Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Общество

Свой взгляд. Анатомия инакомыслия. Часть II


21 марта 09:00
 
Игорь Фроянов
профессор Санкт-Петербургского государственного университета, доктор исторических наук

Советские космополиты конца 40-х – начала 50-х не были «безродными». В числе их предшественников – отечественные западники 60-х – 70-х годов позапрошлого столетия, легальный марксист Струве, эсер Керенский… На протяжении всего XX века космополитизм использовался как технология развала России-СССР.
Свой взгляд. Анатомия инакомыслия. Часть II - Игорь Фроянов.
Игорь Фроянов.

Сталин приглушил космополитизм, но не уничтожил. Этому помешала неожиданная и довольно подозрительная смерть вождя.

Поднятая Хрущёвым волна разоблачения «культа личности» вынесла на поверхность новую разновидность космополитов – диссидентов 60-х – 70-х годов. Они получили полную и безоговорочную поддержку со стороны Запада, политики которого окончательно убедились, что Советский Союз в лоб, военным вмешательством не взять. И была сделана ставка на взрыв нашей страны изнутри. Тут диссиденты оказались как нельзя кстати.

«Инакомыслие» 60-х – 70-х годов являлось продолжением космополитизма конца 40-х – начала 50-х в новых исторических условия. Это родственные течения, генетически связанные друг с другом. Но между ними были и некоторые различия, обусловленные временем и относящиеся к содержанию идей, а также к структуре сообщества космополитов.

Если космополиты конца 40-х – начала 50-х годов представляли собой сравнительно единую группу главным образом в среде творческой интеллигенции, то диссиденты 60-х – 70-х годов состояли уже из двух отрядов, действовавших на двух этажах общественного здания, на двух уровнях массового сознания.

Суд над Бродским. 13.03.1964 г.

Внизу людей будоражили такие личности, как Бродский, Галич, Синявский, Буковский, Григоренко, Аксёнов, Войнович, Солженицын, Зиновьев, Сахаров, Шафаревич, Ковалёв и др.  На самом верху, вокруг кремлёвских небожителей ворожили Бурлацкий, Арбатов, Шишлин, Яковлев, Бовин и прочие «консультанты», «советники», «спичрайтеры». То были «диссиденты в системе» (так они сами себя называют) – самая опасная для судеб страны популяция космополитов, влиявшая непосредственным образом на высшее руководство СССР. Именно они открыли шлюзы критики советской действительности под песнопения о гласности и ликвидации «белых пятен» в истории страны. Опасность диссидентов в системе возрастала ещё и потому, что они гнездились под кровом Андропова – секретаря ЦК КПСС, председателя КГБ СССР и, наконец, Генерального секретаря.

Роль Андропова ещё надлежит исследовать. Но и сейчас ясно, что он не столько боролся с диссидентами, сколько оберегал их. Это он был инициатором отправки диссидентов за рубеж, где они отсиживались, выжидая, когда наступит их час. И он пришёл с началом перестройки, кадровое оснащение которой также принадлежит Андропову, обеспечившему головокружительный карьерный рост Горбачёву – могильщику исторической России (СССР) и советского строя.

По сравнению с предшествующим временем космополитизм 60-х – 70-х, выступающий в обличье диссидентства, претерпел изменения и в плане содержательном. Этому способствовала критика культа личности Сталина, давшая в руки диссидентов мощное идеологическое оружие, развеявшее в массах сталинский ореол, а заодно и подорвавшее веру в социалистические и коммунистические идеалы. В этих условиях космополитизм, имевший в предшествующие полтора десятка лет культурологический характер, приобрёл сугубо политический смысл, направленный против существующей в СССР экономической и социально-политической системы. При этом использовались различные способы борьбы – от прямых и открытых нападок до скрытых и завуалированных подкопов. К последним относилась теория конвергенции, т.е. соединения всего лучшего, что дал капитализм и социализм. Эту концепцию, придуманную западными учёными, поднимал на щит академик Сахаров. Но, как ни крути, осуществление на практике подобной теории означало крушение советского общества и государства.

Н. С. Хрущёв на ХХ съезде КПСС.

Надо сказать, деятельность диссидентов-космополитов находила определённый отклик в обществе. И тому были объективные основания. О чём речь?

Сталин свою историческую миссию выполнил. Посредством жёстких мобилизационных приёмов и рычагов централизованной власти он восстановил порядок в стране, находившейся в состоянии хаоса после революции, гражданской войны и НЭПа, поднял её на огромную высоту как мировую державу, выиграв беспрецедентную в истории человечества войну. Но сталинский порядок соответствовал определённому периоду времени, когда СССР находился под постоянной внешней угрозой. С победой же в войне и созданием ракетно-ядерного щита эта опасность в значительной степени отпала, если не исчезла вовсе. И тут надо было приступать к реформированию советского общества. Есть факты, позволяющие предполагать, что Сталин планировал преобразования, из-за чего, вероятно, он и стал ненужным своему окружению. Насущной проблемой являлось не декларативное, а реальное соединение широких масс советских людей с собственностью и властью. Это было невозможно при мобилизационном укладе, требовавшем максимальной концентрации власти и сосредоточенности всех ресурсов в руках государства, но это стало необходимым в новых исторических условиях, чтобы стимулировать общество к труду и творчеству, т.е. к развитию. Собственность, разумеется, должна была оставаться под контролем государства, но с широким доступом к ней трудовых коллективов и производственных ассоциаций, с распространением коллективной и корпоративной форм. Следовало запустить демонтаж власти партии, как это замышлял Сталин, выдвигая на передний план государственные институты в противовес партийным органам. Однако верхушка КПСС на это не отважилась и, критикуя «культ личности», по сути, сохранила «сталинский строй». Это стало почвой для недовольства населения, на чём строили свою политику диссиденты – как в низах, используя незадействованный потенциал политической и социальной активности масс, так и в верхах, запугивая кремлёвских старцев революционными сценариями.

Юрий Афанасьев (первый слева), Александр Бовин (третий слева) и Андрей Сахаров. 01.07.1988 г. Фото РИА «Новости» \ Сергей Субботин.

Стране была навязана «перестройка» – детище диссидентов в системе. Остальные диссидентствующие элементы выступали в роли подпевал и трубадуров засевших в ЦК и политбюро космополитов, провозгласивших «новое мышление», «общечеловеческие ценности», «социализм с человеческим лицом», «единство мира»… Не случайно один из столпов «диссидентства в системе» Александр Яковлев, обращаясь однажды к журналистам, бросил многозначительную фразу: «Вам дозволили!».

Так или иначе, несистемные и системные диссиденты (а по сути своей – космополиты, граждане мира) сделали своё дело, втянув страну в перестройку, подготовившую СССР к социальному и политическому перевороту, приведшую к расчленению великой державы, созданной потом и кровью многих поколений русского народа и других российских этносов.

Начался слом общественного и государственного строя Советского Союза. На авансцену вышли космополиты, перекрасившиеся из диссидентов в демократов. Их возглавил человек, который раньше, бия себя в грудь, возглашал: «Я – коммунист». Теперь же, крутя пальцем перед своим носом, выдавал перестроечную загогулину: «Я – демократ».

Космополиты-демократы разрушили Советский Союз, разгромили российскую экономику, расхитили общественную собственность, сколотили криминальное государство, поставив страну на край конечной гибели, чреватой потрясениями во всём мире. Путину удалось дать этим процессам задний ход. Неистовые костоломы экономики были отстранены от рычагов управления. Во власть пришли государственники. Но многие позиции, порой ключевые, и сегодня заняты «мягкими либералами», в сущности – теми же космополитами.

М. С. Горбачёв. Фото ИТАР-ТАСС.

Главная опасность современного либерализма для России в том, что он способствует распущенности личности. Концентрируя внимание на человеческом «эго» и частных интересах, либерализм разрушает общественную ткань и ведёт, в конечном счёте, к уничтожению России.

Род человеческий на протяжении истории развивался во взаимодействии двух начал: коллективного (общественного) и индивидуального (личного). В идеале эти начала должны находиться в гармонии, в равновесном состоянии, ибо невозможно представить индивида без общества и общества без индивида. Поэтому длительное преобладание одного начала над другим рано или поздно приводит к общественным нестроениям и катаклизмам. Современное российское руководство, прежде всего – в лице Путина и его единомышленников, пытается удержать баланс, укрепляя, с одной стороны, экономику и удерживая в руках государства стратегические отрасли, а с другой – оберегая систему соцзащиты и сферу услуг. Либералы же стремятся нарушить равновесие в обществе в пользу личного потребления, в ущерб общественным и государственным интересам. Более того, они сознательно работают на ослабление суверенитета России. Снова слышатся вопли и заклинания, что мы ничего не умеем, что надо идти в подмастерья к Западу. Одна из последних провокаций – добиться повторной приватизации, на этот раз – стратегических отраслей, которые действуют эффективно и исправно пополняют казну. Это опять-таки пример потакания индивидуальным интересам в ущерб коллективу, обществу и государству. Зачем продавать успешные производства? Только затем, чтобы кто-то смог обогатиться и прибыль капала в его личный, а не в общественный, не в государственный карман. Или цель в том, чтобы подорвать силы государства и ослабить его обороноспособность? Если так, то это – предательство, которое должно караться по всей строгости закона.

Вопрос об отношении к приватизации стратегических предприятий и ресурсов, на мой взгляд, есть своего рода индикатор, по которому можно судить: должен ли тот или иной человек состоять на государственной службе, находиться при власти. Думаю, что правительство должно состоять из тех, для кого интересы общества выше личных.

После приватизации 90-х.

Таким образом, оценивая космополитическое движение в новейшей истории России, мы наблюдаем ряд этапов в его развитии.

Первый (конец 40-х – начало 50-х годов прошлого столетия) отличался культурологическим характером, развенчивающим ценности национальной истории русского народа, отечественной культуры, утверждающим, что наша наука, литература, искусство является «придатком» Запада. На втором этапе (60-е – 70-е годы) деятельность космополитов (диссидентов) обрела политический характер, нацеленный против КПСС и коммунизма, что обернулось гибелью Советского Союза. Третий (90-е годы) стал продолжением второго, с тем отличием, что жертвой была назначена уже Россия.

Нынешний, четвёртый, этап, когда чётко обозначилась воля большинства уберечь страну от национального раскола и духовного разложения, характеризуется, пожалуй, тем, что космополитизм находит себе применение не столько в политике, как в экономике. Где он вроде бы не так заметен, но не менее опасен. При этом либералы во власти готовы сомкнуться с радикальной оппозицией. Запад активно поддерживает тех и других, не оставляя попыток ослабить Россию, ограничить её суверенитет и в конце концов уничтожить. Об этом следует помнить каждому из нас, прежде чем участвовать в сомнительных акциях. История не прощает не только ошибок, но и заблуждений.

Версия для печати
Комментарии (1)
ctrannik 18:24 21 Марта 2013
а противодействие, орган противодействия сверхпредателям и коллаброционистам- почему не существует?
комментарии
подробности
отражения