Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
История

Экономисты милостью Божией: протопоп Сильвестр


18 июня 09:10
 
Любовь Зайцева
старший научный сотрудник Института экономики РАН

Среди тружеников и радетелей о благе Отечества имя протоиерея Сильвестра должно по праву занимать одно из самых заметных мест. Многие его идеи не утратили своего значения и поныне.
Экономисты милостью Божией: протопоп Сильвестр -

Для нас важны не столько его конкретные советы по различным экономическим вопросам, сколько сам подход к их решению, заключающийся не в следовании голой «экономической рациональности», а в том, чтобы, развивая хозяйство, не забывать об истинных, духовно-нравственных ценностях.

Священник Кремлевского Благовещенского собора Сильвестр (умер около 1566 г.) – одна из наиболее загадочных и удивительных личностей среди церковных деятелей, принимавших активное участие в политической жизни страны середины XVI века.

Домосковский период отца Сильвестра, когда тот жил и работал в Новгороде, остаётся белым пятном. Единственный источник – «Домострой». Из него можно узнать, что Сильвестр занимался изготовлением икон и перепиской книг. В его мастерской было много работающих по найму, которых он обучал разным ремёслам. Из «Домостроя» также известно, что Сильвестр вёл большую торговлю. В делах ему верили «и зде, и иноземцы», что подтверждают ливонские источники. Появление Сильвестра в Москве можно отнести к промежутку между 1543 и 1547 гг. Вероятно, он был призван своим земляком митрополитом Московским и всея Руси Макарием «якоже мужъ примернаго благочестiя и добродетелей, для собеседованiй и наставленiй юному царю». Сильвестр становится священником Благовещенского собора в Московском Кремле.

Молодой Иван Васильевич, будущий Иван IV Грозный, и Сильвестр.

В автобиографической части первого Послания Иоанна IV (Грозного) князю Курбскому имеется свидетельство, при каких обстоятельствах царь обратил своё внимание на протоиерея. После упоминания о пожаре, случившемся в Москве 21 июня 1547 года, во время которого сгорели 1700 человек «мужеска полу и женьска и младенецъ» и было уничтожено множество зданий, и об убийстве толпой дяди государя Юрия Васильевича Глинского, царь пишет: «Посемъ же, совета ради духовнаго и спасенiя ради души своея, прияхъ попа Селивестра».

Явившись к встревоженному царю, бежавшему с семьей и малочисленной охраной в село Воробьево, Сильвестр в пламенной речи изобразил перед ним отчаянное положение государства, указал на причину всех несчастий – проступки молодого правителя, предрёк, что небесная кара уже висит над ним в образе народного бунта. Он обличал, увещевал и ободрял государя, взял на свою душу царские грехи и вызвался быть его наставником в духовной и мирской жизни. «Для исправленiя Иоаннова, − восклицает Карамзин, − надлежало сгореть Москве!».

Смиренный протоиерей незнатного рода, религиозно настроенный, наделённый чистыми помыслами и возвышенным стремлением духа, не требуя себе ни высокого положения, ни богатства, ни наград, становится руководителем и духовным наставником юного Иоанна. Царь, которому не исполнилось и семнадцати лет, оказался под крепкой опекой не только в частной жизни, но и в государственной деятельности. Воля протоиерея, точно рука Провидения, повела Русское государство по пути правды. Иоанн всецело вверил себя Сильвестру – духовному лицу с сильной волей, горячей верой, твердыми убеждениями и непреклонным характером. Как выяснилось, не зря. «Пришелец» из Новгорода играет исключительную роль в качестве главного советника государя. Только что сплочённое из разных уделов и расстроенное 13-летней анархией государство поднимается на такую высоту, какой оно не достигало в предшествующий период истории. Наставляя молодого царя в вере и благочестии, помогая в изучении Священного Писания, Сильвестр вместе с тем учил и государственному разуму. Русское государство «не словомъ токмо, но и дѢломъ» должно «показати веру». Такая направленность оказалась для только что вступившего на престол правителя особенно привлекательной.

В XVI веке был написан знаменитый «Домострой».

«Домострой» Сильвестра, по достоинству оценённый потомками как бесценный литературный памятник середины XVI века, – это прежде всего устав семейной жизни, адресованный всем гражданам России с целью воспитания их в праведности, благочестии, любви к Богу, Царю и Отечеству. Для историков он – источник истории русской жизни и быта, для филологов – неисчерпаемый кладезь русского языка. Книга написана живо, с обилием пословиц и поговорок. В том и состоит, отмечают исследователи, основная ценность «Домостроя» сегодня: с его помощью мы можем заглянуть в быт наших предков XV–XVI вв. и как бы присутствовать при их разговорах. Фактически это сборник правил, советов и наставлений по всем направлениям жизни человека и семьи, включая общественные, семейные, хозяйственные и религиозные вопросы. Автор стремился посеять в неокрепших юных душах духовные семена, по мере взросления укрепить их, чтобы читатель был полезным и достойным гражданином своей страны. Сильвестр добивался того, чтобы евангельские законы любви стали органической частью жизни русского человека, вошли в его плоть и кровь, чтобы вместо преходящих земных благ наши люди познали единого Бога – Иисуса Христа, чтобы Он был «написанъ» в их сердцах, а Его жизнь стала примером и образцом в повседневной жизни каждого, ибо нет другого основания русской государственности.

Трехчастность «Домостроя» отражает христианский догмат о Святой Троице. Последовательно излагаются правила «духовнаго» (религиозные наставления); «мирскаго» (семейные отношения) и «домовнаго строенiя» (хозяйственные рекомендации).

Какие же требования выдвигает Сильвестр для успешной хозяйственной деятельности русского человека? Накопление вещественного богатства как в семье, так и государстве, прежде всего, должно осуществляться за счет «праведнаго труда». Государю (хозяину земли Русской) надо служить не только верою и правдою, но и добрыми делами. Это значит, что все должны быть заняты своими трудами, рукоделиями зарабатывать себе хлеб и прибыток государю. Исходя из этих посылов, автор «Домостроя» советует зажиточным хозяевам превратить дом в мастерскую разных дел – золотых и серебряных, прядения «тафты и камки», иконописи и т.д. При особо богатых домах Сильвестр предлагает создать мастерские: железных дел, «платейныхъ» (по пошиву платьев), сапожных, кузнечных и даже медеплавильных. По его замыслу, именно в семейном кругу следует готовить кадры для промышленности и различных ремесленных производств, чему непременно должна уделять внимание и царская власть.

Отличный семьянин, заботливый отец, рассудительный хозяин, Сильвестр мог всю семью и прислугу занять постоянным делом, и по возможности найти для них время и для отдыха, устроить полезные знакомства. Он не только отпустил на волю свою дворню («работныхъ своихъ всехъ свободихъ и наделихъ»), но и выкупал из неволи чужих рабов, пленных и должников, чтобы жили «добрыми домами». Этого мало: для «многихъ пустошныхъ сиротъ» и «убогихъ мужеска полу и женьска» его дом служил воспитательным и странноприимным заведением, школой ремёсел, искусств, промышленности и торговли, грамотности и науки, подготовлявший для государства обученных полезным навыкам («хто чево достоинъ») граждан, а для Церкви – священников и дьяконов.

С особым уважением Сильвестр относился к «торговому человеку» и призывал «пригоже почтити, напоити, накормити и добрымъ словомъ его привечать». Он советует покупать товар тогда, когда он дёшев, и купить его «съ лишкомъ», чтобы впоследствии с прибылью продать. Именно так поступает домовитый и благорассудный хозяин. Но тут же предупреждает: купцы, мастеровые и земледельцы должны торговать только «прямымъ и благословеннымъ» − плодами честного труда, а не украденным или добытым разбоем товаром, поклепом и «злохитрствомъ».

Прочное материальное положение в доме обеспечивается строгим контролем. Поэтому «Домострой» рекомендует вести обязательный учёт «во всякомъ обиходѢ, въ торговлѢ, въ казнѢ, во всякомъ дворовомъ запасѢ». В доме всё должно быть перемерено, перемечено и записано, сколько чего припасено, сколько отдать по государеву приказу и сколько разойдётся для домашних потребностей. Следует также вести учёт доходов и расходов, чтобы «въ житiи, и обиходъ держать по приходу и расходу». По своему «добытку смотря», рекомендуется «и ести, и пити, и носити, и государю служити». Кто начнёт жить «не по силѢ», тот получит «отъ Бога грехъ, а отъ людей посмехъ».

Ещё одно непременное условие материального благополучия – бережливость. За хозяйственную часть дома отвечает помощник «домовладыки» – ключник или дворецкий. Он должен за всем строго следить: всякая ли вещь лежит на месте, обихожены ли животные, припасён ли корм и т.д. Ему необходимо «въ торгу смотрети всякаго запаса къ домашнему обиходу», чтобы закупить непортящийся товар и заготовить его на несколько лет вперед. У домовитого ключника все «по числу» и все на месте, чисто и «замкнуто» (закрыто).

Рассудительный и мудрый хозяйственник, Сильвестр, сообразуясь с потребностями народа, даёт практические рекомендации: «какъ домъ строити», или лавку, или амбар, или деревню, как заморский товар закупить и из дальних мест его доставить, как «дворовое тягло» платить и т.п. Для распространения торговли и рукоделия он рекомендует распространять среди народа советы по огородничеству, садоводству, животноводству, лесной и заводской промышленности.

При этом духовный наставник молодого царя обращается к зажиточным людям, чтобы они берегли себя от «всякаго неправеднаго собранiя и ростовъ и корчмы», слуг держали «по силе» и «пищею и одеянiемъ (их) удоволили». Дворовыхъ людей необходимо обучить ремеслу и занять рукоделием, чтобы у них пропало всякое желание «въ коръчмѢ пити и всякое зло чинити». Не ограничиваясь только обучением производственным навыкам, он предлагает заботиться о нравственном воспитании и умственном развитии слуг, особо обращая внимание на то, что христианские добродетели формируются сердечным отношением высших к низшим и обездоленным людям, заботами о них и милостивым участием ко всем их нуждам – духовным и материальным.

Сильвестр «любовно» жил с соседями и со знакомыми, делясь хлебом, солью, заключая с ними сделки и ссужая деньгами, стараясь любого гостя за стол посадить, даже недруга «напоити и накормити». Ему удаётся избегать любой ссоры и свары «на пиру, въ торговлѢ, на пути», предотвращать всякое неудовольствие «милою розласкою, да своимъ терпенiемъ», мирно разрешать «безъ пристава и безо всякiя кручины» те проблемы, в которые невольно вплетала его людская молва и зависть. При своих обширных хозяйственных и торговых связях с отечественными и иноземными купцами он сумел в течение 40 лет обойтись без суда и тяжб.

В «Домострое» протоиерей Сильвестр старался наставить юного гражданина с малых лет на истинный путь святых заповедей, воспитать в православном миропонимании. Он не кривил душой, когда писал свою книгу. Это можно понять по тем наставлениям, которые Сильвестр дает своему сыну Анфиму. «Чадо мое единородное и любимое, со слезами молю тя: Господа ради служи верою да правдою царю, безо всякiя хитрости, и безо всякаго лукавства», недругу не мсти, всё делай с любовью к людям и «безъ брани».

«Домострой» со всеми своими даже мелочными предписаниями долго жил в народной жизни; он переписывался от руки и в течение столетий переходил из одного рода в другой как святыня. Коллективное сознание увековечило имя протоиерея Сильвестра, что является прямым доказательством того, как метко угаданы нужды и потребности людей, сколь широк был кругозор, помогавший находить многочисленные сферы и потаённые уголки семейной и общественной жизни, которые необходимо улучшить и преобразовать, чтобы воспитать будущих граждан России.

Сильвестр на памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде.

Хотя практические экономические идеи и предложения протопопа (так называли в то время протоиерея) Благовещенского собора кажутся нам порой наивными и даже вызывают улыбку, многие из них давно воплощены в жизнь. У современного читателя вызывают глубокий интерес взгляды Сильвестра на развитие общества в целом, предназначение человека, содержание, которое он вкладывает в проблему воспитания. По Богу устроенная семейная жизнь – это прочный фундамент не только домашней ячейки, но и всего Русского государства. К такому выводу приходишь, прочитав «Домострой».

Что может быть общего между русской хозяйственно-экономической мыслью и западным учением, исходным постулатом которого является положение о том, что поведение людей в обществе определяется исключительно своекорыстной, эгоистической природой? «Дай мне то, что мне нужно, и ты получишь от меня то, что нужно тебе». Из корыстной природы человека шотландский ученый Адам Смит определяет тип нового общества, впоследствии получивший название «экономический человек (homo oeconomicus)». Он не ждёт благодеяний от своих ближних и не оказывает их другим, но преследует свою выгоду и твёрдо знает, что ничего не получит даром. В обществе не должно быть места жалости и состраданию: миром правит не любовь, а «закон спроса и предложения», он-то и определяет общественное поведение людей.

Новое общество зародилось в Англии с началом мануфактурной стадии промышленной революции. Это общество без Бога, но с религиозным учением, приспособленным к интересам «экономического человека», о чем так убедительно написал австрийский учёный Макс Вебер в книге «Протестантская этика и дух капитализма». С начала XIX века идеи Адама Смита получают широкое распространение в России. И до сих пор смитовский рационализм упорно пытается взять верх над православным самосознанием русского человека. Между тем, через весь «Домострой» проходит тема сострадательной любви, ибо только она может быть «камнемъ», положенным в отечественное домостроительство, фундаментом всякой государственности, особенно для России с ее православной миссией.

Современники не знали чему больше удивляться – духовной мудрости и житейской опытности или милосердию и любви к ближним отца Сильвестра. «Вси убо, братiе, вся исправити потщитеся, − обращался к своим соочественникам с «теплыми слезами» смиренный протоиерей, − бывайте другъ ко другу милосердiи и благонравни, кротцы, исполнены милости», и «не хвалитеся своимъ богатствомъ», а учитесь «разумети и знати Господа». Такие правила мог внушить тот, кто сам не только следовал им, но и был готов положить за всех свою душу, «яко же и свою душу Христосъ не отрекься положити за насъ». До самой смерти необходимо «любовь показовати о праведныхъ же и о грешныхъ», иметь «о людѢхъ общiа пользы» и все делать «миромъ и любовью». Эти проникновенные слова сказаны протоиреем Благовещенского Собора Московского Кремля Сильвестром. Они адресованы нам – потомкам... 

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения