Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Экономика

Экономисты милостью Божьей: Константин Катушев


15 января 09:00
 
Алексей Чичкин

«Ошибки в нашей экономической политике в восточноевропейских странах связаны с тем, что не уделялось должного внимания детальному изучению их потребностей…» Чтобы направить такое письмо в политбюро, требовались и мужество, и убеждённость в своей правоте.
Экономисты милостью Божьей: Константин Катушев - Константин Катушев. Фото ИТАР-ТАСС.
Константин Катушев. Фото ИТАР-ТАСС.

«Пора разработать и осуществлять системную внешнеэкономическую политику. Это требует планирования, прогнозирования, тщательного изучения экономики других стран, их внешнеторговой политики. И, конечно, участия не только самого государства, но и талантливых аналитиков, производственников, дипломатов. В противном случае, позиции России на зарубежных рынках могут ухудшаться». Такое суждение «Файлу-РФ» высказал президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин. Схожее мнение у политолога Сергея Маркова: «Россия должна максимально бороться за интересы своего бизнеса».

Советская делегация на совещании Политического комитета государств-участников Варшавского договора в Будапеште. Секретарь ЦК КПСС К. Катушев справа. 1969 г. Фото ИТАР-ТАСС.

Эти сегодняшние оценки перекликаются с докладной запиской Константина Катушева (1927–2010) в политбюро ЦК КПСС в августе 1978 года: «некоторые ошибки в нашей экономической политике в восточноевропейских социалистических странах и в ряде развивающихся стран связаны с тем, что не уделялось должного внимания детальному изучению их потребностей, возможностей наших конкурентов, планов экономической политики этих стран. Весьма тесные политические взаимоотношения ещё не гарантируют, что не будет проблем в экономической сфере…». 

Упомянутые проблемы и подходы к их решению актуальны и сегодня. Тем более что, по оценкам Минэкономразвития и Минпромторга, против России ныне действует свыше 100 дискриминационных торговых ограничений (санкций, завышенных пошлин, штрафов и т.п.) более чем в 40 странах. В основном – дальнего зарубежья. Причём во всех этих странах, и уже которое десятилетие, работают внешнеторговые министерства…

С 1990-х годов внешнеэкономические вопросы в России курирует министерство промышленности и торговли. Но всё большее вовлечение РФ в глобальную хозяйственную систему, предопределённое, в том числе, вхождением страны во Всемирную торговую организацию, вполне может потребовать воссоздания специализированного ведомства. Тем более что таковые сохранены или восстановлены в большинстве экс-республик СССР. Хотя масштабы их экономики и внешней торговли несопоставимы с российскими. Скажем, совокупный экспортно-импортный оборот других стран СНГ едва достигает 80% от соответствующего показателя по России…

Справа налево: председатель Совмина СССР А. Косыгин, К. Катушев и представители вьетнамской делегации в Москве. 1972 г. Фото ИТАР-ТАСС.

К сожалению, рекомендации Катушева по системному подходу к внешнеэкономической политике фактически не были приняты во внимание: во главу угла по-прежнему ставились военно-политические связи с отдельными странами и их правительствами. Или просто товарищеские отношения между лидерами Советского Союза и этих государств (как, например, между Брежневым и Тито). В результате со второй половины 1970-х снижалась эффективность торговых и других хозяйственных связей СССР со странами СЭВ. А упразднение прежних и создание новых внешнеэкономических ведомств ситуацию радикально не меняло.

Сегодня у России существуют торговые споры даже с некоторыми странами теперь уже бывшего СССР. Потому и востребована предлагавшаяся Катушевым системность, целенаправленность внешнеэкономической политики государства.

Константин Катушев по окончании школы в Горьком поступил в местный политехнический институт, где в 1945–1951 годах выучился на инженера-механика. Затем был направлен на Горьковский автомобильный завод им. Молотова (ГАЗ) в экспериментально-конструкторский отдел. Участвовал в разработке и внедрении в производство первого в СССР плавающего бронетранспортёра ГАЗ-47 в середине 50-х. Вскоре его назначили первым заместителем главного конструктора завода.

До конца 1950-х действовала установка ЦК: активнее привлекать к руководящей партийной работе опытных, талантливых хозяйственников. И с весны 1957-го Катушев – секретарь партбюро конструкторско-экспериментального отдела, с 1959-го – второй секретарь Автозаводского райкома, а с 1961-го – секретарь парткома ГАЗа.

В 1963–1965 годах он уже первый секретарь Горьковского горкома КПСС. Но со второй половины 60-х Катушева всё чаще приглашают на совещания в Москве по вопросам экспортно-импортной политики, в том числе по линии СЭВа. Выступления партработника на этих форумах привлекали внимание: он предлагал, с детальным знанием фактуры, планировать и проводить конкретную внешнеэкономическую, в том числе экспортно-импортную политику с учётом особенностей отношений с той или иной страной, а не в целом по соцлагерю, Европейскому сообществу и т.п. Особое внимание Катушев предлагал уделять Югославии в связи с её растущей заинтересованностью в сотрудничестве с СССР и СЭВом.

Эти предложения были поддержаны Косыгиным. И применительно к Югославии – полностью реализованы. Благодаря чему СССР к середине 1970-х стал крупнейшим экономическим партнёром этой страны, а она вошла ассоциированным членом в СЭВ и все его структуры. В тот период и вплоть до середины 1980-х до 80% всех экономических и научно-технических проектов СФРЮ готовилось и осуществлялось с советским участием. В том числе и ГАЗа, сотрудничавшего, при содействии Катушева, с десятком машино- и станкостроительных заводов Югославии.

Это сближение в 70-е – начале 1980-х гг. (свыше 20% внешней торговли СФРЮ в тот период приходилось на СССР) было обусловлено, прежде всего, незаинтересованностью Запада в индустриальном развитии страны. Другое дело – предоставление Белграду новых займов и кредитов, увеличивавших его внешний долг и, таким образом, усиливавших зависимость от капиталистического лагеря. Потому, если в югославском экспорте в СССР и СЭВ доля готовых промышленных товаров стабильно превышала 60%, то в страны Запада – едва достигала 40%.

Катушев всецело поддерживал «косыгинские» реформы, в том числе планы расширить внешнеэкономическую самостоятельность советских предприятий. Но к практической работе в этой сфере его «не допустили»: с апреля 1968-го по май 1977-го Катушев – секретарь ЦК КПСС, курирующий отношения со странами-членами СЭВ и с Югославией.

Позже он всё-таки был утверждён заместителем Косыгина, председателя Совета министров СССР. И в этой должности проработал с 1977-го по1980-й год. То есть уже после сворачивания инициированных Косыгиным реформ. Одновременно он был постоянным представителем СССР в Совете экономической взаимопомощи.

В тот период Катушев активно выступал за межгосударственную разработку межотраслевых балансов всех стран СЭВ и Югославии. Причём предлагал делать в этих программах акцент на росте экспорта из СССР высокотехнологичной продукции, а не только на ресурсном обеспечении братских стран. Разрабатывая эту проблематику, Катушев утверждал, что ставка на сырьевой экспорт отрицательно скажется на отраслевой структуре советской экономики, причем на длительный период. И в этой связи приводил в пример экономические отношения с КНР и СФРЮ, в которых доля вывоза промышленной продукции достигала 80–85% в общем объёме товарных поставок. Однако высшее советское руководство во главе с Брежневым отказалось менять структуру торговли СССР со странами СЭВ. Наоборот – Советский Союз с середины 1970-х был открыт для ввоза всё большего промышленного ассортимента. Мало того, в угоду тем же странам – прежде всего, Венгрии, ГДР и Чехословакии – в СССР быстро сокращалось производство пассажирских вагонов, рефрижераторов, междугородних автобусов, некоторых приборов и станков. Главные причины были политическими. Косыгин, Катушев, Бещев (министр путей сообщения), Оруджев (министр газовой промышленности) активно выступали протии в этой линии, превращающей СССР в сырьевой придаток Восточной Европы. Что, по их мнению, было опасно и политически. Кстати, с той же позиции внешнеэкономическую политику СССР в 60-х – 80-х резко осуждали КНР и Албания. Так что вполне можно было заподозрить Катушева в «симпатиях» к тому же Китаю…

Последствия той политики, продолженной Россией в 90-е, сказываются и сегодня: свыше 70% экспорта в Восточную Европу (в денежном выражении) приходится на сырьё. Только в последние три–четыре года стала расти доля готовых промышленных изделий в наших поставках в Албанию, Словакию, экс-Югославию, на Кубу.

К. Катушев на собрании, посвящённом солидарности с народом Чили. Москва, 1974 г. Фото © РИА «Новости» / Роман Денисов.

Тем не менее, по инициативе Катушева были разработаны и к началу 1980-х по большей части внедрены межотраслевые цепочки между СССР и восточноевропейскими партнёрами. Что привело к развитию международной кооперации. Проще говоря, реконструкция действующих и создание новых производственных комплексов в восточноевропейском регионе СЭВа и СССР согласно тенденциям спроса были завязаны на конкретных потребностях в капиталовложениях, сырье, полуфабрикатах и/или готовой продукции. Эта система предусматривала, в качестве базового звена, «шахматку» поставщиков-потребителей на огромной территории.

Комплексным критерием выбора контрагентов и способа перевозок между ними был минимум совокупных затрат на производство конечной продукции. По оценкам Госплана СССР, внедрение оптимальной системы транспортно-экономических связей по линии СССР-СЭВ-Югославия позволило на 15% уменьшить расходы по созданию и модернизации совместных промышленных комплексов. Дальние, высокозатратные и другие нерациональные перевозки в СССР удалось сократить на 10%.

И снова – перекличка с нынешними реалиями. В Таможенном союзе доля готовой промышленной продукции, изготовленной на основе внутри- и межотраслевой кооперации, в общем объёме выпуска к концу 2012 года составила: по России – около 15%, в Белоруссии – свыше 25%, в Казахстане – почти 20%. В 2009-м эти показатели были почти вдвое ниже! А в целом по СНГ доля готовой продукции, произведенной в кооперации, с 2000-го к первой половине 2012 года возросла почти втрое. То есть, внутри- и межотраслевые цепочки, рекомендованные Катушевым и успешно апробированные 30–35 лет назад, востребованы и сегодня. Ибо новые политические реалии не могут отменить экономико-географическую взаимозависимость соседних стран и технологическую – их отраслей.

Настойчивость Катушева в вопросе расширения высокотехнологичного экспорта сказалась на карьере экономиста: осенью 1980-го его «ушли» из СЭВа (что по времени почти совпало с отставкой Косыгина). Назначили зампредом Совмина СССР, курирующим МПС, морской флот, транспортное строительство и телекоммуникации. Потом – серьёзно понизили: в 1982–1985 годах он был послом на Кубе, хотя первоначально планировалось отправить его руководителем дипмиссии в Югославии. Но решили: лучше подальше от Восточной Европы…

В свой кубинский период Катушев добился реализации с помощью СССР крупных промышленных и энергетических проектов на Острове Свободы. По убеждению советского посла, сохранение за страной статуса сахарного и цитрусового поставщика вызовет у кубинцев ассоциации с их прежней ролью штатовской «плантации». С очевидными последствиями для наших позиций в Латинской Америке в целом.

Плюс к тому, Катушев, ввиду запросов кубинского руководства, постоянно просил инструкций насчёт советской позиции по военной базе США в Гуантанамо, незаконно удерживаемой Вашингтоном по сей день. Но  послу предлагалось отделываться общими фразами о поддержке требований Кастро. Москва использовала эту проблему, когда требовалось, для давления на Гавану. Естественно, такая советская позиция вполне устраивала США, хотя, с другой стороны, была и фактором сдерживания американской блокады Острова Свободы.

К. Катушев на открытии литейного цеха, построенного при содействии СССР, на заводе «Джангалак» (Афганистан). 1987 г. Фото © РИА «Новости» / Александр Гращенков.

В 1985-м, с началом «перестройки», Катушев назначен председателем Государственного комитета СССР по внешним экономическим связям. Но его взгляды остались прежними. К тому же Катушев был против быстрой переориентации советской внешней торговли на Запад, что началось примерно с 1987 года.

Усугубление проблем советской экономики, вызванное резким усилением зависимости от экспорта сырья (о чем, повторим, Катушев не единожды предупреждал ещё в 70-е), и одновременно растущая нерентабельность хозяйственных связей почти со всеми странами СЭВ привели в 1988-м к ликвидации госкомитета и воссозданию минвнешторга – во главе опять-таки с Катушевым. Но стоит вспомнить ситуацию, в какой состоялось это назначение. С помощью Саудовской Аравии и других «нефтяных монархий» США обвалили мировые цены на нефть. Это углубило социально-экономический кризис в Советском Союзе и в большой мере предопределило его распад. А вносившиеся Катушевым в 1987–1989 годах предложения заключить долгосрочные контракты с рядом развивающихся и социалистических стран, включая Китай, о поставках из СССР готовой промышленной продукции были фактически отвергнуты. «Горбачёвское» политбюро в 1988 году де-факто отказалось от поддержания деловых связей с ещё дружественными странами.

На своем посту Катушев оставался вплоть до официальной кончины СССР. Затем работал на руководящих должностях в российских банках.

И здесь он оставался самим собой, о чем свидетельствует, например, интервью, данное «Комсомольской правде» (4 декабря 2004-го): «Позиционирование нашего банка, в силу его финансовых возможностей, нацелено на средний бизнес. Я – не «буржуа», а работаю как менеджер, служу корпоративным задачам банка, которые решаются этим образованием в новом капиталистическом обществе России».

Далее Катушев откровенно заявил: «Я честно служил Отечеству! …А кому служить в капиталистическом обществе, как не капиталу? Вот только он бывает разный. Есть воровской, которому я служить не буду».

Умер Константин Фёдорович Катушев 5 апреля 2010 года, похоронен на Троекуровском кладбище.

Отметим ещё раз: взгляды этого, безусловно, яркого экономиста-практика по вопросам международной хозяйственной политики остаются актуальными и сегодня – и для России, и для других стран постсоветского пространства.

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения