Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Политика

Восстание блогов, часть III: Союз сетей и иерархий


18 апреля 11:30
 
Денис Тукмаков

О «боевом применении» социальных сетей – прежде всего Facebook и Twitter – во время арабских бунтов сегодня известно довольно многое. Однако ключевая их особенность – удачный вывод стотысячных масс народа из «виртуала» под гусеницы танков – до сих пор остаётся плохо изученной.
Восстание блогов, часть III: Союз сетей и иерархий -
ИТАР-ТАСС

Предыдущая часть

 Когда френд становится другом

Как это у арабов получилось? Как смогли они взять и дружно, чуть ли не миллионами, покинуть жилища и выплеснуть свой антиправительственный гнев на улицы и площади? Каким образом можно подвигнуть сотни тысяч обывателей встать из-за компьютеров и броситься на площади под гусеницы правительственной бронетехники? Ведь одно дело – выражать свою активную жизненную позицию, «голосуя мышкой» в Сети, и совсем другое – выйти в «реал». И может ли случиться нечто подобное в других частях света?

Этими вопросами сегодня активно занимается социальная психология, вокруг них ломают копья политологи и философы, публицисты и молодёжные лидеры. Ставят их и в России – подвергая, как правило, резкому сомнению способность «сетевых хомячков» замутить в «реале» нечто большее, чем часовая акция протеста двух десятков активистов, зябнущих на морозе с отпечатанными на принтере плакатиками под фотовспышками трёх десятков столь же продрогших репортеров.

При этом сама возможность коллективных уличных действий сотен и тысяч соратников сомнению не подвергается, однако практически всегда исследователи объясняют подобную слаженность иными, куда более близкими связями между «бойцами», нежели наличие списка общих френдов в ЖЖ.

Могут ли сочетаться массовость виртуальных «друзей» – и боевые действия на улицах против властей?

Споры об этом идут давно – и в основном на англоязычных интернет-площадках: события начала года лишь подлили масла в огонь дискуссии. При этом даже среди идеологически родственных мыслителей и публицистов имеется чёткий водораздел в отношении к «сетевым хомячкам» как к движущей силе революций.

Придуманы даже полушутливые термины slacktivism (что-то вроде «пассивизма» в противоположность «активизму») и clicktivism (от «кликов» мышки), относящиеся к деятельности миллионов юзеров, которым куда проще протестовать у монитора, чем куда-то бежать.

Однако, как ни странно, в противоположных взглядах спорщиков есть несколько консенсусных позиций, которые могли бы заинтересовать отечественных специалистов из спецслужб.

Говоря кратко, твиттереволюция становится успешной в том случае, когда объединяются позитивные свойства пассивного сетевого чётко не структурированного огромного сообщества граждан, имеющих доступ к пропагандистским ресурсам Сети, – и малочисленных сплочённых иерархичных полуподпольных «уличных организаций», использующих Интернет для оргработы и координации.

У обоих этих сообществ есть свои плюсы и минусы. Сочетание плюсов тех и других наряду с устранением минусов и делает возможной твиттереволюцию.

К организационным минусам сетевой структуры пользователей Facebook или ЖЖ относится тот факт, что подобная сеть не предполагает сильного влияния авторитетов, единых правил и норм, не подразумевает никаких отношений подчинения. В такой структуре тяжело или невозможно быстро достичь дисциплины, добиться согласия и общности целей, погасить вспыхнувший конфликт или установить стратегическое видение ситуации. Такая структура чрезвычайно уязвима перед внешним влиянием, не способна по-настоящему организованно сражаться на площадях и не заинтересована в системных изменениях.

Что ещё важнее, в сетевой конгломерации блогеров очень слабы межличностные связи, в то время как уличные выступления – это всегда вопрос близких, фактически братских отношений соратников, готовых идти один за другого на смерть. Друг тянет за собой друга: по данным специалистов, изучавших опыт Красных Бригад, афганских моджахедов и выступлений немцев в Восточной Германии накануне крушения Берлинской стены, 70% новоявленных рекрутов уже имели по крайней мере одного близкого друга в этих рядах.

Поэтому одно лишь «восстание сетевых хомячков» не способно привести к успеху твиттереволюции. Всегда и всюду оно нуждается в закваске – её роль в арабских бунтах сыграли иерархические организации «братьев-мусульман» и группы «спецсеминаристов».

Не случайно в появившейся в открытом доступе египетской инструкции по ведению уличных действий на первом месте среди практических шагов стоит пункт «Проводить с друзьями и соседями демонстрации на улицах жилых районов, расположенных вдали от массовой дислокации сил безопасности». Небезызвестный текст «Как делается революция» идёт ещё дальше, утверждая: «Чтобы сводное подразделение (часть) успешно работало, надо, чтобы в его основу была положена готовая командная вертикаль уже слаженной боевой единицы». Такой боевой единицей выступает уличная иерархическая организация.

В свою очередь, одни лишь заговоры малочисленных иерархических групп «бойцов» также обречены на провал без массовой поддержки сетевых активистов. И здесь уже могут сыграть свою роль позитивные качества сетевых сообществ.

В частности, сети могут гораздо быстрее, чем иерархии, собрать для конкретной акции толпы участников. Сети служат отличным механизмом для нагнетания необходимого уровня общественной истерии, выгоняющей людей на улицы; для заражения их гневом, воодушевлением, поддержкой, чувством близкой победы. Сети разрушают монополию государства на информацию и трактовку событий. Именно сети явились тем мостом, который связал восставших в Тунисе или Египте, Бахрейне или Ливии с остальным миром: к падению североафриканских режимов привела в том числе и международная солидарность – искренняя или проплаченная – миллионов юзеров из Америки и Европы с тунисскими «фэйсбуковцами» и «твиттерянами» из Египта.

Как это будет в России?

На примере Египта всё это выглядело примерно так. После очередного «зверства режима» происходит катализация протестных энергий: люди, чьё сознание подготовлено щедрой агитацией революционеров, в том числе и в Интернете, солидаризируются через близкие родственные и соседские связи и выходят на мирные уличные манифестации сравнительно малыми группами: по десять, сто, двести человек. Вслед за ними на улицы выходят сотни бойцов иерархических отрядов, готовых к стычкам с полицией.

Фото ИТАР-ТАСС


Они тянут за собой «внешних друзей» – симпатизирующих им людей, морально готовых вступить в ряды соратников. На улицах уже несколько тысяч человек. Информация об этом активнейшим образом продвигается в сетях, создавая полное впечатление «запущенной движухи», к которой не страшно примкнуть колеблющимся и которая становится объектом внимания мировых СМИ. После этого на улицы выходят уже сотни тысяч человек, бороться с которыми полицейскими методами невозможно.

Как бы тривиально это ни звучало, успех подобных революций напрямую зависит от того, насколько развито в каждом конкретном обществе личностное чувство чести. Насколько будет стыдно человеку, отказавшемуся последовать за другом или братом-соратником на улицу, под полицейские пули? Насколько стыдно будет юзеру из Facebook, пообещавшему на своей страничке выйти на демонстрацию и струсившему? Это очень простые вещи, но именно так это и происходит.

А как же в России? Может ли нечто подобное произойти у нас? Чтобы понять это, необходимо разобраться в гипотетических составных частях русской твиттереволюции.

Существуют ли в России закрытые иерархические «боевые» организации, способные выйти на улицы против правительственных сил? Да, существуют: к таковым можно отнести, например, полуподпольные союзы футбольных фанатов. Их спаянные соратники, договаривающиеся о сходках по закрытым информационным каналам, способны «замутить» не только массовую акцию протеста – как это случилось на Манежной площади 11 декабря 2010 года (порядка 5 тысяч участников), – но даже и уличные погромы в центре Москвы (9 июня 2002 года на Тверской).

Возможно ли в России массовое уличное сопротивление власти? Да, возможно: не только начало 90-х годов, но и недавно прокатившиеся по России «пикалёвские бунты» подтверждают это.

И теперь возникает ключевой вопрос: способны ли боевые группы футбольных фанов и гипотетические сотни тысяч мирных протестантов объединиться и, поддерживая друг друга, пойти против сил полиции и внутренних войск? Напомним, что пятнадцати тысяч кишинёвских студентов вполне хватило, чтобы разнести в щепки парламент собственной страны, – а ведь молдаване ментально не сильно отличаются от россиян (в отличие, возможно, от «революционных киргизов»).

Подобной возможности, когда бы москвичи превратились в каирцев, а фанаты – в аналог «братьев-мусульман», и оба эти множества, инфильтрованные десятками сетевых активистов под эгидой госдепа США, пошли бы захватывать столичные площади и правительственные учреждения, – подобной возможности пока не просматривается. Слишком далеки от социально-политической жизни фанатские группировки, слишком разобщены между собой жители крупных городов, даже соседи по подъезду.

И всё же в России есть регион, в котором каирские события вполне могут произойти. Это Северный Кавказ, и прежде всего, на мой взгляд, две его республики – Карачаево-Черкесская и Кабардино-Балкарская. Именно столица последней из них, Нальчик, с населением 269 тысяч человек, думаю, является уникальной точкой на карте России, в которой вполне могут сойтись три основополагающие силы вероятной твиттереволюции. Сила №1 – это боевой раж ваххабитского подполья, на счету которого не только две атаки на административные объекты города 13 октября 2005 года и 25 февраля 2011 года, но и вполне мирное «ползучее» распространение своей идеологии среди населения. Сила №2 – это массовое недовольство близко знающих друг друга горожан, чьи социально-экономические чаяния, общие для Северного Кавказа, переплетаются с обостренным национальным вопросом в отношениях между кабардинцами, адыгами и черкесами и балкарцами и карачаевцами. Сила №3 – это весьма развитые и популярные местные интернет-площадки, способные в считанные часы аккумулировать протестный потенциал сотен тысяч сторонников, а в «мирное время» служащие инструментами для пропаганды антигосударственных и сепаратистских настроений.

Опыт двух террористических атак на Нальчик, последняя из которых состоялась всего полтора месяца назад, свидетельствует, что ситуация в республике далека от спокойной и что власти не в полной мере контролируют её, чтобы иметь возможность подавить в зародыше вспыхнувший массовый бунт. Что ещё хуже, в последние недели мы все являемся свидетелями Ливийского кризиса, в котором, в отличие от Туниса и Египта, Бахрейна и Сирии, главные события происходили вдали от столицы, в землях национального меньшинства (Киренаика), под сепаратистскими лозунгами «мирных граждан», вооружённых пулеметами и Твиттером, под бдительными взглядами всего мирового сообщества.

Таким образом, русская твиттереволюция, не дай Бог, вполне может случиться – но произойдёт она не на улицах сытой Москвы, а скорее в отдалённой северокавказской провинции, в которую давно уже протянулись интернет-кабели и просочились адепты отделения региона от России, но до которой всё никак не докатятся веяния «модернизации».

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения