beylikduzu escort atakoy escort mersin escort gaziantep escort bahis siteleri istanbul escort
kurtkoy escort
istanbul escort Знакомство со страной. Остров культуры
 
Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Политика

Знакомство со страной. Остров культуры


05 марта 09:00
 
Екатерина Погонцева
собственный корреспондент (г. Ростов-на-Дону)

Каково это – жить у самой кромки воды, на полузатопленном острове, где невозможно выращивать хлеб и пасти скот, где в XXI веке о том, что такое колодец, не говоря о водопроводе, знают чисто теоретически?
Татьяна Власкина.

Исследователи Южного научного центра РАН в течение нескольких лет работали на обитаемом острове, «законсервировавшем» жизнеустройство, экономический уклад и язык позапрошлого столетия. Результаты экспедиций легли в основу книги «Социально-исторический портрет дельты Дона: Казачий хутор Донской». Поделиться впечатлениями от увиденного мы попросили Татьяну ВЛАСКИНУ, научного сотрудника лаборатории филологии ИСЭГИ ЮНЦ РАН, заведующую музеем ЮНЦ РАН, одного из авторов издания.

– Татьяна Юрьевна, расскажите о предмете вашего исследования. Чем он привлёк внимание?

Обложка книги «Социально-исторический портрет дельты Дона: Казачий хутор Донской».

– Хутор Государев был образован в 1807 году. Своё нынешнее название – Донской – получил в начале XX века. В лучшие для этого населённого пункта времена здесь проживало до полутора тысяч человек. Согласно сохранившимся документам, ещё до революции на хуторе открылась школа – сначала приходская, а потом и светская. При советской власти действовали амбулатория, роддом.

К сожалению, сегодня ничего этого нет. Школу закрыли в 2009-м, роддом – ещё раньше. Два года назад прекратилось транспортное сообщение между островом и большой землёй.

Сегодня хутор относится к Кагальницкому сельскому поселению Азовского района Ростовской области. Он расположен в нижней части острова, образованного основным руслом Дона и его рукавом Каланчой. Поселение вытянулось вдоль пересечённого множеством ериков возвышенного правого берега прямо перед разветвлением Дона на гирла, которые соединяют его с Таганрогским заливом Азовского моря.

Для учёных этот хутор – настоящая находка: ведь здесь возникла и сохранилась очень концентрированная, оригинальная, яркая этнографическая культура. Обычно, когда объект исследования «большой» – представлен множеством людей и памятников на обширной территории – исследователь вынужден ограничиваться репрезентативной выборкой. В Донском мы смогли взять если не 100% данных, то по крайней мере 80%. Это очень высокий показатель. Нам удалось открыть явления, не известные по научной литературе.

– Например?

– Взять хотя бы планировку подворий. Территория Донского – около восьми километров в длину и порядка 200 метров суши в ширину. Жилой зоной острова является высокая прибрежная полоса, которая меньше подтопляется, позади домов – заливной луг, дальше – снова вода. Такое расположение заставило людей обустраивать свои подворья особым образом. Обычно у казаков юга России мы видим характерный степной тип застройки: открытый двор свободной планировки разделён на переднюю зону, где расположены жилой дом, летняя кухня, и заднюю, где «спрятаны» амбар, сарай, хлев. Главное, что фасадом к улице ставят «чистые» постройки. В хуторе Донском «чистая» и «грязная» части двора обычно соседствовали: зимний хлев и дом – на одной линии, потому что для островитян это наиболее ценное имущество, которое должно уцелеть в случае подтопления. Здесь же хранятся продовольственные припасы, топливо. Двор продолжает «кладка» – длинные мостки для причаливания лодок, где также стирают бельё, чистят рыбу.

Карта дельты реки Дон. Обведено расположение хутора Государев – ныне Донской.

Наводнения здесь случаются примерно раз в 5–6 лет. Высота волн может достигать 3–3,5 метров. Обычно весной и осенью вода заливает остров и уходит, не принося серьёзных разрушений. Такие годы считаются благополучными. Однако природа дельты коварна: охотники и рыбаки рассказывают, что нередко погода в окрестностях хутора меняется в течение 15–20 минут, поднимается «низовка» – сильный ветер с моря, «и нужно привязывать себя к какой-нибудь вербе, чтобы не унесло».

Приспосабливаясь к сложным условиям, хуторяне научились принимать во внимание сезонные ветры, речные и морские волны. Например, жилища стали возводить на высоких опорах, делать специальные отверстия в погребах с оглядкой на «низовки» и водотоки – чтобы река вошла и вышла, и на её пути не возникло заторов. Всё это позволяет отделаться минимальными разрушениями.

Благополучие хутора всегда зависело от сплочённости местной общины. Вот пример: если постоянно не заботиться об укреплении берега, жилое пространство будет разрушаться. Традиционно каждый хозяин беспокоится о сохранности своей «гавани», о каменной обваловке берега перед своим домом. Занятие это трудоёмкое и дорогое. В дореволюционное время ежегодно, а то и чаще казаки объединялись, привозили баржами камень, глину и старательно «поновляли» хуторскую набережную. Работы контролировались атаманским правлением. В советские времена береговая линия стала предметом особого внимания руководства местного рыбколхоза. Но начиная с 1990-х организованные укрепительные мероприятия перестали проводиться, и несмотря на самостоятельные усилия отдельных старожилов, за это время реке отошло около 10 метров берега вдоль всего острова.

Другой пример – особое отношение к собственности. В Донском очень много бесхозных подворий, где лежат лодки, якоря, бытовая утварь, однако никому из соседей не придёт в голову воспользоваться чужим имуществом, позаимствовать что-то. Считается, что хозяева рано или поздно вернутся. При этом в действительности далеко не всегда остался хоть кто-то, являющийся наследником этих богатств. Когда сотрудники ЮНЦ РАН стали собирать экспонаты для музея казачества и этнографии в Кагальнике, то столкнулись с проблемой: часто не так-то просто разыскать того, кто мог бы дать разрешение взять что-либо из брошенных вещей для музейной коллекции.

Так борются с наводнениями на хуторе Донском.

– Что интересного удалось найти на острове с точки зрения языка?

– Мы обнаружили огромный пласт рыболовецкой лексики, а также выражений и слов, описывающих состояние природы, погоду. На острове бытуют десятки наименований ветров, речных вод, морских течений. Вместо «пойти» или «поехать» жители говорят «сбегать каючком», вместо «перейти» – «перепхаться бабайками». Прощаясь, можно услышать: «Даст Бог воду – увидимся», а о планах на будущее говорят: «Доживём до воды».

Тип хозяйства наложил отпечаток на многое, казалось бы, вовсе не связанное с рыбным промыслом. Так, в донских говорах известны различные варианты описания беременной женщины. Например, на Среднем Дону очень распространено выражение «жерёбая баба» – женщину сопоставляют с кобылой; а здесь, в дельте Дона в таком случае скорее скажут «икряная баба».

Или другая, близкая парадигма: иносказания, при помощи которых принято объяснять, откуда берутся дети. Доказано, что стереотипные для представителей тех или иных культур ответы, как правило, связаны с локальной мифологией и особенностями системы жизнеобеспечения. По Дону можно выделить несколько групп устойчивых выражений. Верхний Дон – в целом земледельческий: не удивительно, что там дети «произрастают» на деревьях в виде яблок, вишен, груш, слив. Иногда их находят в капусте. Там же можно услышать «корова на рогах принесла». И только в районе станицы Казанской детей находят в воде. Симптоматично, что там как раз развито рыболовство. На Среднем Дону детей на степные курганы приносят птицы: «Мама вышла на курган, держа в руках зёрнышки. Птичка прилетела, поклевала, мама зажала её в кулачок, а, когда открыла, обнаружила ребёнка». На Нижнем Дону детей ловят сетями, их приносит вода в корзинах или в кайках, а ещё – находят в камышах и ветвях вербы.

Рыболовецкая тема прослеживается в колыбельных: «А баюшки-байки, четыре бабайки, а пятое – весло, ай, Ваню в море понесло», – в потешках: «Ай, чух-чух-чух, наловил дед щук, а баба – таранки, жарят спозаранку…, а мы коте не дадим, сами рыбочку съедим».

– При том, что островитяне на протяжении веков вынуждены держать рыбную монодиету, в вашей книге описанию еды, трапез уделено достаточно внимания. Особенно поражает, конечно же, рассказ о первых кофеманах на Дону.

– Пристрастие низовых казачек к экзотическому для российских сёл напитку удивляло путешественников ещё в XVII веке. Обыватели связывают появление этой традиции с турецким происхождением первых казачьих жён, однако учёные склонны полагать, что ещё большая роль принадлежит раннему развитию в Приазовье рынка восточных товаров.

Полуденный кофе как одна из старинных женских традиций хутора Донского занимает особое место в повседневном приёме пищи. Ежедневно в полдень над Доном раздавался звон ступок, и соседки собирались кофейничать «с мамонами» – сладостями и выпечкой или «с оселедцами» – солёной рыбой. Заодно можно было обсудить последние новости с рыбного рынка или определиться с выбором невесты для сына.

– На ваш взгляд, мог бы хутор стать местом паломничества туристов?

– Нашему научному коллективу очень хочется в это верить. На хуторе есть рекреационный потенциал. Там есть из чего сделать уникальный этнографический заповедник с элементами анимации. Спрос на посещение этих мест, возможно, установил бы регулярное сообщение с большой землёй, дал бы хутору вторую жизнь. Но, к сожалению, ЮНЦ РАН не в состоянии реализовать данную идею самостоятельно, да и не дело учёных брать на себя функции властных структур, органов местного самоуправления, бизнеса – для этого у нас нет ни средств, ни полномочий.

Хотя, надо сказать, что даже в такой ситуации исследовательский интерес несколько облегчает жизнь островитян: недавно силами научного центра в Донском построен новый причал. Он был необходим для исследовательских судов, но теперь им могут пользоваться и местные жители. Проводя регулярные изыскания в дельте, сотрудники ЮНЦ РАН всегда готовы оказать экстренную помощь хуторянам.

Сейчас предпринимаются усилия по разработке туристического проекта. Для начала в контакте с правительством Ростовской области планируется провести в Кагальнике круглый стол «Социальный потенциал туризма в решении проблем жителей дельты Дона», чтобы привлечь внимание бизнеса и общественности. Тем более, что в подобной хутору Донскому сложной ситуации находится множество посёлков не только в Ростовской, но и в Волгоградской, Астраханской областях. Молодёжь уезжает в города, а старики остаются и оказываются участниками, как сейчас модно говорить, «реалити-шоу» на выживание в экстремальных условиях.

Это огромная социальная проблема федерального масштаба, решить которую можно только сообща. 

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения