Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
История

1812–2012. Крах


19 октября 09:00
 
Виктор Сапрыков

Удирая из России, Наполеон, будучи в Варшаве, изрёк: «От великого до смешного только один шаг…». В ставшей знаменитой фразе император Франции признал крах своей ещё недавно великой армии, жалкие остатки которой были изгнаны с российской территории.
1812–2012. Крах  - Отступление французов из Москвы. Художник Йоган-Адам Кляйн. Музей армии. Париж.
Отступление французов из Москвы. Художник Йоган-Адам Кляйн. Музей армии. Париж.
Битва за Малоярославец. Художник А. Аверьянов.

После поражения под Малоярославцем 12 октября 1812 года стратегическая инициатива перешла к русской армии, и 14 октября началось изгнание агрессора из России. Отступление французов продолжалось нескольким более полутора месяцев. Активными действиями русская армия воспрепятствовала французским войскам прорваться на Калугу и далее в южные районы страны с богатыми запасами продовольствия и фуража. Наполеон вынужден был отступать через Боровск и Верею на Можайск и далее по ранее опалённой пламенем войны, разорённой и опустошённой Смоленской дороге. Кутузов поставил русским войскам задачу не только преследовать противника, но систематически уничтожать его, не допустить отхода к своим базам, особенно к Смоленску, где ещё имелись какие-то запасы продовольствия и фуража. Боязнь Наполеона оказаться отрезанным русской армией на пути к Смоленску побуждала его отступать исключительно поспешно.

К выполнению поставленной командующим задачи были привлечены наиболее мобильные части русской армии: 20 казачьих полков Платова, авангард Милорадовича из двух армейских корпусов, партизанские отряды Давыдова, Сеславина, Фигнера, Кудашова. Эти части настигали французов, задерживали их отступление, завязывали с ними бои, наносили противнику большие потери убитыми и пленными. Уже в первый день отступления французов отряд полковника Кудашова внезапно атаковал лагерь противника у Боровска, отбил у него более 100 подвод с имуществом и продовольствием, захватил множество лошадей, уничтожил свыше 280 человек и взял в плен 400 человек. В тот же день отряд в стычке у селения Шалимово захватил ещё 400 пленных, потеряв за весь день только 4 человека убитыми и 8 – ранеными. 19 октября между Можайском и Гжатском казаки Платова неожиданно ударили по арьергарду французов и истребили более двух батальонов пехоты, отбили 20 орудий, большой обоз неприятеля и захватили два знамени. Так действовали и другие части, не давая противнику отдыха ни днем, ни ночью.

Вязьма. Бои под Вязьмой в октябре 1812 года.

22 октября русские войска нанесли сильный удар в районе Вязьмы по корпусам Даву, Богарне и Понятовского. В бою участвовало около 37 тысяч французских солдат и офицеров и 25 тысяч русских. Разгорелся продолжавшийся 10 часов упорный бой. Противник был опрокинут. Начался штурм города, в ходе которого в Вязьму одновременно ворвались войска Милорадовича, казаки Платова, партизаны Сеславина и Фигнера. Здесь после Малоярославца противник испытал горечь первого крупного поражения, потеряв свыше 6 тысяч убитыми и ранеными и 2,5 тысячи пленными. Потери русских составили 1845 человек. Оставив город, французы начали спешно отступать к Дорогобужу.

В целом за первую неделю отступления от Малоярославца до Вязьмы противник из более чем 100-тысячного войска, оставившего Москву, лишился около 30 тысяч солдат и офицеров. Бои под Малоярославцем и Вязьмой, а также многочисленные внезапные налёты армейских и крестьянских партизанских отрядов ускорили моральное разложение неприятеля, ещё более расстроили дисциплину в его рядах и в результате подрывали боеспособность армии. Сегюр, адъютант Наполеона, вынужден был признать, что паника и разложение дисциплины «распространялись в армии подобно заразной болезни», «отчаяние и отсутствие дисциплины стремительно передавались от одного к другому».

Потерпев поражение под Вязьмой, Наполеон продолжал трудный путь к Смоленску. Русские войска усиливали боевые действия против французов, совершенствовали тактику наступления. Авангарду Милорадовича было поручено теснить французов вдоль Смоленской дороги, казакам Платова – севернее дороги, отряду Орлова-Денисова – южнее. Такая тактика наступления позволяла кавалерии, двигаясь по проселочным дорогам, опережать неприятеля, нападать на него и наносить урон его авангардам. Главные же силы русской армии, как и прежде, двигались южнее Смоленской дороги. Их задача состояла в том, чтобы не позволить противнику отступать к Орше и Могилёву и не дать ему таким образом воспользоваться находящимися там продовольственными запасами и резервами. Войска успешно реализовывали этот план Кутузова.

Казаки нападают на отступающих французов. Рисунок Аткинсона.

Наступившие холода ещё более осложнили положение французской армии. Солдаты и офицеры, не имея теплой одежды и обуви, испытывали муки. Вместо сапог на ногах у них были самодельные опорки из поношенных головных уборов и тряпья. Тело прикрывали кусками мешковины и шкурами павших лошадей. Пищей им служило мёрзлое лошадиное мясо. В листовке «Отступление французов», выпущенной походной типографией Главной квартиры русской армии, первой по времени попыткой целостного описания Отечественной войны 1812 года, следующим образом описано состояние французов. «В каждую ночь замерзало несколько сот человек; днём умирало столько же от совершенного изнеможения; цепь трупов означала путь, по которому прошла армия. Солдаты целыми толпами бросали ружья свои; порядок и подчинённость исчезли … никто не хотел повиноваться, никто не мог повелевать». Армия превращалась в недееспособную безоружную толпу.

На пути от Вязьмы до Смоленска русская армия нанесла противнику три весьма чувствительных удара: у села Ляхово, при переправах через реки Вопь и Днепр. В районе Ляхово партизаны Давыдова, Сеславина, Фигнера и отряд генерала Орлова-Денисова неожиданно атаковали бригаду генерала Ожеро. На поле сражения осталось большое число убитых французов. В плен были взяты генерал Ожеро, 60 офицеров и около 2 тысяч солдат. Казаки Платова при переправе через реку Вопь нанесли большой урон корпусу вице-короля Евгения Богарне. Они вынудили его начать переправу вброд. Корпус Богарне потерял 87 орудий – почти всю артиллерию, более 2 тысяч убитыми и около 1 тысячи пленными. Преследуя остатки корпуса, войска Платова уничтожили ещё несколько сот французов и около 1 тысячи взяли в плен. В результате корпус лишился боеспособности. Войска Милорадовича у Соловьёвой переправы Днепра настигли неприятеля и захватили 21 орудие и 1 тысячу в плен.

Одновременно казачьи полки генерала Орлова-Денисова в районе сёл Клемятино и Алексеево отбили у неприятеля 400 повозок с продовольствием и фуражом, более 1 тысячи лошадей для артиллерии и до 200 голов рогатого скота, предназначенных для Смоленска. При этом казаки уничтожили более 1500 и взяли в плен 1300 французов.

28 октября в Смоленск вошёл Наполеон с 50-тысячным войском. Это всё, что осталось от ещё недавно великой армии. Да и в качественном отношении это было уже не то войско: измученные, измотанные в многодневных боях с непрерывно преследующими их русскими, в значительной степени деморализованные солдаты и офицеры думали не столько о сражениях с русскими, сколько о своём спасении. Они уже не представляли серьёзной силы. Надежды Наполеона найти в Смоленске продовольствие и фураж рухнули. Продуктов питания хватило, даже при самых незначительных нормах выдачи, лишь на несколько дней. Наполеоновские вояки в поисках продовольствия занялись грабежом. Пробыв в Смоленске четыре дня, Наполеон спешно продолжил отступление на запад. Он не дал войскам нормально отдохнуть и привести себя в порядок. Так рушились надежды завоевателя сформировать новую армию и снова двинуться на Москву.

Поспешность отступления была вызвана ещё и тем, что русские со всех сторон обложили город, а основные силы отечественной армии выходили западнее Смоленска и угрожали французам перерезать все дороги для отступления. Оставляя город, французы ещё раз показали своё варварское обличье. Они подожгли его и взорвали смоленские древние укрепления.

Почти целую неделю покидали французы Смоленск отдельными колоннами. Русские воспользовались этим и стали уничтожать не представлявшую единую целую армию по частям. Кутузов решил атаковать растянувшиеся по дороге колонны неприятеля, не допустить их соединения и перерезать французам путь отступления к Красному и далее к Орше. Он разделил армию на три отряда. Отряд генерала Тормасова должен был выйти в тыл французам и закрыть им пути отхода к Лядам. Отряду Милорадовича было поручено выйти в тыл корпуса Даву у Красного. Отряд Д. В. Голицына должен был атаковать неприятеля в Красном. Согласованными действиями русские войска нанесли французам сильные удары со всех сторон. Французов охватила паника, многие из них разбежались по лесам, побросав пушки, оружие и обозы. Наполеон не смог даже с привлечением гвардии что-либо изменить и, не дождавшись конца сражения, бросив на произвол судьбы оставшихся на поле боя солдат и офицеров, со свитой ускакал через лес к Лядам и далее в Дубровно. Под Красным был полностью уничтожен корпус Нея, свыше 12 тысяч его солдат и офицеров предпочли плен уничтожению. Сам маршал Ней бежал через лес к Днепру.

Трёхдневная баталия под Красным закончилась тяжёлым поражением наполеоновских войск: было убито 6 тысяч и взято в плен 26 тысяч французов. Противник остался практически без артиллерии и конницы.

Победа русских под Смоленском была высоко оценена: Александр I указом от 6 декабря 1812 года пожаловал князю М. И. Голенищеву–Кутузову титул «Смоленского».

Форсирование Березины.

Потерпев поражение под Красным, Наполеон 8 ноября 1812 года стал отходить к Березине кратчайшим путём, через Борисов. Русские войска по замыслу Кутузова сосредоточили усилия на окружении армии Наполеона, чтобы не дать ей переправиться через Березину и заставить капитулировать. 9 ноября 30-тысячная армия Чичагова разгромила польскую дивизию Я. Г. Домбровского и заняла Борисов. В это же время с севера войска Витгенштейна с корпусом Штейнгеля оттеснили войска Виктора и Сен-Сира из Череи. Таким образом, остатки армии Наполеона были скованы в треугольнике: Черея – Лошницы – Толочин. Казалось, противник был обречён. На следующий день «треугольник» ещё более сократился.

Однако французские войска крупными силами стремительно атаковали авангард Чичагова. Адмирал растерялся, переоценил силы неприятеля, оставил Борисов и отошёл на правый берег Березины. Витгенштейн, в свою очередь, не поддержал Чичагова. К тому же Наполеон обманул его, что собирается переправиться через Березину ниже Борисова, направив туда какое-то количество войск с обозами и строительными материалами. Ложный манёвр сработал. Пока три дня Чичагов стоял у Борисова, Наполеон в 25 километрах от него у деревни Студенки сумел силами войск, сапёров и инженеров построить два моста через Березину и начать переправу. Так Наполеону удалось ускользнуть из «мешка».

Тем не менее, переправить на противоположный берег армию, обоз и многотысячную безоружную толпу, следовавшую по пятам армии, он не сумел. Не позволили войска Платова, Ермолова, Витгенштейна и партизаны Сеславина, почти одновременно подошедшие к Березине и овладевшие Борисовым. На обоих берегах реки разгорелись бои, мешавшие переправе. Французы несли в них большие потери. Войска Витгенштейна после упорного боя взяли в плен 7-тысячную дивизию Партуно. На правом берегу Березины войска Чичагова совместно с отрядом Ермолова и казаками Платова обрушили удар против 12-тысячного войска Удино и Нея. На левом берегу русские до позднего вечера вели упорный бой против корпуса Виктора, прикрывавшего переправу, как отмечают современники, «до полного истощения сил противника». Лишь ночью с большим трудом остаткам корпуса удалось переправиться на правый берег. Вот как это описано в четвёртом томе семитомного издания «Отечественная война и русское общество. 1812-1912», вышедшем в Москве в 1912 году, к 100-летию победы в ней. «На мостах образовалось скопление безоружных, переправа была загромождена повозками и телами замёрзших и затонувших людей. И Виктору пришлось силой пробираться через эти заграждения из живых и мёртвых людей, пуская в ход даже оружие против своих сотоварищей».

Сооружённые наскоро мосты оказались непрочными, что крайне осложнило переправу. Второй два раза ломался. Тем не менее, по нему в ночь с 15 на 16 ноября переправилась молодая гвардия, а 16 ноября – старая гвардия, император и вслед за ними остатки корпусов вице-короля Даву, Жюно и одна дивизия Виктора. В этот день почти все оставшиеся наполеоновские войска находились на правом берегу Березины.

Озабоченный прежде всего своим спасением, переправившийся на правый берег реки Наполеон распорядился сжечь мосты. Не успевшие переправиться обрекались на мучительную гибель. Обезумевшие люди толпою бросились на уничтожаемые мосты. Последствия оказались трагичными. «Ужасное зрелище представилось нам, – рассказывает в своих «Записках» Чичагов. – Земля была покрыта труппами убитых и замёрзших людей: они лежали в разных положениях. Крестьянские избы везде были ими переполнены, река была запружена множеством утонувших пехотинцев, женщин и детей; около мостов валялись целые эскадроны, которые бросились в реку. Среди этих трупов, возвышавшихся над поверхностью воды, видны были стоявшие, как статуи, окоченелые кавалеристы на лошадях в том положении, в каком застала их смерть». Впоследствии по распоряжению минского губернатора на месте боев у переправы и около мостов было сожжено до 24 тысяч трупов французов.

Потери французов на Березине были чрезвычайно велики. Считается, что к реке подошло 40-тысячное наполеоновское войско, из которого около 30 тысяч были убиты, ранены и пленены. На третий день после переправы численность способных сражаться войск неприятеля сократилась до 9 тысяч человек. Армия как военная сила перестала существовать. То был крах великой армии. Потери русских войск составили 4008 человек.

Оставшись без армии, Наполеон вечером 5 декабря 1812 года тайно, под именем герцога Виченцского (титул А. Коленкура), в сопровождении А. Коленкура, М.-Ж.-Х. Дюрока (обергофмаршал двора Наполеона), польского офицера Вонсовича, Ж.-М. Лобо (французский маршал) и своего мамлюка Рустана (воин личной охраны) выехал из Сморгони в Париж. Оставшимися войсками поручил командовать Мюрату.

28 ноября русские войска вступили в Вильно, а 3 декабря казаки Платова заняли Ковно. Здесь жалкие остатки наполеоновской армии в количестве тысячи человек с девятью орудиями перешли пограничную реку Неман, с которой начинался закончившийся бесславно поход на Россию. 10 декабря 1812 года Кутузов прибыл в Вильно, где с полным правом заявил: «Война окончилась за полным истреблением неприятеля».

Фельдмаршал М. И. Кутузов.

11 декабря в Вильно приехал Александр I, и в городе начались торжества в честь победы. Прежде всего, император отметил выдающиеся заслуги Кутузова, наградив его орденом святого Георгия 1-й степени. 12-го же декабря был устроен праздничный обед, во время которого русские артиллеристы палили из трофейных французских пушек. Затем состоялся бал, во время которого Кутузов поверг к ногам императора два отбитых Платовым французских знамени. По прошествии 9 дней армии был зачитан приказ генерал-фельдмаршала об окончании Отечественной войны, в котором Кутузов выражал благодарность славным русским войскам за спасение России и объявлял о предстоящем заграничном походе за освобождение Европы от наполеоновской оккупации. 

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения