сектора виртуальной экономике, привели к появлению множества «пирамид» и «мыльных пузырей», которые стали рушиться и лопаться, ввергая мировую систему в кризис. Это только подтверждает вывод: несмотря на очевидные достижения и новые технологии, основная движущая сила новой экономики – погоня за прибылью – остаётся той же, что и при индустриальном производстве в западных странах.

Современные «перспективные» россияне, используя интеллектуальный потенциал нации, должны отдавать себе отчёт в том, для кого они сейчас наживают своё богатство. Обычно люди стараются для своих детей. Но если наследники «новых русских» и будут учиться в Гарварде, получат блестящее по западным меркам образование, то это ещё не значит, что они захотят пойти по пути своих отцов и реализовать их задумки.

Вспомним историю развития капитализма в России. Многие дети и внуки купцов, выбившихся в люди из крепостных, не стали предпринимателями, пожелали заниматься не пенькой и ткачеством, а меценатством. Его часто путают с благотворительностью, но это не одно и то же. Меценатство – это удовлетворение собственных потребностей интеллектуального толка, потребление благ в виде открытия театров, создания коллекций и прочее. Некоторые богатые люди занимаются всем этим, чтобы удовлетворить потребности в красоте, создать видимость своей сопричастности искусству. В интеллектуальной экономике, повторюсь, должны быть созданы условия для гармоничного развития всех членов общества, чего не может гарантировать постиндустриальная «экономика знаний».

– От того, какого рода инновации возьмут верх, зависит вектор развития постиндустриального общества. Учёные рисуют два сценария: благоприятный и неблагоприятный. Какой из них имеет большие шансы осуществиться?

– Я не вижу ни смысла, ни перспектив в развитии экономики – назовем ли её инновационной или постиндустриальной – целью которой является личное или групповое обогащение. Поэтому спорить здесь не о чем.

Характеризуя современное американское общество, академик РАН Валерий Макаров пишет: «Идёт настоящая гонка искусственных потребностей. Кумирами общества являются богатые люди, особенно те, кто сам себя сделал состоятельным. Нетрудно предвидеть, что такого типа общество потребления имеет свой естественный и легко просматриваемый (так сказать, чисто физический) предел. Действительно, если осуществить "американскую мечту" – предоставить каждому домик с газоном и прочими причиндалами – в масштабе всего мира, то при современном (и даже при прогнозируемом на перспективу) уровне технологии немедленно разразится экологическая катастрофа, и человечество просто вымрет…» Кстати, нынешний кризис и другие противоречия в развитых странах показывают, что общество потребления подошло к пределу своего развития.

О том, как это общество может исказить человеческую природу, показывает поведение части американцев в Новом Орлеане после прохождения через этот город в августе 2005 года самого разрушительного в истории США урагана «Катрина». Не все жители оказались в состоянии своевременно эвакуироваться: десятки тысяч жили за чертой бедности и не имели денежных средств на дорогу, на гостиницы. Сотни людей погибли, остались без крова, десятки человек пропали без вести. А их соотечественники без зазрения совести занялись мародёрством. Группы преступников (СМИ сообщали о сотнях человек) растаскивали из магазинов, офисов и жилых домов брошенное имущество.

Японию в марте 2011 года тоже постигла большая беда – в результате сильнейшего в истории этой страны землетрясения и цунами тысячи человек погибли, были ранены, пропали без вести, многие лишились имущества, к тому же после аварии на АЭС «Фукусима-1» произошли утечки радиации… Короче, масштабы трагедии давали основание говорить о национальной катастрофе. Но люди повели себя по-иному. Они стали более внимательными друг к другу, были отзывчивы к чужой беде, принялись помогать тем, кто пострадал. Нация сплотилась.

Японский прецедент – это ещё и показатель того, как интеллектуальная экономика должна защищать человека в экстремальных ситуациях, помогать решать его проблемы.

Версия для печати
Комментарии (1)
Lik 07:15 23 Октября 2011
Единый закон, действующий в каждом живом теле, это объединение эгоистических частей по альтруистическому принципу. Две эти фундаментальные противоположные силы – эгоизм и альтруизм, получение и отдача – присутствуют в каждом явлении, в каждом процессе и в каждом существе. Во всех сферах, включая материальную, эмоциональную и любую другую, всегда присутствуют две силы. Каждый элемент природы взаимодействует с системой, частью которой является, и в этих взаимоотношениях гармонично сочетаются получение и отдача. Каждая клетка в теле изначально эгоистична, но для того чтобы существовать, ей необходимо отказаться от своих эгоистических наклонностей ради благополучия всего тела. В награду за это клетка ощущает жизнь всего организма, а не только свою собственную. Когда человечество осознает необходимость подобия природе. В живом теле коррекция поведения производится силами природы, а в теле под названием «человечество» это придет не вынужденно. Не от самой природы, а из осознания того что отношения между нами не соответствуют единому закону.
комментарии
подробности
отражения