Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Общество

Позиция. Альберт Лиханов: «Доброе сердце дороже денег»


06 ноября 09:00
 
Ирина Ушакова

Недавно своё 25-летие отметил Российский детский фонд. Его создатель и бессменный руководитель – писатель Альберт Анатольевич ЛИХАНОВ. Сегодня мы беседуем с ним о работе фонда и о проблемах детского мира России.
Позиция. Альберт Лиханов: «Доброе сердце дороже денег»  - Альберт Лиханов. Фото © РИА «Новости» / Владимир Федоренко.
Альберт Лиханов. Фото © РИА «Новости» / Владимир Федоренко.

Альберт Лиханов в 2005, 2007 и 2010 годах был признан Человеком года в России, в 2005 – в США, в 2006 удостоен международной медали Freedom – «за ежечасный и ежедневный вклад в мировую копилку добра».

Кембриджский университет включил его в список 1000 выдающихся европейцев XXI века. Альберт Анатольевич награждён премией президента РФ в области образования и премией правительства РФ в области культуры. Российский детский фонд за время своего существования помог тысячам детей Чернобыля, Чечни, Беслана получить реабилитацию, медицинскую помощь, возможность учиться.

Усадьба XVI-XVIII вв. Милославских-Гагариных-Тютчевых в Москве, где находится мемориальный музей Тютчевых и Российский детский фонд. Фото © РИА «Новости».

«Детский туберкулёз», «Семейный детский дом», «Глухие дети», «Духовная защита», «Детская библиотека» – это лишь малая толика программ, которыми занимается сегодня Детский фонд. 

– Альберт Анатольевич, на Ваших книгах выросли в России несколько поколений детей. Как всё же влияла книга на формирование личности? И как отсутствие интереса к книге сказалось на состоянии выходящих в жизнь подростков?

– Дети никогда не виноваты. Виноваты взрослые. Нынешние дети и подростки перестали читать, потому что взрослые им предоставили другие способы получения информации, которые требуют меньше усилий. Когда человек видит картинку на экране телевизора, он становится просто потребителем этой картинки. Книжное чтение – это всегда процесс сотворчества. Писатель рассказывает свою историю, а читатель создаёт свой образ происходящих событий. Это и есть творческая работа, которая и способствует выработке моральных установок человека. Если же постоянно смотреть шоу, разборки – тот негатив, который идёт с экранов телевизоров, очень трудно психически устоять. Идёт обсуждение не позитивных действий людей, а именно негативных и только негативных. Люди испытывают информационно-насильственное воздействие.

Наше поколение сформировалось в гораздо более жёстоких условиях. Я – дитя войны. Но переживания войны рождали в нас, как ни странно, позитивные установки, потому что мы желали Победы, к этой Победе пришли наши отцы, а мы за них переживали. Те отцы, которые вернулись, принесли небывалое счастье, которое испытал и я в том числе. И то, что сейчас идёт снижение уровня сознания нашей молодёжи – это новое испытание народа, новая война, если хотите. Бесконечные истории в СМИ о разного рода преступлениях – это прессинг на всё наше общество. И главное, что на этом фоне нет позитива. Кроме осатанения это не может вызвать ничего.

Мы как раз и провели в день рождения Фонда 14 октября наш съезд в Колонном зале Дома Союзов, чтобы показать, что в нашей стране есть люди, которые делают небывало благие дела. Например, Надежда Константиновна Захарова, врач-гинеколог, мать четверых своих детей, приняла в семью пять младенцев, оставленных в роддомах, а потом ещё двоих. Сейчас эти одиннадцать детей уже заканчивают ВУЗы. Она построила двухэтажный дом, где каждый ребёнок имеет свою, закреплённую за ним комнату. Вот это и есть гражданское общество, а не те, кто свистит на Болотной площади и «бодается» с полицией.

Надежда Константиновна Захарова приехала на наш Съезд, мы поклонились ей, наградили её. Вот с таких примеров надо начинать разговоры о вере, о нравственности, о предназначении человека. Дай Бог, чтобы такие люди у нас были в чести!

На Съезд приехали семейные детские дома из Украины, Белоруссии, Казахстана: 48 таких семей, как семья Надежды Захаровой. Всего в России семейных детских домов 368, в Советском Союзе было 578.

– Альберт Анатольевич, вопрос к Вам как к детскому писателю: есть ли у современных детей любимые литературные герои?

– Трудно сказать. Детство – это такое время, когда сердце открыто ко всему. И в этом превосходство детства над взрослостью. Литературным героем может стать тот персонаж, о котором детское сердце заплачет. Например, такие книги, как «Гуттаперчевый мальчик», «Белый пудель», выходили миллионными тиражами для того, чтобы в каждой школе, каждый ученик в классе взял книгу и прочитал. Детское сердце в равной мере принимает как человеческую беду, так и собачью. Детгизовская серия «Книга за книгой» была ориентирована  на то, чтобы ребёнок мог сам купить книгу.

– Сегодня детская книга стоит 300 – 400 рублей.

– Разве может ребёнок купить книгу? Нет. Доступ ребёнку к книге перекрыт.

– Вы стараетесь восполнить эти пробелы в образовательной системе тем, что издаёте детские журналы «Божий мир», «Путеводная звезда»… На них есть спрос?

– Само название «Путеводная звезда. Школьное чтение» говорит о том, что это издание адресовано школьникам. Но, к сожалению, мало кто из директоров школ подписывается на них.

Одно время хотя бы для сиротских заведений мы находили спонсоров, которые оплачивали подписку на журналы. Я, естественно, часто бываю в детских домах. Во многих библиотеках лежат в открытом доступе подборки журналов за несколько лет. И читатели с интересом обращаются к ним. Сама судьба школьной библиотеки – это отдельная проблемная статья.

В русской традиции было знать литературу с детства. В детских садах учили стихи И. Никитина, А. Кольцова. Сегодня десятиклассник не знает этих поэтов.

Воспитанники одного из детских домов. Фото ИТАР-ТАСС.

Я недавно попросил свою внучатую племянницу прочесть какое-нибудь стихотворение о природе. Она прочла стихотворение И. Бродского. Там тоже о природе, и тоже четыре строчки. Но там совершенно другая конструкция стиха. Оно усложнено. Оно не метафорично. Оно холодно-умственно. У нас есть Н. Некрасов и Ф. Тютчев, которые сказали о природе так, что это превзойти невозможно никому.

– В школьном учебнике 3-го класса преобладает не русская классика, а поэты – обэриуты.

– Это опять модничанье. Выражение либерализма. Обэриуты шутковали. А слово, обращённое к детям, не может быть шуткой. Это – обучение, это – познание, это – любовь. Это – словесно-материализованная духовность.

– Альберт Анатольевич, от доброго слова Ваших книг Вы перешли к доброму делу. Ваш фонд спасает судьбы множества детей, помогает им обрести профессию и крышу над головой. Детский фонд осуществляет благотворительные акции – кому-то помогает приобрести школьные принадлежности, кому-то дарит корову для обустройства деревенской жизни. Каким образом проводимую Вами деятельность можно перевести на государственные рельсы?

– Свою деятельность мы начали с высокой ноты и всерьёз. Боролись с младенческой смертностью и имели потрясающие успехи. После землетрясения в Армении я своими руками хоронил там младенцев. Нам передавали найденных под завалами живых детей. В Консерватории, которая была открыта день и ночь, мы вывесили их фотографии, и люди находили своих маленьких родственников.

Российский детский фонд – структурированная и поистине общественная  благотворительная организация. Мы не принадлежим никакому олигарху. Все 25 лет мы служим верой и правдой детству. У нас далеко не всё получалось, но даже если мы не в силах решить проблему, то хотя бы ставим вопрос перед государством.

Недавно ко мне обратилась женщина из Тамбовской деревни. Её сын, невестка и внук глухонемые. В их ветхом доме при сильном ветре может случиться пожар, которого они не услышат. Они обращались к администрации с просьбой купить им квартиру в районном центре, поскольку и ребёнку нужна специальная школа. Местная власть не смогла это сделать, ответив, что жилплощадь соответствует количеству жильцов. Мы нашли возможность купить им квартиру. А свой дом они подарили отделению нашего фонда, и мы сможем передать его семье, которая в нём нуждается.

По-хорошему, нужно сделать обзор по стране и выявить, сколько таких семей, где не один инвалид, а несколько; сколько людей нуждается в улучшении жилищных условий. Нужно сделать социальное исследование народной жизни. Не банков, не шоу-бизнеса, а народной жизни.

К сожалению, наша работа не востребована государством. В последний год советской власти мы создали программу «Слепые дети». Дети-инвалиды живут в интернатах, поскольку им нужно специальное обучение. Их осматривают врачи – офтальмологи, медсёстры методично закапывают капли. И всё. Мы же провели работу: отправили несколько специалистов из глазных центров страны: офтальмологов, невропатологов и педиатров во все интернаты СССР. Они обследовали каждого ребёнка. Выявили три тысячи детей, которые нуждались в срочной операции. Тысяче из них мы успели помочь с операцией. Потом грянул «рынок». Теперь эти операции стоят больших денег.  Но мы можем исполнить  «госзаказ» и повторить такую программу.

Не менее тяжёлая ситуация с детьми, больными костным туберкулёзом. В Рязанской области есть специализированный центр по лечению этой болезни. Но родители не везут туда детей, потому что ребёнка нужно перевозить в специальных условиях, а у многих родителей нет средств на перевозку, да еще неоднократную.

Должна быть организована помощь, которая называется администрированием, а точнее организованной заботой. Доброе сердце дороже денег. Доброе сердце – это 90 % успеха в этой деятельности, и только 10 % – материальные средства. Один из частных банков дарит нам три миллиона «миль» для того, чтобы мы перевозили детей на операции. И мы с благодарностью принимаем такой дар.

– Сегодня и до нашей страны докатилась угроза введения ювенальной юстиции. Чем опасно это нововведение? Есть ли в нём необходимость?

 

– Начало этого дела было хорошим. Опирается оно изначально на Международную конвенцию о правах ребёнка, к принятию которой я имел непосредственное отношение. Но всё хорошее можно превратить в свою противоположность. Это и есть тот самый случай. Ювенальный суд, который рассматривает только дела детей, – это одна из форм специализированных судов. Ювенальная юстиция как раз должна защитить ребёнка и помочь ему. Но в Европе превратили это в защиту ребёнка от собственных родителей и от семьи. Во Франции уже был митинг «500 детских колясок», когда женщины с детскими колясками вышли на демонстрацию, потому что у них отняли детей. Когда ребёнок ещё мал, у него невозможно спросить, с кем он хочет остаться, но, как правило, уже подросший ребёнок, конечно же, хочет быть с матерью.

Что касается России, мы выступаем против введения ювенальной юстиции, поскольку есть уже примеры того, как судьи, ложно представляя себе правовые возможности ребенка, делают так, чтобы разрушить семью, а не соединить её. Был случай, когда девочка лет 14-ти, что называется, «отбилась от рук», стала водить в мамину двухкомнатную квартиру мужиков. Мать, как могла, вразумляла её. И девочка подала на неё в суд: «Мать мешает моей личной жизни». Квартиру разделили. Девочке дали однокомнатную квартиру, матери – комнату. Это что, и есть тот самый топор дровосека, который занесён над Россией? Похоже так.

– Альберт Анатольевич, посоветуйте родителям, как в наше неспокойное время привить детям не умение «урвать кусок побольше», а умение «сеять разумное, доброе, вечное».

– Воспитанием сострадания. Пусть наши дети сострадают бедному котёнку, уличной собачонке, маленькому или старенькому человеку. Чувство сострадания самое воспитующее. Не мужество, а сострадание. У Б. Пастернака есть фраза: «Мирами правит жалость, // Любовью внушена». Жалость не унижает человека, жалость – это знак сочувствия, за которым следует помощь.

P.S. Российскому детскому фонду, как и прежде, требуется материальная помощь отзывчивых людей, таких жертвователей, на которых всегда стояла русская земля. Пожертвования детскому фонду, например, на программу «Детский туберкулёз», – это спасение детских жизней, это – забота о будущем нашего государства.

 

Реквизиты для пожертвований:

Получатель: ООБФ «РДФ» Московский банк Сбербанка России ОАО

 

Банк получателя: ОАО «Сбербанк России» г. Москвы

 

Расчетный счет: 40703810238000110182

 

Корреспондентский счет: 30101810400000000225

 

БИК: 044525225

 

ИНН: 7701014068

 

КПП: 770101001

 

Назначение платежа: благотворительный взнос на программу «Детский туберкулёз»

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения