Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Общество

Формула прорыва


13 апреля 11:25
 

Пятьдесят лет назад, в апреле 1961-го, от знаменитого Гагаринского «поехали» до последующего победоносного турне Юрия Алексеевича по миру человечество с изумлением, ликованием и опаской осознавало, что наступила космическая эра. И что открыли её – русские.
Формула прорыва -

Полвека спустя у цивилизации сильно поубавилось романтизма по отношению к космонавтике. Его место занял страх «войны с неба» и меркантильный расчёт. Некоторые западные аналитики вместе с доморощенными «западниками-либералами» стали именовать великий полёт корабля «Восток» 12 апреля идеологической показухой.

Метать бисер перед такими людьми глупо и не нужно. А вот осмыслить состояние нашей космической отрасли в этот юбилейный год – самое время. Серию статей на эту тему начнем с рассказа об «НПО Измерительной техники» (НПО ИТ) из города Королёв, которое отмечает в этом году 45-летний юбилей.

В 1966 году на базе 5-го научно-исследовательского комплекса ЦНИИ машиностроения был создан Научно-исследовательский институт измерительной техники – НИИ ИТ.

С самого начала этот центр был ведущим в стране в разработке и создании телеметрической аппаратуры и измерительных датчиков для космических и боевых ракет. Именно поэтому в «либеральные» 90-е наши западные «друзья» очень хотели похоронить это предприятие. Ан не вышло. Сегодня НПО ИТ – один из флагманов космической отрасли. О том, как это получилось, нашему корреспонденту рассказал генеральный директор, главный конструктор объединения Владимир Артемьев.

 

«По небу полуночи ангел летел...»

 

Родом Владимир Юрьевич из Балахны Нижегородской области – города, где родился великий гражданин России Козьма Минин. Дед Владимира Артемьева Александр Фёдорович с отличием окончил духовную семинарию, а спустя годы стал секретарём Курского горкома. Во время знаменитой битвы на Курской дуге он руководил городским хозяйством в режиме, как сейчас сказали бы, форс-мажора. Его внук при всей внешней интеллигентной мягкости унаследовал от деда и навыки кризисного управления, и негромкий, но твёрдый и действенный патриотизм.

– Торжества по поводу полёта Гагарина мне не очень врезались в память,– вспоминает Владимир Юрьевич. – Зато я хорошо помню, когда полетел наш первый спутник. Хоть мне тогда и было всего три года. Мы с родителями все вышли на улицу и смотрели на небо в поисках летящего тела. Помню, мне было страшно обидно, что все видят его, а я нет. Но потом я тоже увидел эту звезду, летящую, как в сказке, по чёрному небосводу…

В школе я не мечтал стать космонавтом – хотел физиком, причём конкретно физиком-ядерщиком. В 1976 году я окончил радиофизический факультет Нижегородского университета с дипломом по закрытой тематике. После года работы в Мытищенском НИИ радиоизмерительных приборов мне предложили перейти в НПО ИТ – в научно-методическое подразделение, которое возглавлял доктор наук, профессор МАИ Вадим Васильевич Чернов. Он долгое время и был моим непосредственным руководителем. Мы занимались НИОКРами по созданию средств управления и сбора информации о состоянии объектов специального назначения. Руководил предприятием тогда Олег Александрович Сулимов. Наш институт, имевший статус «почтового ящика», был, что называется, на коне. Наши телеметрические системы и датчики стояли на всех советских ракетах. И мы все гордились тем, что помогаем ковать ракетно-ядерный щит нашей страны.

 

От частотного спектра до строительного мастерка

 

Молодой тогда сотрудник НПО ИТ Володя Артемьев, по его признанию, писал в год по десятку научных статей, участвовал в научных конференциях, изобретал. Среди десятка его изобретений особо значимым стал новый метод спектрального анализа. В отличие от традиционного метода Фурье, работающего по синусоидальному базису, метод Артемьева более точно показывает реальные частоты и амплитуды исследуемого объекта. В основе новации лежит изящный алгоритм, соединенный с возможностями аппаратной базы – ЭВМ. Кстати, он до сих пор не устарел и только сегодня внедряется в российскую ракетную технику – его используют в бортовых устройствах обработки быстро меняющихся параметров. Заказчиком выступают сразу несколько предприятий, среди которых ГКНПЦ имени М. В. Хруничева и РКК «Энергия». Аналогов за рубежом за всё это время не появилось.

 

– С диссертацией тогда не получилось,– рассказывает Владимир Юрьевич. – В 1982 году я поступил в аспирантуру при ЦНИИМАШ и уже начал было её писать, но тут остро встал жилищный вопрос. А у нас с женой к тому времени уже было двое по лавкам. Тогда в стране появилось движение молодёжных жилищных комплексов (МЖК), когда молодые люди осваивали строительные специальности и сами строили себе дома. Не всё было просто: чтобы решить ряд вопросов, пришлось съездить на прием к Громыко, который был депутатом Верховного Совета СССР от нашего города. Всего мы построили тогда шесть 16-этажных башен по 111 квартир.

Нелишне заметить, что все эти годы Артемьев жил в доме, который сам и строил. Уже став генеральным директором предприятия, идущего в гору, не прикупил коттеджик в Испании, не обзавелся лимузином класса «люкс». «Мне этого ничего не нужно, – говорит он безо всякой рисовки. – Настоящая радость для меня – это видеть, как твоё родное предприятие из года в год становится крепче».

Но нынешний подъем в НПО ИТ начался только в начале 2000-х – со сменой руководства на предприятии и в стране. Предыдущее десятилетие запомнилось работникам объединения как ночной кошмар.

 

Катастрофа

 

– После распада Советского Союза у нашего объединения были нарушены все связи со смежниками из других республик, госзаказ предприятию упал до минимума. Целые передовые направления, и среди них мой «отдел № 10», были полностью лишены заказов. Конечно, начало расти технологическое отставание от американцев.

– А что, раньше вы шли с ними ноздря в ноздрю?

– Мы ещё с 70-х годов заметно отставали от американцев в микроэлектронике, но отнюдь не фатально, как писали об этом перестроечные журналисты. Конкретно в нашем объединении в конце 80-х был заложен целый новый корпус под производство собственной микроэлектронной базы. По некоторым направлениям мы значительно опережали западных конкурентов. Но всё это с падением СССР было зачеркнуто.

Самого глубокого дна предприятие достигло в конце 90-х. По полгода задерживали и без того мизерную зарплату, в полупустые лаборатории и цеха по привычке приходили только «старики», практически единственный доход шёл от непрофильных арендаторов, а наиболее «вкусные» профильные направления растащили по частным фирмочкам самые ушлые сотрудники. Долги угрожающе нависали над объединением; дело явно шло к банкротству.

 

…Так, собственно было почти повсеместно в отрасли, да и в целом в стране: закономерный финал десятилетнего «ураганничанья» наших либералов-монетаристов. Конечно, и западные «партнёры» хорошо к этому приложились. «В середине 90-х, согласно договору СНВ-2, в течение месяца как на работу ходили по нашим лабораториям американские «коллеги», – рассказывал мне руководитель одного из подразделений объединения. – Американцы во всё вникали, поднимали большой палец, говорили «о′кей, о′кей» – в смысле, что хорошие у нас технологии, специалисты. А потом они уехали, а у нас заказы как отрезало, как будто прошла команда «валить»…»

Однако совсем «завалить» королёвцев не удалось. Интересно, что одним из источников выживания предприятия и «отдела №10», где работал Артемьев, стал заказ на комплексную автоматизацию Находкинского угольного порта. Своей системой инженеры-телеметристы из НПО ИТ успешно заменили там старую японскую аппаратуру. Позже появились заказы на датчиковые системы мониторинга в трубопроводном хозяйстве нефтегазовой отрасли.

Но в отсутствие оборонно-космического заказа предприятие всё равно было обречено. В 2001 году генеральным директором «НПО Измерительной техники» стал Г. Г. Райкунов, возглавляющий сегодня головное в отрасли предприятие – ФГУП ЦНИИмаш.

– Геннадий Геннадьевич сумел навести в объединении порядок, – рассказывает Артемьев, – вернул заказы от малых фирмочек, выросших на НИОКРах «материнского» предприятия, убрал непрофильных арендаторов. Одновременно появились стабильные и крупные ежегодные заказы от ГКНПЦ имени М. В. Хруничева на телеметрическую и датчико-преобразующую аппаратуру для ракет-носителей «Протон» и разгонных блоков «Бриз-М». Кроме этого, наше предприятие удалось включить в другие перспективные космические и оборонные ракетные программы. Ко второму сроку президентства Владимира Путина мы почувствовали, что государство наконец повернулось к космической отрасли лицом…

 

Выход силой

 

Возглавив НПО ИТ в 2008 году, сам Артемьев весьма энергично продолжил дело, начатое предшественником. В своё время заводы, производившие датчики по конструкторской документации и технологии НПО ИТ, остались в ближнем зарубежье. Демпингуя, они в 90-е смогли переманить к себе часть заказчиков объединения. Но Артемьеву удалось вернуть все заказы обратно – и на технологическом, и на директивном уровнях. А это ни много ни мало – сотни миллионов рублей в год. Так же произошло в прошлом году и с комплексом телеметрических измерений, проводившим телеметрию коммерческих запусков ракет серии СС-20 по программе «Днепр». Все 90-е годы эти работы за немалые деньги проводили украинские коллеги из бывшего «ЮЖМАШ» на громоздкой и не очень надёжной аппаратуре, полукустарно собранной из отдельных устаревших компонентов советского времени, в основном производства того же НПО ИТ. Конец этому положил разработанный в объединении перебазируемый комплекс телеметрических измерений «Селена-ИТ». Он не только полностью вернул России приоритет в этой области, но сможет, очевидно, и приносить доход за счёт коммерческих заказов от других стран.

Сегодня в НПО ИТ около трети сотрудников – молодые специалисты до 35 лет, что для космической отрасли весьма и весьма неплохо. За три года директорства Артемьева численность работников выросла всего на 50 человек и стабилизировалась на уровне 2000 человек. А вот производительность труда выросла в разы, зарплата же поднялась вдвое. Как такое бывает? Да просто вместо пресловутых бонусов топ-менеджерам была закуплена целая линия передовых станков с ЧПУ, оборудованы современные рабочие места в лабораториях и цехах, внутри объединения организован экспериментальный завод. Под такую реконструкцию в обмен на часть акций объединения государство в прошлом году выделило первые деньги из программы целевого финансирования, принятой в размере 560 миллионов рублей до 2015 года. Всего же в техническое перевооружение объединения из средств госбюджета запланировано вложить 1,6 миллиарда рублей.

Все эти меры плюс вложения собственных оборотных средств в новые инновационные проекты позволяют объединению уверенно смотреть в будущее.

Записал Андрей Самохин

 

Наша справка

 

После неудачных запусков спутников ГЛОНАСС  в конце прошлого года практически все масс-медиа хором заговорили чуть ли не о полном фиаско российской космической отрасли. Но спокойный, непредвзятый взгляд на эту область деятельности приводит к другим выводам. С начала 2000-х годов и особенно последние несколько лет отрасль последовательно развивается, постепенно выходя из коллапса 90-х на новые рубежи.

Вот лишь некоторые факты по текущему 2011 году. 20 января произошел весьма знаковый для нашей космонавтики запуск. Впервые за постсоветскую эпоху на геостационарную орбиту Земли был выведен крупный космический аппарат большого народно-хозяйственного значения. Речь идёт о гидрометеорологическом спутнике  нового поколения «Электро-Л», доставленном на орбиту ракетой – носителем «Зенит-2SБ»  с разгонным блоком «Фрегат-СБ». C запуском этого спутника Россия начала восстановление своей космической метеорологической группировки на геостационарной орбите. До этого у нашей страны был всего один метеорологический спутник на солнечно-синхронной орбите «Метеор-М».

В составе национальной метеорологической группировки «Электро-Л» будет прогнозировать погоду в региональном и глобальном масштабах, анализировать состояние акваторий морей и океанов, гелиогеофизической обстановки в околоземном космическом пространстве, состояние ионосферы и магнитного поля Земли. «Электро-Л», изготовленный НПО имени Лавочкина, будет вести съёмку всего диска Земли в видимом и инфракрасном диапазонах с разрешением один и четыре километра. Предполагается, что спутник  проработает на орбите не менее 10 лет.

Кроме того, в этом году будут запущены российские спутники дистанционного зондирования Земли «Ресурс-П» и «Канопус-В»; орбитальная группировка ГЛОНАСС будет доведена до 24 постоянно функционирующих космических аппаратов.

На лето запланирован первый пуск ракеты-носителя «Союз-СТ» с плавучего космодрома Куру во Французской Гвиане – проект, весьма престижный и выгодный для России в целом.

Глава Роскосмоса Анатолий Перминов на недавней встрече с главными редакторами российских СМИ заявил, что в 2011-м году наша страна увеличит число запусков ракет-носителей более чем на 50 процентов – с 31 до 48. Среди этих запусков – девять для МКС (4 пилотируемых «Союза» и 5 грузовых «Прогрессов») и десятки запусков различных ракетоносителей, которые выведут на орбиту коммерческие спутники, а также аппараты народно-хозяйственного и оборонного значения.

Ещё одно знаковое событие года: в октябре к «красной планете» должна отправиться российская автоматическая межпланетная станция «Фобос-Грунт», которая доставит на Землю образцы грунта спутника Марса – Фобоса.

А ещё в 2011 году начнутся строительные работы на космодроме «Восточный» возле Углегорска в Амурской области. Новый космодром снизит нагрузку на «Байконур» и станет ещё одной «магистралью» в космическое будущее России.

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения