seo best epoksi epoksi düğün organizasyon firmaları nice türkiye bft türkiye temizlik şirketleri temizlik şirketi özyapı dekorasyon

beylikduzu escort atakoy escort mersin escort gaziantep escort bahis siteleri istanbul escort

gaziantep escort

kurtkoy escort
istanbul escort

çeviri inönü üniversitesi taban puanları 2019 malatya oto kiralama malatya web tasarım parça eşya taşıma şehirlerarası parça eşya taşıma parça eşya taşıma fiyatları büyü aşk büyüsü ayırma büyüsü büyü aşk büyüsü bağlama büyüsü paykasa paykasa fiyatları paykasa bozdurma metal galvanizli sac paslanmaz sac shell download wso shell webadmin shell şehirler arası nakliyat şehirler arası evden eve nakliyat

escort erzurum escort erzurum diyarbakir escort escort diyarbakir escort diyarbakir tunceli escort porno izle porno izle porno izle porno izle porno izle

Свой взгляд. Режиссёр Валерий Тимощенко: «Необходимо преодолеть потерю смыслов»
 
Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Культура

Свой взгляд. Режиссёр Валерий Тимощенко: «Необходимо преодолеть потерю смыслов»


29 апреля 09:00
 
Ирина Ушакова

Кубанец из казачьего рода, он сумел чутко уловить, что переживает вся нынешняя Россия. Тимощенко говорит о главном, бытийном. Его фильмы «Одинокий рай», «Русский заповедник», «Трезвитесь!» – лауреаты многих кинофестивалей. Темы разные: война в Чечне, угасание русской деревни, потеря смысла жизни молодым поколением. Сегодня мастер отвечает на вопросы «Файла-РФ».
Свой взгляд. Режиссёр Валерий Тимощенко: «Необходимо преодолеть потерю смыслов»  - Фильм «Русский заповедник» рассказывает о жизни и проблемах обычной деревни в центре России.
Фильм «Русский заповедник» рассказывает о жизни и проблемах обычной деревни в центре России.
Валерий Тимощенко.

– Валерий Григорьевич, почему в наше время такой интерес к событиям Великой Отечественной войны?

– Во всём мире постоянно возвращаются к этой теме. Англичане сняли картину о «войне столетия». То человеческое переживание, которое было и у немцев, и у русских, не может быть бесплодным. Происходит момент истины. Японские самураи говорят: сначала победа, потом сражение. Так вот Великая Отечественная война была проиграна немцами в первые 25 минут. Лётчик Иванов Иван Иванович, Герой Советского Союза, сбил три самолёта и четвёртый – тараном, уже погибая. В это мгновение на его часах было 4 часа 25 минут. Начальник ВВС Германии в октябре 41-го застрелился, сказав: «Я вижу огромные потери, я в этом виноват и мы не выиграем». Когда защитники Брестской крепости приняли решение: «Умираю, но не сдаюсь», война была проиграна немцами. Но это же надо было принять такое решение! Эти ребята 1920-го года рождения были настолько искренними! Романтики, они шли умирать за свои идеалы. И сейчас гораздо более опасное время – время отсутствия идеалов. За комфорт умереть невозможно, за деньги тоже. Синдром потери смысла ведёт к самоубийству. И в поисках смысла жизни мы интуитивно обращаемся к тем людям, у которых он был. Поэтому и огромный интерес к истории Великой Отечественной войны.

– Но есть такие и мои коллеги, и Ваши, которые упиваются очернением памяти о войне. Даже такой значительный писатель, как Виктор Астафьев в конце жизни разразился желчными определениями, что мы «завалили немцев трупами».

– При всём уважении к Виктору Астафьеву, в том, что он говорил в последние годы жизни, нет надежды. И он нам не помощник. Есть неопровержимые факты: прямые боевые потери – 1:1,3. То есть, примерно, у нас погибало 130, а у немцев 100 человек. Если мы потеряли миллионы в начале войны, то немцы потеряли больше при отступлении. Они наступали один год, а мы – три года. И во многом наверстали. И надо учитывать, что немцы уничтожали наших мирных жителей, что не добавляет доблести Вермахту.

К сожалению, и в литературе, и в бесконечных фильмах показывают начало войны: плен, Ржев. Но ведь было и другое: был Севастополь, был Кёнигсберг, Берлин, где немцы теряли больше. Севастополь они брали почти год. 

Многие уже в 42 году понимали, что победы не будет, к примеру, известный правый мыслитель и писатель Эрнст Юнгер, будущий нобелевский лауреат Генрих Бёлль и простые солдаты, с которыми я встречался в Германии. Один из бывших солдат рассказывал, что, провожая его на фронт, отец ему сказал: «Вы никогда не выиграете эту войну». Солдат этот прислал отцу письмо в 42-м году из Новороссийска, в котором была одна фраза: «Отец, ты был прав».

Мы почти всегда выигрываем на полях сражений. Но потом наши противники пытаются наверстать это на телеэкране.

– Вы работаете над новым фильмом, где будет осмысление прошедшей войны…

– Мы занимаемся фильмом «Война окончена». Стараемся успеть поговорить о войне с ветеранами, как с русскими, так и с немцами. У немцев есть опыт покаяния. А у нас есть опыт победы. Надо это как-то свести вместе. С уважением отнестись к противнику. Когда русские пришли в Берлин, там среди немцев было огромное количество самоубийств, они думали, что русские будут им мстить, а мы этого не делали. Пришли и помиловали врага. Пожалели его сына, его жену. Как можно к этому не обращаться? Что мы можем этому противопоставить сейчас?

Ведь советские войска, войдя в Германию, могли просто там всех убить. Тогда была бы это победа? Конечно, нет. Наша победа в том, что мы пришли и не стали мстить, вывозить у них продовольствие, чтобы они умерли с голоду. А наоборот, привезли полевые кухни.

Один из ветеранов войны, отчаянный русский морпех рассказывал мне: «Дрезден. Улица превращена в груды камней, это сделали англичане-американцы. Из какого-то подвала выходит женщина с детьми. По ней и по детям видно, что они дня три не ели. Дети косятся на меня, боятся. Я снял вещь-мешок, достал булку хлеба. Она берёт меня за руку и тащит в подвал – расплатиться. Я не иду. Тогда она возвращает хлеб. Я обругал её по-немецки, говорю, мол, не для тебя, а для детей. Тогда она заплакала и взяла хлеб». А у него погиб отец, брат, он шёл с яростью на Берлин, а пришёл туда – ребенок на него посмотрел... Вот это Победа. И эту Победу пытаются у нас украсть. Есть социальный заказ Запада. Интуитивно мои коллеги – молодые люди – хотят понравиться Западу.

– Эту духовную победу Вы продолжаете отстаивать в своих фильмах – с участием отца Виктора Салтыкова – о современной России.

– Отец Виктор служил егерем в Кавказском заповеднике, где мы с ним встретились. Работая над фильмами, мы вместе осмысляем проблему философски. Я получил этот способ мышления, когда впервые прочёл Евангелие. Мне стало проще работать и гораздо легче понимать происходящее. У многих моих коллег нет цельного мировоззрения. Но мы живём в христианском мире. Как сказал мой учитель Мераб Мамардашвили, это не зависит от того, сколько людей ходит в церковь. Про икону говорили, что это умозрение в красках, философствование в красках. Точно также и кино.

Фильм «Трезвитесь» – реальная история ивановской деревеньки Жарки и священника Виктора Салтыкова. Это – рассказ о том, как можно побороться с пьянством и возродить традиции русской деревни.

– Ваш новый фильм «Трезвитесь!» возвеличивает русского человека, «униженного и оскорблённого». В самой бедной  русской деревне Вы нашли таких цельных людей, которые не разучились работать, не пали духом,  растят детей и поют песни.

– Это искренние души. Это последние люди. У нас и название фильма даже сначала было «Последние люди». В 1612 году, когда было продано всё, и бояре думали только о том, к шведам перейти или к полякам, вдруг появились Минин и Пожарский. Они были последние люди. И эти ребята, бывшие пьяницы, пришедшие к отцу Виктору, – они верят. А искренность – это очень редкий талант. И я один из них, я очень хочу быть одним из них.

– Валерий Григорьевич, сейчас приходит время переосмысления того, что произошло двадцать лет назад. Кто-то называет это перестройкой, кто-то революцией, для кого-то это «возрождение»... Как Вы оцениваете произошедшее в 91-ом, в 93-ем?

– Тот сплав, которым соединялась Российская Империя, и была посильней, чем Советский Союз, решили заменить новодельным клеем. Тот сплав держал государство более тысячи лет, а этот клей продержал меньше семидесяти лет. То есть, те идеи, которые должны держать страну, начали распадаться ещё раньше переворота 90-х. Давно видно было поддельное отношение многих чиновников к социалистической идеологии. В это же время в том же Афгане были прекрасные командиры, они берегли своих солдат. Были замечательные люди, герои соцтруда, которые просто исполняли работу. К примеру, производили пальто с каракулевыми воротниками. Столько пальто, что они никому уже не нужны были. Это не могло не рухнуть.

Многие деятели, которые придумали этот социалистический мир, и на которых лежала кровь невинных людей, – они же его и предали. Они оказались самые первые буржуа. Я как-то насчитал двенадцать секретарей партии, которые ушли в бизнес. Произошла потеря смыслов, а это всё равно, что самоубийство.

Но в самые ужасные годы, Вы помните, какое было движение неофитов! На фоне этого отчаяния, на фоне огромного обмана народа.

– То есть, мы интуитивно вернулись к своему, от чего ушли.

– В те годы мне довелось быть в Германии, и я брал интервью у архиепископа Берлинско-Германского Марка. Мне было интересно, что скажет немец по национальности о прошедшей войне. В Германии возвращение к христианству произошло на десяток лет раньше. Но владыка Марк беспощадно говорил о том, что христианство в Германии выродилось. Говорилось это в основном о молодёжи. Но люди, к которым я ехал в Германию, старшее поколение, бывшие солдаты, были настоящими христианами. И с ними можно говорить о христианском прощении врагов, молиться вместе.

– Но всё же, нельзя не вспоминать с гордостью, какая в советское время была система образования, какая культура человеческих отношений. Сейчас мы этого не имеем. Даже по тем показателям снижения численности населения понятно, что в социальном плане лучше не стало.

– Ничего нет важнее потери смысла. Она чревата разными симптомами. То, о чём Вы говорите, социальная нестабильность, – это всё симптомы потери смысла. То, что произошло в 90-е, – это ещё цветочки. Могло быть гораздо хуже. Сейчас же нам трудно, но возвращаются идеалы. Это связано с укреплением христианства. Если сравнивать, на Западе ещё большая потеря смысла жизни.

Фильм-размышление «Одинокий рай» повествует о судьбе и духовных исканиях русских, живущих на Северном Кавказе.

– Валерий Григорьевич, Вы видели своими глазами войну на Кавказе, снимали  подлинные картины происходящего. Есть ли, на Ваш взгляд, способ развязать «кавказский узел», ставший едва ли не гордиевым?

– Есть. Мы должны снова стать сильными, чтобы нас уважали. Когда те ребята кричат «Аллах Акбар!», мы должны тоже что-то ответить. А что ответить? «Слава ВДВ!»? Но этого мало. Хотя наши ребята даже на этом держались: на товариществе, на чувстве правды.

Как только будут сильны наши центральные области: Тверская, Тульская, Ивановская, малые народы будут ещё ближе к русским. Русских в России 80%. 75% – православные. Главное, чтобы к людям вернулось самосознание, тогда и с Кавказом будет всё в порядке.

 

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения