Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Политика

Подробности. Как это было


08 февраля 11:26
 
Анатолий Кошкин
доктор исторических наук

«2 плюс альфа» – формула сдачи Курил. Часть II.
Подробности. Как это было - Фото с сайта http://newpeople.ru.
Фото с сайта http://newpeople.ru.

Намерение Ельцина и его клевретов заработать на сдаче Курил породило возмущение простых людей нашей страны. Именно они, не имея ни средств, ни помещений, ни опыта, стихийно создавали группы и комитеты сопротивления – на Сахалине, в Брянске, в Подмосковье. По инициативе ранее далёких от проблем советско-японских отношений депутата городского совета подмосковного города Калининград (ныне Королёв) В. Шмакова и научного сотрудника одного из предприятий города В. Кривошеева в сентябре 1991 года был образован «Комитет защиты Курил». Члены комитета организовали серию пикетов против посягательств на Курилы у посольства Японии в Москве и у центрального входа в здание МИД на Смоленской площади. Руководители комитета подготовили и собрали большое число подписей под открытым письмом председателю Верховного Совета РСФСР Б. Ельцину.

В письме, в частности, говорилось:

«Нас очень обеспокоило заявление члена временного руководства Союза Г. Явлинского о необходимости передачи четырёх островов Японии, которое мы считаем попыткой нового центра решать свои проблемы за счёт России…

Такое ненормальное положение нельзя терпеть. Будем помнить, что каждая пядь земли России полита кровью россиян.

Россия сейчас многими воспринимается просто как территория, богатая сырьём и дешёвыми трудовыми ресурсами, с которыми можно делать всё, что угодно…

Для национального правительства отдавать любую территорию без борьбы равносильно банкротству».

Государственная граница в районе острова Кунашир. Фото ИТАР-ТАСС.

Заметим, что несостоявшийся претендент на должность президента России Г. Явлинский в 1991 году являлся высокопоставленным правительственным чиновником в ранге вице-премьера. Его открытые призывы к попранию территориальной целостности России сначала удивили, а затем обрадовали японцев. Явлинский зачастил в Токио, где вёл соответствующие разговоры с представителями японской политической элиты.

Тем временем руководство российского МИД убеждало администрацию Ельцина и его самого смелее идти на уступки японскому правительству, голословно обещая в обмен на Курилы щедрую благодарность Токио. Торопили и японцы. На встрече с российским президентом в Нью-Йорке в январе 1992 года премьер-министр Японии К. Миядзава настойчиво требовал конкретизировать ельцинский «план решения территориальной проблемы». В конце концов, Ельцин согласился прозондировать отношение Токио к формуле «2 плюс альфа».

Эту миссию с энтузиазмом принялся выполнять Козырев во время поездки в Японию в марте 1992 года. Тогда он после официальных переговоров запросился на конфиденциальную встречу со своим японским коллегой министром иностранных дел Японии М. Ватанабэ. Во время разговора с глазу на глаз японцу была предложена форма сдачи Курил в два этапа – Хабомаи и Шикотан сразу, а Кунашир и Итуруп несколько погодя. По некоторым сообщениям, при этом российский эмиссар выяснял сумму японской «благодарности» за содеянное, или, используя нынешний жаргон, размеры «отката». Сделанное предложение было сокрыто не только от российской общественности, но и от вездесущих японских журналистов. Лишь через несколько лет центральная газета страны «Асахи» поведала читателям о попытке неприглядной сделки. В России же эта информация до сих пор малоизвестна.

Но Ельцин всё же опасался реакции соотечественников на столь явные предательские действия. С тем, чтобы несколько успокоить российскую общественность, в ноябре 1991 года было опубликовано «Письмо Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина гражданам РФ». В нём в заключение говорилось: «Исходным принципом любых договорённостей с Японией будет забота о благе единого и неделимого великого Отечества. Как первый в истории демократически избранный президент России заверяю вас в том, что российская общественность будет своевременно и полностью информироваться о намерениях и планах своего правительства». При этом о замыслах осуществить формулу «2 плюс альфа» не было сказано ни слова.

По мере приближения срока официального визита в Японию, где предстояли подготовленные МИД России конкретные переговоры об условиях сдачи Курил, сомнения Ельцина нарастали. О не мог не учитывать мнение народа, поддержанное армией и спецслужбами, о недопустимости нарушения территориальной целостности страны в угоду меркантильным соображениям получения от Японии «отступных».

Да и гарантий безвозмездной экономической помощи японцы не давали. Об этом прямо говорилось в опубликованном незадолго до визита открытом письме Ельцину ведущих российских специалистов по Японии и российско-японским отношениям. Доктора наук и профессора писали: «Глубоким заблуждением, навязанным руководству нашей страны японской пропагандой, является мысль, будто территориальные уступки или же обещания уступок в будущем… приведут к тому, что на нашу страну прольются обильные «иеновые дожди»: японские банки и предпринимательские фирмы не подчиняются токийским политикам и дипломатам и никогда не пойдут на альтруистические, благотворительные финансовые и экономические операции». 

Понимая, что проблема уступки Курил всё больше трансформируется в объект острой внутриполитической борьбы, в том числе на федеральных и местных выборах, Ельцин решил не рисковать – и, к огромному разочарованию японцев и их лоббистов в МИД России, скоропалительно, за три дня до начала, отменил свой визит в Токио.

Позднее он довольно откровенно объяснил причины столь неожиданного решения японским журналистам, отметив: «Российскому народу сейчас трудно. Добавить ему ещё территориальную проблему – он не выдержит и взорвётся. Из Японии я уеду под аплодисменты, а в Россию меня не пустят».

Виктор Черномырдин. 1997 г. Фото ИТАР-ТАСС.

Отметим, что при явном стремлении руководства тогдашнего российского МИД удовлетворить японские требования более здравомыслящие политики считали, что этого делать нельзя. Так, например, премьер-министр В. Черномырдин недвусмысленно заявлял, что «не собирается превращать наши острова в предмет разговора», и у него «нет намерений возвращать территории Японии».

В очередной раз иллюзии и обманчивые надежды японцев были порождены так называемыми «встречами без галстуков» Ельцина и премьер-министра Японии Р. Хасимото. В ноябре 1997 года во время беседы «без галстуков» в охотничьем домике в лесу под Красноярском Ельцин в форме «экспромта» вдруг заявил «другу Рю» о намерении подписать мирный договор с Японией не позднее 2000 года. Это было воспринято как решение уступить японским требованиям о «возвращении» южнокурильских островов. Однако вскоре в Токио поняли, что данное в неофициальной обстановке во время застолья обещание российского президента нельзя рассматривать всерьёз. Японская газета «Майнити симбун» писала не без сарказма: «Похоже, в России только один Ельцин верит, что территориальную проблему можно будет решить до 2000 года».

Что касается японской стороны, то её ошибка состояла в том, что Токио сделал – и, кстати, продолжает делать, – основную ставку на единоличное решение по поводу Курил того или иного российского руководителя. Негативную роль сыграло и то, что лидеры двух государств и их помощники прибегали к устаревшим методам «тайной дипломатии», пытались скрывать свои намерения и содержание переговоров. Закулисные обещания и посулы порождали серьёзное недоверие и подозрения в отношении замыслов властей предержащих. Противостояние в нашей стране по вопросу о судьбе Курил убедительно продемонстрировало возросшую роль общественных институтов, рост политического влияния сил, придерживающихся государственных патриотических позиций.

Принципиально важное значение имело высказывание президента России В. Путина 27 сентября 2005 года о том, что Курильские острова «находятся под суверенитетом России и в этой части она не намерена ничего обсуждать с Японией… Это закреплено международным правом, это результат Второй мировой войны».

Отстаиванием этой принципиальной позиции характеризовался и срок пребывания на посту президента Д. Медведева, который в ответ на несуразные утверждения японских политиков о якобы «сохраняющейся оккупации Россией Курильских островов» своей поездкой осенью 2010 года на Кунашир со всей определённостью дал понять, что Курильские острова были, есть и будут российскими. Эту линию, отбросив, наконец-то, прежние двусмысленности, ныне проводит и МИД РФ.

В заключение хотелось бы откликнуться на появившиеся в последние дни в российских СМИ критические статьи по поводу сделанного во время недавнего визита в Токио министром С. Лавровым замечания о том, что вопросы изменения территории государства по Конституции РФ могут решаться только в случае народного согласия, выраженного на референдуме. Главу российского внешнеполитического ведомства некоторые тут же заподозрили чуть ли не в «измене». Чего стоит хотя бы такой заголовок на сайте «Правые новости» в Интернете: «МИД РФ готов через референдум передать Курильские острова». 

В действительности же высказывание министра следует признать своевременным и корректным. В Токио должны, наконец, понять, что решать судьбу своей страны, тем более в таком затрагивающем глубокие национальные чувства вопросе, как территориальный, может и должен только народ России.

Полагаю, в Японии правильно истолковали слова о референдуме. По своему опыту общения с японскими политиками знаю, что ими возможность подобного референдума в России воспринимается как «страшный сон». Ибо они понимают, что подавляющее большинство населения нашей страны отвергает притязания Японии на Курильские острова.

Очевидно и то, что результаты общенародного референдума приобретут силу закона. Напоминание об этом накануне японского «Дня северных территорий» вполне уместно.

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения