Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Политика

Спор-площадка. Борьба за Кремль


29 февраля 10:39
 

Идея теоретика и практика постмодернизма Марата Гельмана «освободить Кремль от администрации президента и самого президента и сделать там качественный исторический музей» взбудоражила общественность. Многие задаются вопросом: почему «арт-идеолог» выступил с этим предложением именно сейчас? Неужто и в самом деле затем, чтобы ознаменовать Год истории громкой акцией? «Файл-РФ» даёт возможность высказаться по этому поводу двум общественным деятелям. У каждого – своё видение ситуации.
Спор-площадка. Борьба за Кремль -

Святое право туриста

Константин Михайлов, координатор движения «Архнадзор»:

Фото ИТАР-ТАСС.

– Откройте дореволюционные путеводители, и вы узнаете, в какие дни можно было посетить кремлёвские дворцы, побывать на колокольне Ивана Великого. Однако с 1921 года все музеи Кремля закрыли, и он на несколько десятилетий превратился в городок, куда простым гражданам вход заказан. В 1955-м было принято решение об открытии Кремля для посещений, и судя по путеводителям и фотографиям того времени, наши любознательные соотечественники могли бродить по Сенатской площади, вдоль фасадов Сената и Арсенала. Сейчас доступная для посещений зона меньше. Правда, в последние годы у граждан появилась возможность побывать на колокольне Ивана Великого, посетить новые выставочные залы в Патриаршем дворце. В Кремле находятся действующие Архангельский, Успенский, Благовещенский соборы. В них проводятся службы; они в то же время являются объектами музейного показа.

Но этого, на мой взгляд, явно недостаточно. Вполне правомочно ставить вопрос о доступности для музейного показа, в частности, Теремного дворца XVII века – знаменитого памятника русской архитектуры. Считаю, что вполне возможен допуск граждан в Грановитую палату с её красивейшим интерьером, показ залов Большого Кремлёвского дворца – прежде всего знаменитого Георгиевского, Владимирского, возможно, и других, посвящённых русским орденам. В старинных дворцах нет рабочих помещений Администрации президента, там проходят протокольные мероприятия, причём в определённые дни. Почему бы музеям не согласовать с комендатурой Кремля режим посещений этих дворцов туристами? Когда-то местом прогулок москвичей был Тайницкий сад, располагающийся вдоль южной стороны кремлёвской стены, выходящей к берегу Москвы-реки. Сейчас это режимная зона.

Можно открыть для показа участок кремлёвской стены с несколькими башнями. Это нормально. Во всех древних государствах цитадели давно утратили функции крепостей и стали туристическими объектами.

Конечно, нахождение в Кремле резиденции политической власти – такая же историческая традиция, как и размещение здесь части культурного наследия России. Не надо убирать оттуда президентскую власть, но расширять доступную для посещения туристов культурно-музейную зону необходимо.

Во многих странах комплексы зданий, аналогичные нашему Кремлю, являются одновременно центрами расположения власти и достопримечательностями, доступными для туристов и местных жителей. Один из примеров – Хофбург в столице Австрии Вене, который состоит из нескольких десятков зданий, площадей, дворов и садов. Там есть и музеи, и концертные залы. В дни национальных праздников президентская резиденция открывает свои двери для посетителей. Глава государства лично встречает гостей – я был свидетелем такой церемонии. Экскурсии проводятся в знаменитом Пражском Граде – резиденции президента Чехии, в Белом доме и Конгрессе США. На мой взгляд, такая практика сокращает дистанцию между «верхами» и «низами», вторые перестают чувствовать некую неполноценность перед первыми, избавляются от подобострастия. У граждан возникает чувство тесной сопричастности отечественной истории, без чего не может быть национальной общности.

Музеефикация власти

Юрий Крупнов, председатель Движения развития:

 

– Марат Гельман чётко и однозначно заявляет, что вывод власти из Кремля необходим для того, чтобы провести её десакрализацию. Нанятым менеджерам нужна, видите ли, другая система символов.

Кремль мешает «модернизаторам» как ценностная категория. Дескать, зачем нам, проводникам нового мышления, разные анахронизмы? Перенесём-ка их в другое место. Чёткое и открытое заявление. С него и надо было начинать, а не запрятывать в текст.

Потому что всё остальное является лишь красивым обрамлением, призванным закамуфлировать продавливаемую идею, затуманить сознание людей. Вроде как пришла пора превратить Кремль в учебный центр российской истории, разместить здесь уникальные экспонаты, якобы отбираемые церквями у музеев, провести децентрализацию центра (за отъездом президента, мол, последуют Дума, правительство и прочие ключевые структуры), привлечь сюда массы туристов… Не уникальные отечественная история и культура, не серьёзное совершенствование музейной деятельности Кремля интересуют сейчас господина Гельмана и иже с ним. Им нужна десакрализация власти.

«Патернализм, который мы все ругаем, существует внутри некой традиции. Там, где есть царь-батюшка и ещё какие-то символы власти, среди которых одним из главных как раз и является Кремль». Ату его! «Сакральная власть никому не нужна». Тусовщикам типа Гельмана, изобретающим «артефакты», не нужна однозначно.

Какое им дело до того, что для каждого патриота России «начинается земля, как известно, от Кремля». Так говорил ещё Владимир Маяковский, в родословной которого было намешано много кровей. Что Москва и Кремль всегда были символами российской государственности, что размещение там резиденции главы государства – вполне закономерно и не может вызывать никаких недоумённых вопросов у всякого нормального гражданина страны. Осознанно или интуитивно он понимает, что десакрализация власти, пропагандируемая Гельманом и Ко, является подрывом российской государственности.

Мне могут возразить, что лично я выступаю за перенос столицы на Дальний Восток, дабы придать импульс его опережающему развитию. Но резиденция главы государства должна быть не только в новой столице, но и в Московском Кремле. Здесь продолжит находиться штабная система президента – Администрация.

Не случайно идеи а-ля Гельман вбрасываются во время предвыборной кампании. За продавливанием приватизации, разговорами о децентрализации и т. д., которые ведут либеральные эксперты и оппозиция, скрывается накат на основы политики Владимира Путина. Время выбрано очень верно. Не учитывая этого, трудно понять, почему именно зимой 2012 года для либералов такое важное значение приобрёл вопрос изгнания федеральной власти из Кремля. Никакими объективными предпосылками это не обусловлено. Разговоры о том, что туристам непросто попасть в Кремль, велись и раньше, но они не имели политического подтекста.

От редакции:

Что правда, а что от лукавого в озабоченности отсутствием нормального доступа ко многим культурным достопримечательностям Кремля?

Острые экономические, социальные, инфраструктурные проблемы столицы – такие как перегруженность центра конторами, неприспособленность жизненного пространства к потребностям москвичей и туристов, запущенность городской среды – существуют давно. Но раньше с ними вроде бы мирились, а тут враз выплеснули всё в общественное сознание, в СМИ за несколько недель до выборов. И это, конечно, не случайно.

Как показывают рейтинги, большая часть избирателей намерена голосовать на президентских выборах за Владимира Путина. Это и не устраивает либералов и постмодернистов. Отсюда желание переместить президентскую власть из Кремля куда-нибудь на задворки – скажем, в «городок, построенный рядом с Шереметьево», как сказал в одном из интервью Марат Гельман. Чем подобный проект может обернуться для Российской государственности, «освободителей» Кремля волнует мало – к ней они всегда испытывали скрытую и явную неприязнь.

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения