Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Экономика

Компетентное мнение. Президент Центра экономической политики и бизнеса Елена Румянцева: «На Россию приходится треть мировых убытков от утечки капитала»


24 мая 19:21
 
Александр Приходин

«Вывод национальной экономики из офшорной тени» Владимир Путин назвал приоритетом страны на ближайший период. Бегство компрадоров, схемы и суммы выведенного за рубеж капитала, предупреждения об угрозе захвата иностранными собственниками государственных активов стали в последнее время сюжетами многих публикаций.
Фото с сайта segodnya.ua.

Как воспрепятствовать «офшоризации», вывести нашу экономику из тени на широкую дорогу социального творчества, размышляет доктор экономических наук, профессор Елена РУМЯНЦЕВА – автор более 40 книг, президент Центра экономической политики и бизнеса.

Елена Евгеньевна, почему начало рыночных реформ ознаменовалось не притоком в нашу страну инвестиций, на что многие так надеялись, а бегством капитала, уводом его в офшорные зоны?

Профессор Елена Румянцева.

– Сегодня уже очевидно, что по незнанию законов рынка были допущены серьёзные просчёты в экономической политике. Отказ государства от управления согласно псевдонаучной концепции laissez-faire (невмешательстваРед.) фактически заместился максимизацией расходов на содержание бюрократического аппарата. Это нашло выражение в росте его численности с гарантированным финансовым обеспечением и системой жизненно важных льгот. Но – без фактической оценки эффективности работы и соотнесения нормативов затрат с неконтролируемыми расходами, то есть коррупционным полем. При том, что рост стоимости услуг государства происходит на средства налогоплательщиков.

К первой ошибке добавилась вторая: абсолютизация монетарного подхода, разработанного ушедшим из жизни Милтоном Фридманом. Никто не принижает значение трудов этого выдающегося экономиста, но подобный подход не может иметь всеобъемлющего характера, не жизнеспособен вне связи с морально-нравственным, культурологическим и стоимостным измерением, основанным на увеличении доходов всех без исключения работающих пропорционально росту их производительности труда. К тому же уход государства от ответственности за экономику не мог не привести к бюрократизации, умножению ущерба от коррупции.

А в борьбе с ней возобладал другой ошибочный подход – технократический, когда игнорировался человеческий фактор. Но ведь ничто не происходит само по себе. Кто-то псевдонаучные и не очень значимые мысли тиражирует, кто-то, вводя в заблуждение себя и других, их внедряет, а кто-то присваивает капиталы. Они не гуляют обезличенными, непонятно как уходя в офшоры. Между тем, технократический подход привёл к фетишизации офшоров. Они в ходе публичного обсуждения выступают некими обезличенными структурами.

И здесь – на пути к истине – возникает много вопросов. Первый: где брать материал для исследования феномена офшоров, если данные не полны? Второй: кто конкретно задействован в силу своей персонифицированной ответственности в разукрупнении проблемы или уводе её в тень? Как быть, если вывезенный капитал имеет криминальный характер, образовался в результате преднамеренного банкротства компаний, недружественного поглощения, рейдерского захвата, нецелевого использования государственных средств? И такие вопросы тем более актуальны, потому что до 2006 года из страны уходили огромные деньги, происхождение которых имело ярко выраженный противоправный характер. Речь шла о нецелевом использовании бюджетных средств с явным стремлением их присвоения и укрывательства за пределами страны. Согласно отчёту Счётной палаты 2004 года, ни одной «чистой сделки» по российской приватизации зафиксировано не было. Но и никаких шагов по преодолению «нечистоты» проведённых схем тоже не предпринималось.

  

Теперь давайте рассмотрим эту проблематику с другой стороны. Для предпринимателей, «играющих в тени» со своими капиталами, офшоры – всего лишь налоговые гавани. Площадки для развития бизнеса, предлагающие на правах администратора пониженные барьеры вхождения на зарубежные рынки. Сегодня имеется множество посредников между предпринимателями и регистрационными службами офшорных зон, которые смогут обосновать все преимущества вложения в них того или иного капитала. Ориентировочно за 5000 долларов переведут любые средства, и услуга пользуется спросом.

Офшорные зоны существуют десятилетия, и ни одна высокоразвитая страна не стала бы сегодня делать им «больно». С точки зрения бизнеса, нет ничего предосудительного в процессах перелива капиталов между странами и стремлении капиталистов минимизировать налогообложение. В понятие «офшор» заложены основы законодательства некоторых стран, позволяющие полностью или частично освобождать от фискальной нагрузки компании, принадлежащие иностранным лицам.

Так называемые «классические офшоры» – это, как правило, малые государства с низким уровнем развития экономики. «Квазиофшоры» – страны или регионы, где кроме офшорных компаний есть и обычные. Во многих таких государствах налогами облагается лишь та деятельность фирмы, которая ведётся в границах этих стран.

В Российской Федерации с 1 января 2008 года вступил в силу приказ Минфина с перечнем 42 (на сегодня) стран и территорий, которые предоставляют льготный режим налогообложения и (или) не предусматривают раскрытия информации при проведении финансовых операций. Получается, что само ведомство как бы заявляет о возможности «уйти» всем желающим в офшоры. Хотя бегство капиталов – это, на мой взгляд, то же самое, что «утечка мозгов». Только за первым стоят предприниматели, а «утечка мозгов» происходит вынужденно, из-за недостатка расходования денег на нужды науки и образовательной деятельности.

В то же время мировое сообщество едино в оценках вреда от перетока капитала в офшоры для развития национальных экономик. Совокупные потери всех государственных бюджетов стран-экспортёров капитала в эти зоны составляют не менее 300 миллиардов долларов. Треть мировых убытков несёт Россия. И что более существенно: офшорная деятельность фaктически в глобальном масштабе тесно связана с коррупцией, которая наносит национальным экономикам удары изнутри, обеспечивая переток собранных с налогоплательщиков средств в личные карманы высокопоставленных граждан и постройку на неправомерно полученные доходы целых городов-посёлков – личных прибежищ аристократов сферы капиталообразований и сбережений.

Получается, что мир развивает бизнес, обогащающий себя исключительно на отъёме средств от социальных нужд?

 

– Я бы не стала представлять офшоры только в негативном свете. Обсуждаемая нами тема – часть проблематики обогащения, законного и не очень. Понимаете, не все люди хотят быть премьерами, министрами, общественными или политическими деятелями и стремятся использовать эти места как сугубо доходные. В то же время для каждого человека естественно вырасти в собственных глазах и добиться возможного общественного признания путём улучшения бытовых условий, уровня и качества жизни. Быть здоровым и богатым, защищённым системой законов и правоохранительной, судебной властью, чувствовать себя комфортно в малокоррумпированной стране – ничего плохого в этом нет. Скверно, когда человек добивается намеченного неправедными средствами.

Специфичная общероссийская практика формирования коррупционного поля безынициативности, некомпетентности, стремительного обогащения и параллельно действующей теневой экономики предпринимателей, не менее ловких, чем коррупционеры, дезинтегрирует общество и начисто изживает мотивацию в труде и долгосрочных сбережениях на благо своей семьи. А нет уверенности в завтрашнем материальном достатке – по сути, нет и семьи. Люди получают разносортные деньги, заодно легализуют своё имя путём подкупа в науке, не останавливаются перед плагиатом; пользуясь своей рыночной или государственной властью, банкротят целые компании, наживаются на финансовых пирамидах и параллельно переводят созданную чужим трудом стоимость за рубеж.

Но тема офшоров не исчерпывается только вышесказанным, если двигаться от верхушки к основанию этого «айсберга». Миром правит в первую очередь не капитал, а интеллект; вектор развития задают определённые процедуры, за которыми стоят конкретные лица – участники процессов перетока капиталов в офшоры. За технократизмом, монетаризмом, схоластикой нет офшора, а есть не поднятая знаниями часть проблематики.

Офшоры – это продвинутый, наукоёмкий, интеллектуальный продукт. Законодательство даёт возможность их образования легальным путём, иначе власти просто принудили бы эти зоны прекратить свою деятельность. Нельзя упускать из виду, что криминальные авторитеты – нередко одарённые, интеллектуальные люди, которые не нашли себя в легальной деятельности, но хотят стать обеспеченными в силу своего чувства достоинства, желания внутреннего комфорта, прочих претензий. А если человек не может расходовать свой талант на общественном поприще, ему ничего не остаётся, как пойти нечестным, незаконным путём, но добиться самореализации. Уход в офшоры объясняется, среди прочего, бюрократическими проволочками, ослаблением механизма ответственности чиновников, низкой эффективностью контрольно-розыскных мероприятий. Когда власти и силы правопорядка бездействовали и не защищали инициативных людей, не политиков, от посягательств на их собственность, им ничего не оставалось, как вывозить капиталы.

Где можно заплатить за право оставаться в живых и комфортно при этом себя ощущать, быть преуспевающим предпринимателем, иметь условия для реализации творческого потенциала? Если в офшорах даже физически, а не только виртуально, через наёмных лиц, находиться надёжнее, не принадлежа ни к коррумпированному клану, ни к криминалу, – значит, ставка сегодня делается на них.

Надо принимать во внимание и тот важный аспект, что офшорный капитал затем возвращается в страну в виде иностранных инвестиций. Но вывоз его из России в последние годы, к сожалению, превышает возврат.

Если даже такие вливания и происходят, они несопоставимы с теми потерями, которые несёт национальная экономика. Только в 2011 году в офшоры выведен триллион рублей. И кредиты офшорным фирмам, имеющим российских учредителей, со стороны отечественных банков составили около 83 миллиардов долларов. Это не «оттоки» иностранных инвестиций, а наши деньги! Мало того, по существующим в мировой финансовой системе правилам любая российская компания, переданная в частные руки и реинкорпорированная за рубежом, рано или поздно будет выведена из-под контроля государства. Разве не так?

– «Офшоризация» в годы шоковой терапии оказалась за пределами нормотворческой и правоохранительной деятельности. Наше законодательство состоит из старых и новых положений, но определяющим всё-таки является защита прав личности. Уменьшение же совокупной денежной массы, наработанной трудовыми доходами, то есть вывоз за границу овеществленного труда – не что иное, как эксплуатация граждан, запрещённая в социальном государстве, регулируемом нормами Конституции РФ. Когда вы ходите на работу, но получаете зарплату, не адекватную своему труду, – иначе, чем внеэкономическим принуждением это не назовёшь. И осуществляется оно путём присвоения собственником части заработанных наёмными работниками денег, которые укрываются в надёжном месте и фактически не облагаются налогами.

  

Я считаю, что информационная инфекция, распространяемая публично, по открытым каналам и на протяжении длительного периода, также стимулировала вывоз капитала за границу. Кто профинансировал воспевание у нас на телеэкране бандитского образа существования и всеобъемлющего порно как замены истины, любви, семейных ценностей? Мы постепенно стали воспринимать представителей криминала как положительных героев. Это же безобразие!

Я написала учебник по нравственной экономике для школы. Но прежде провела опрос учащихся. Оказывается, главная мечта большинства детей – быстро разбогатеть. Но что значит добиться этого в современных условиях без особого напряжения в труде (что подразумевается само собой)? Вопрос риторический: только украсть! В сознании подростков, да и всего общества за годы шоковой терапии механизм труда заместился механизмами воровства, братоубийственных распрей, а заодно и мотовства на этой же почве. В таких условиях убирать из Уголовного кодекса ответственность за экономические преступления – значит, ещё более дезинтегрировать общество, усиливать в криминальной среде ощущение безнаказанности. Как тогда воспрепятствовать ослабляющему национальную безопасность и, скажем мягко, не препятствующему учащению кризисов оттоку денег за рубеж? Если мы будем заниматься только «деланием денег», кто вырастит нам картошку, сошьёт костюм, соберёт высоколиквидный автомобиль и, наконец, родит детей?

Мы не являемся лидерами перестройки глобального законодательства, а подписываем документы, уже принятые международными организациями. Хотя из-за «пробоин», связанных с судебными разбирательствами, недостатков в правоохранительной и правовой деятельности, наши острые социально-экономические и морально-нравственные проблемы заставляют по-иному, с большим реформаторским размахом обновлять и дорабатывать отечественное законодательство, предлагать новые позитивные модели общественного обустройства.

Рост бюрократизации в России и усложнение экономического взаимодействия в обществе уводят нас от правоприменительной практики в отношении коррупционных группировок, связанного и не связанного с ними теневого капитала. Хотя генеральная прокуратура и выявила десятки тысяч нормативно-правовых актов, не прошедших антикоррупционную экспертизу, средства массовой информации долгое время рассматривали эту социальную болезнь лишь в ракурсе незаконно нажитого имущества отдельных персон. При этом, как и в случае с приватизацией, расследование общественно значимых, но локальных преступлений останавливается. Между тем, это разрушительный механизм, который разваливает экономику и социальную сферу. По официальным данным Следственного комитета за 2010 год, ущерб от выявленных коррупционных преступлений, совершённых на территории России, составил около триллиона рублей.

Откуда такие огромные деньги для вывоза за рубеж? Почему так уверенно ведут себя «прихватизаторы», которые стремятся как можно быстрее прибрать к рукам оставшуюся госсобственность?

– Давайте сядем в автомобиль и проедем по России. Сколько пустующих производственных площадок образовалось? Сколько рейдерских захватов состоялось? Где был лес – там мусор; где дороги – там ямы; где возделывали огород – там ничего. Перераспределив собственность, новые хозяева не продолжили производство, а загубили его. Выбросили на улицу всех, кто имел работу. Сняли сливки с доходов прежнего трудового коллектива.

Я тоже могла оказаться в подобной ситуации, когда противоправная сторона открыто – через суд – пыталась по поддельному документу переписать мою жилую площадь, где проживаю 13 лет, на себя, то есть использовала рейдерский путь захвата чужого имущества. Если бы я не чувствовала себя уверенно в правовом поле и не обратилась за помощью к сотрудникам правоохранительных органов, то оказалась бы просто бездомной. В московском суде моё дело слушалось по подделанному документу (другого у противоправной стороны просто не было, кроме лживых свидетельств истца). При этом никто, кроме меня самой, не стал подвергать экспертизе неграмотно оформленный для нашего, казалось бы, частного дела документ, определять, легальный он или специально изготовленный для рейдерского захвата. А как же гарантии государства, право на спокойную жизнь под крышей своего дома? Как же защита от злоумышленников даже в таком пустяковом вопросе, если сравнивать с десятками миллиардов долларов, которые страна недополучает для своего благоденствия? Нет защиты со стороны права и суда в малом – не будет и большого организованного правопорядка.

Самое пока недостижимое – предупреждение финансовых и прочих преступлений. Пять миллионов граждан Российской Федерации стали бомжами – их единственное жильё противоправными сделками с недвижимостью захватили жулики. Сегодняшние бездомные тоже, вероятнее всего, прошли многочисленные судебные заседания, но они им не помогли. Такова сегодняшняя жизнь: оступился, и можно лишиться всего – доходов, дома, хлеба…

Недавно преданы огласке такие данные: в сфере финансов существует 120 механизмов укрывательства средств, махинаций. Хорошо, что их считают. Но кто же будет предупреждать? Кто опередит преступников? Должен быть выработан механизм противодействия коррупции, создана прецедентная практика, которая вселила бы в наше общество надежду, что нарушители закона непременно понесут наказание. В этом я вижу спасение от крупномасштабных финансовых схем и пирамид, в сетях которых всё ещё остаются многие.

Где в России «спрятаны» ростки борьбы с бюрократией, коррупцией, формированием неэффективных потоков денежных средств в масштабах всей страны, включающих не избыток капитала, а его многолетний отток и накопление в зарубежных экономиках? Привычный штамп: в законодательстве. Но оно, как мы выяснили, не работает.

Кто будет заниматься в Государственной думе предупреждением преступлений в финансовой сфере, если существуют некоррупционные высокодоходные операции, отвлекающие депутатский корпус от напряжённых повседневных обязанностей? В нижней палате парламента – народный артист Иосиф Кобзон, певец Николай Расторгуев, олимпийские чемпионы Антон Сихарулидзе, Александр Карелин, Светлана Журова, президент Федерации хоккея Владислав Третьяк… Все они имеют официально представленные данные о миллионных доходах за прошлый год. При продолжающейся «утечке умов и капиталов» за рубеж не от хорошей, очевидно, жизни.

В отечественной науке заняты 25 тысяч докторов наук, в то время как в США проживают 17 тысяч докторов наук – выходцев из бывшего СССР. В Соединённых Штатах труд учёного по статусу на первом месте. А у нас? Я, учёный с 20-летним стажем научно-практической, консалтинговой деятельности, имея дипломы высших отечественных и зарубежных учебных заведений, будучи автором «Новой экономической энциклопедии», единственной постоянно переиздающейся в России, много лет официально получаю за передачу высокоинтеллектуальных знаний зарплату, которую преуспевающий российский бизнесмен ежедневно пускает на карманные расходы. Наука и образование в нашей стране мотивированы только внутренне. Поэтому и нет сопряжения со сложнейшей экономической тематикой. На первый план выходят всё более серьёзные проблемы, но они не находят развития.

Между тем, специалисты из системы российского высшего экономического образования давно могли бы выступать независимыми экспертами по самым сложным вопросам. Они профессионально раскрыли бы завесу современных теневых потоков в офшоры, которые оказывают негативное влияние на ход всей мировой экономики. Речь ведь идёт не просто об утечке капиталов как цифре, которую мы все долгое время как-то непродуктивно комментируем, но и о подкупе должностных лиц, манипулировании средствами массовой информации, оплате «труда» лоббистов и киллеров, тщательном прикрытии криминального характера нажитого капитала, возможностей его вывоза в условиях ослабления контроля над предпринимательской деятельностью.

По моему глубокому убеждению, личная жизнь, частная собственность бизнесмена, как и политика, и каждого человека, безусловно, должны охраняться законом. А вот переливы капитала, особенно подозреваемого в незаконном происхождении, необходимо сделать прозрачными.

Что касается глубокого изучения проблемы офшоров и воспрепятствования увеличению вывоза капитала, то я бы предложила собрать крупицы уже имеющихся знаний по этому вопросу в рамках наукоёмкого проекта, подвергнув анализу данные правоохранительных органов, министерств и ведомств. Это будет специализированная государственная программа противодействия разрастанию коррупции и теневого сектора, криминального бизнеса. Она поможет Владимиру Путину «вывести национальную экономику из офшорной тени». Я уверена, что президент справится с этой задачей.

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения