beylikduzu escort atakoy escort mersin escort gaziantep escort bahis siteleri istanbul escort

gaziantep escort

kurtkoy escort
istanbul escort Экономисты милостью Божьей. Николай Кондратьев
 
Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Экономика

Экономисты милостью Божьей. Николай Кондратьев


30 января 10:47
 
Любовь Зайцева
старший научный сотрудник Института экономики РАН

В связи с пульсирующим глобальным кризисом обществоведы всё чаще вспоминают «большие циклы» экономической конъюнктуры, названные именем открывшего их русского учёного Николая Кондратьева (1892–1938). Он много сделал также для разработки методологии планирования и прогнозирования советской экономики, путей преобразования сельского хозяйства и организации агропроизводства.
Экономисты милостью Божьей. Николай Кондратьев - Николай Кондратьев с дочерью Еленой.
Николай Кондратьев с дочерью Еленой.

Уроженец деревни Галуевская Кинешемского уезда Костромской губернии, выходец из многодетной крестьянской семьи, он сумел за несколько лет закончить церковно-учительскую семинарию, вечерние курсы в Санкт-Петербурге и подготовиться к сдаче экстерном экзаменов за полный курс гимназии. В сентябре 1911-го поступает на экономический факультет Петербургского университета. А к концу 1913-го заканчивает своё первое крупное исследование, посвящённое развитию хозяйства Кинешемского земства.

25-летний Кондратьев восторженно встречает Февральскую революцию, служит секретарём по сельскому хозяйству во Временном правительстве. Активно участвует в создании Всероссийского совета крестьянских депутатов, выступает с докладами по продовольственному вопросу. Избирается делегатом Учредительного собрания по списку партии эсеров. За две недели до Октябрьской революции Кондратьева назначают товарищем (заместителем) председателя Общегосударственного продовольственного комитета в последнем кабинете Временного правительства.

Николай Кондратьев в студенческие годы.

В работах, опубликованных весной-летом 1917-го, Кондратьев развивает и обосновывает эсеровскую программу социализации земли, считает, что будущее принадлежит крупному кооперативному хозяйству, но на заседании Главного земельного комитета делает любопытную оговорку: «Принципом экономической политики должно служить следующее положение: допустимы и желательны лишь те меры воздействия, которые усиливают производительность народного хозяйства и по возможности более соответствуют правосознанию масс».

Октябрьскую революцию Кондратьев воспринимает как переворот, разрушительный по своим результатам. Вначале он даже участвует в работе подпольного Временного правительства и отказывается передать Советской власти продовольственное дело, заявляя, что «разложение аппарата, разрушение и расстройство телеграфа и железнодорожного транспорта ставит непреодолимые препятствия в области дела снабжения населения предметами первой необходимости». Однако в дальнейшем отношение Кондратьева к большевикам меняется. После его выхода из партии эсеров стало возможно сотрудничество с новой властью. Любопытен такой факт. Во время зарубежной поездки в 1924 году (предпринятой для изучения организации сельскохозяйственного производства) Кондратьев встретился в Соединённых Штатах с переехавшим туда Питиримом Сорокиным, с которым был дружен со школьных лет. Тот уговаривал его возглавить кафедру в одном из университетов. Кондратьев не принял предложения. Он считал, что квалифицированный и честный экономист может служить своей стране при любом режиме…

После переезда в начале 1918 года в Москву Кондратьев ведёт преподавательскую и научную работу, становится инициатором и первым руководителем экономического отдела Центрального товарищества льноводов (Льноцентр), председателем которого был известный экономист Алексей Чаянов. Он входит в Сельскосовет – руководящий орган объединения сельскохозяйственных кооперативов России. Весной 1921-го учёного приглашают в Народный комиссариат земледелия на ответственную должность начальника управления экономики и планирования сельского хозяйства.

На годы нэпа пришёлся расцвет научной деятельности Николая Кондратьева. Он много пишет, рассматривая закономерности современной ему отечественной и мировой экономики. По его мнению, рыночное хозяйство никогда не находится в состоянии идеального равновесия. Оно может быть предусмотрено в теории, но не существует в реальности. Экономика подвержена волнообразным колебаниям, в ходе которых меняется и сам уровень равновесия. Кондратьевым были обработаны статистические материалы (динамика цен, ссудный процент, заработная плата, объём внешней торговли, производство основных видов промышленной продукции) с 1780 по 1920 годы по четырём ведущим странам − Англии, Франции, Германии, США. Динамика добычи угля и выплавки чугуна учитывалась также по индексам общемирового производства. Большинство взятых данных обнаружили наличие циклических волн продолжительностью в 48–55 лет (называются также и 40–60 лет). В течение этого времени происходит смена запаса основных материальных благ, в результате которой мировые производительные силы поднимаются на новый уровень развития. Период статистических наблюдений и анализа учёного составлял максимально 140 лет (по некоторым базам меньше). На этот отрезок времени, исследованный Кондратьевым, к середине 20-х годов пришлось два с половиной закончившихся больших цикла: с 1780-х до 1840-х, с 1850-х до 1890-х и начало третьего – с 1900-х.

Николай Кондратьев и Питирим Сорокин.

Большие циклы не всегда равномерны, но они воспроизводят одну и ту же динамику. Сначала наблюдается «повышательная» волна (производство, цены и прибыли растут, кризисы оказываются неглубокими, а депрессии непродолжительными). Затем наступает «понижательная» волна. Рост экономики неустойчив, кризисы становятся более частыми, депрессии затяжными. Периоды понижательной волны каждого большого цикла сопровождаются длительной и особо ярко выраженной депрессией сельского хозяйства, проявляющейся в падении цен на его продукцию и сокращении земельной ренты.

«Каждый новый цикл протекает в новых конкретно-исторических условиях, на новом уровне развития производительных сил и потому вовсе не является простым повторением предыдущего цикла». Именно эту мысль Николая Кондратьева никак не усвоят либеральные экономисты, так как для них мировая экономика развивается не циклично, а линейно. Оттого и не могут понять, почему практикуемые ими методы борьбы с кризисными явлениями оказываются действенными только в фазах оживления и подъёма. На понижательной же волне больших циклов, в периоды спада и депрессии, они действуют в противоположном направлении.

Несмотря на довольно высокую конъюнктуру, наблюдавшуюся в 20-е годы в главных капиталистических странах, Кондратьев причислил указанное десятилетие к началу очередной понижательной волны, что вскоре нашло подтверждение в драматических событиях мирового экономического кризиса 1929−1933 годов.

СССР смог максимально эффективно воспользоваться Великой депрессией и осуществить полную модернизацию и индустриализацию своей экономики (с какими издержками – другой вопрос), которая позволила победить в Великой Отечественной войне, создать основу для атомной промышленности, выиграть соревнование по освоению космоса и достичь военного паритета с США. Но уже следующей понижательной волной, 70–80-х, СССР, расслабившись на нефтедолларах, воспользоваться не сумел. В результате чего потерпел поражение в экономическом соревновании с мировым капитализмом.

По мнению некоторых экспертов, современная Россия смогла бы воспользоваться кризисной ситуацией понижательной волны пятого цикла, перехватить цивилизационную инициативу и выступить архитектором «мира после доллара», поведя за собой страны, заинтересованные в новом экономическом устройстве (включая Европу, Японию, Китай, Индию, Бразилию, Южную Корею и другие).

Но вернёмся к аграрным исследованиям Кондратьева. В Петровской академии он – приват-доцент, а затем профессор – становится во главе лаборатории сельскохозяйственной конъюнктуры, вскоре переименованной в Конъюнктурный институт. Вначале в штате всего пять сотрудников: директор, заместитель и три статистика. Но вскоре институт становится серьёзным научно-исследовательским центром, издаёт журнал «Экономический бюллетень» и периодический сборник «Вопросы конъюнктуры». Под началом Кондратьева работает уже 50 высококвалифицированных специалистов. Исследования института отличают единство глубокого анализа и нацеленных на решение конкретных вопросов разработок, широкое использование достижений научной мысли того времени, в том числе статистических и математических методов. Сотрудники работали с большой отдачей и воодушевлением. Их материалы широко использовались государственными органами. По запросам ЦК ВКП (б), ВЦИК, СНК, ВСНХ, Наркомфина, Наркомата земледелия институт готовил многочисленные записки и справки, их число доходило до двухсот в год.

При активном участии учёного Плановая комиссия Наркомзема РСФСР разработала первый в истории перспективный план развития сельского и лесного хозяйства (1923−1928), вошедший в историю как «пятилетка Кондратьева». Он выдвинул тогда идею тесной связи и равновесия аграрного и индустриального секторов, для чего предложил использовать как директивные (руководящие), так и индикативные (ориентировочные) показатели. Можно с полным основанием назвать Кондратьева главным разработчиком концепции плана-прогноза как одного из вариантов индикативного (рекомендательного) планирования, реализованного во многих странах Запада после Второй мировой войны. В середине 20-х годов идеи учёного окончательно оформились в концепцию равновесного развития экономики. Лишь «здоровый рост сельского хозяйства, − писал Кондратьев, − предполагает… мощное развитие индустрии». Эффективный аграрный сектор должен обеспечить подъём всей экономики, стать гарантом устойчивости народного хозяйства. Правительству предлагалось направить силы и внимание прежде всего на подъём аграрного сектора, нужды которого в техническом оснащении удовлетворяла бы промышленность.

Крестьянин, с точки зрения исследователя, для рационального ведения хозяйства должен свободно распоряжаться своей землёй: сдавать её в аренду, пускать в оборот и пр. Решительно выступая против наследия военного коммунизма – ограничения свободы в землепользовании, Кондратьев предлагал помочь крепким хозяйствам перейти к интенсивным и товарным формам, близким по типу к фермерским. Именно такая модель обладает значительными производственными возможностями и способна обеспечить быстрое наращивание объёмов товарного хлеба, включая поставки на экспорт.

Отнесение крепких, интенсивно развивающихся семейных трудовых хозяйств к кулачеству неизбежно приведёт к борьбе с ними, но только они способны стать основой экономического подъёма в стране. Стремление же большевистского правительства направить материальные ресурсы на поддержку сначала бедняков и малоимущих середняков, то есть слабых хозяйств, Кондратьев считал неоправданным. Им можно будет реально помочь лишь тогда, когда товарное производство на селе окрепнет.

В 1920-е Кондратьев напряжённо работает над теорией народнохозяйственных планов. Рынок он рассматривал в качестве связующего звена между национализированным, кооперативным и частным секторами. Предназначение же плана состояло, во-первых, в обеспечении более быстрого, чем при спонтанном развитии, роста производительных сил, во-вторых, в том, чтобы подъём народного хозяйства был сбалансированным. Разумное сочетание рыночных и плановых начал в экономической жизни страны представлялось Кондратьеву вполне пригодным для всех секторов.

В статье «План и предвидение» учёный резко критикует отрыв поставленных правительством целей от имеющихся в реальной жизни возможностей, разработку так называемых «смелых планов». «В лучшем случае они останутся безвредными, потому что мертвы для практики. В худшем – они будут вредными, потому что могут ввести практику в жёсткие ошибки». В ряде выступлений он предупреждал о последствиях волюнтаризма, приводящих к разрушению сельского хозяйства и неизбежному вслед за этим ухудшению ситуации на товарном рынке и в промышленности.

Памятная медаль в честь Николая Кондратьева.

В целом заслуга Кондратьева в области планирования заключалась в том, что он разработал стройную концепцию сознательного и осторожного воздействия на экономику. Неудивительно, что это пришлось не ко времени в годы «великого перелома». На конференции аграрников-марксистов теория равновесия, разработанная Кондратьевым и его единомышленниками, была раскритикована и названа «буржуазным предрассудком».

Учёный упорно отстаивал свою позицию при обсуждении проекта пятилетнего плана развития народного хозяйства, который был составлен под руководством известного советского экономиста и статистика Станислава Струмилина. В начале 1927 года острота ситуации определялась несколькими моментами: во-первых, исключительной важностью рассматриваемых проблем для будущего страны, во-вторых, тем, что за расхождениями по ряду теоретических и практических вопросов стояли различия методологического, а то и мировоззренческого характера, в-третьих, ограниченностью выбора решений из-за политических и идеологических установок.

Кондратьев, конечно, представлял вероятные последствия для себя публичной полемики, но выступил с резкой критикой разработанного документа. Наука не в состоянии дать надёжный, выраженный количественно прогноз изменения множества экономических показателей на сколько-нибудь отдалённую перспективу. Поэтому такие планы могут содержать лишь самые общие ориентиры, характеризующие главные направления развития.

Ученый подчёркивал необходимость согласования установок на форсированную индустриализацию с задачами сельского хозяйства, без решения которых невозможны успешный экономический рост и социальное развитие в будущем. Говорил об особом значении лёгкой промышленности, продукция которой является материальной основой, обеспечивающей включение крестьянства в общехозяйственный товарооборот. Указывал на важность сбалансированности платежеспособного спроса населения и наличной массы потребительских товаров, роста реальной заработной платы и повышения производительности труда.

В 1926–27 годах Кондратьев пытается отстоять свою позицию на страницах экономических журналов, трибунах совещаний (широкий резонанс имели его выступления в Коммунистической академии в ноябре 1926-го в связи с разработкой законопроекта «Об основных началах землепользования и землеустройства» и доклад в Институте экономики Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук в марте 1927-го), а также в докладной записке в ЦК «Задачи в области сельского хозяйства в связи с развитием народного хозяйства и его индустриализацией». Именно последняя работа послужила поводом для появления в журнале «Большевик» (№ 13, 1927) статьи Григория Зиновьева, содержавшей политическую и идеологическую оценки позиции автора и его сторонников и во многом определившей направление и характер будущих выступлений против учёного и его единомышленников. Точка зрения Кондратьева была названа «манифестом кулацкой партии», сам он объявлен вождём «либеральной устряловщины» и главой целой школы, объединившей «неонародников» (Чаянов, Челинцев, Макаров) и «либеральных буржуа» (Студенский, Литошенко). Несмотря на то, что сам Зиновьев был вскоре исключён из партии как один из лидеров троцкистской оппозиции и предан остракизму, его установки остались на вооружении.

Главный удар был нацелен против взглядов Кондратьева по планированию и управлению, развитию сельского хозяйства и промышленности, концепции больших циклов. Его позиция была расценена как направленная на срыв индустриализации и коллективизации, защиту кулачества, наступление на беднейшие слои крестьянства, реставрацию капитализма и подчинение народного хозяйства мировому рынку. Даже такое, казалось бы, очевидное утверждение, что рост реальной заработной платы должен быть поставлен в тесную зависимость от повышения производительности труда, левые критики сочли свидетельством стремления понизить уровень жизни рабочих. А высказывание учёного о невозможности указать точный срок крушения капитализма и рассчитывать на это в ближайшем будущем объявили здравицей в честь подлежащего отправлению на свалку строя.

В 1928 году Кондратьев был уволен из Конъюнктурного института, вскоре закрытого. В 1931-м учёного приговорили к восьми годам тюремного заключения и отправили в политизолятор, расположенный в Суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре. Он и здесь продолжал научную работу, несмотря на то что всё больше слабел и терял зрение.

17 сентября 1938 года по приговору Военной коллегии Верховного суда Николай Кондратьев был расстрелян.

Только через полвека его – вместе с другими учёными, проходившими по делу о «трудовой крестьянской партии» (никогда не существовавшей), – полностью реабилитировали. Имена крупных экономистов, их труды были возвращены народу, истории, науке.

Николай Дмитриевич Кондратьев прожил 46 лет. Но это был воистину «большой цикл», оставивший ярчайший след в истории отечественной и мировой науки. На его творческую жизнь – от окончания университета и до ареста – судьба отпустила всего 15 лет. Но за это короткое время им были написаны труды, свидетельствующие об оригинальности ума и энциклопедической образованности.

1992-й, когда отмечалось 100-летие Николая Дмитриевича Кондратьева, решением ЮНЕСКО был провозглашён годом памяти великого русского учёного. 

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения