seo best epoksi epoksi düğün organizasyon firmaları nice türkiye bft türkiye temizlik şirketleri temizlik şirketi özyapı dekorasyon

beylikduzu escort atakoy escort mersin escort gaziantep escort bahis siteleri istanbul escort

gaziantep escort

kurtkoy escort
istanbul escort

çeviri inönü üniversitesi taban puanları 2019 malatya oto kiralama malatya web tasarım parça eşya taşıma şehirlerarası parça eşya taşıma parça eşya taşıma fiyatları büyü aşk büyüsü ayırma büyüsü büyü aşk büyüsü bağlama büyüsü paykasa paykasa fiyatları paykasa bozdurma metal galvanizli sac paslanmaz sac shell download wso shell webadmin shell şehirler arası nakliyat şehirler arası evden eve nakliyat

escort erzurum escort erzurum diyarbakir escort escort diyarbakir escort diyarbakir tunceli escort porno izle porno izle porno izle porno izle porno izle

Созидатели. Савва Ямщиков. Часть II
 
Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
подробности
Культура

Созидатели. Савва Ямщиков. Часть II


13 сентября 09:00
 
Людмила Сапожникова

Продолжаем разговор о «реставраторе всея Руси», провинциальных музеях и людях, которые спасают картины и открывают забытые имена.
Созидатели. Савва Ямщиков. Часть II - Савва Ямщиков у полотна кисти Д. Г. Левицкого «Портрет великой княжны Александры Павловны».
Савва Ямщиков у полотна кисти Д. Г. Левицкого «Портрет великой княжны Александры Павловны».

На вопросы корреспондента «Файла-РФ» отвечают заведующая отделом пропаганды художественного наследия, заслуженный работник культуры РФ, художник-реставратор Нина ЗАЙЦЕВА, художник-реставратор высшей категории Виталий КУЗЮБЕРДИН, искусствовед Марфа ЯМЩИКОВА.

Людмила Сапожникова: Расскажите, кто работает в отделе, на ком он сейчас держится? Какова его структура?

Сергей Бархин, Елена Козелькова, Савва Ямщиков, Сергей Голушкин, Александр Быков.

Нина Зайцева: В отделе два подразделения – сектор реставрационных выставок и непосредственно пропаганды, есть свой небольшой выставочный зал. К примеру, планируется выставка – и под эту конкретную выставку здесь же, в отделе реставрируются работы.

Виталий Кузюбердин: Административную часть тащит на себе Нина Васильевна Зайцева – разбирается в новых договорах, сметах.

Н. З.: Я ушла в своё время из музея Л. Н. Толстого, чтобы заниматься реставрацией. А в результате сижу с бумажками… Раньше, когда работала на полставки, гораздо больше успевала отреставрировать, чем сейчас. Как это Савелию удавалось разруливать? Одного туда послал, другого – сюда…

В. К. Это его бесконечное обаяние. В центре Грабаря бросали всё, если он о чём-то просил. Потому что выставки – это интересно. Когда закрывался отдел, в котором я работал, я услышал про отдел пропаганды и всё думал: как бы мне туда попасть?..

Людмила Черняховская работала у нас, жена главного редактора издательства «Советский художник» Марка Черняховского, – и через это издательство шли все наши печатные работы. А Мила ездила по ответственным поручениям – в министерство, по выставочным залам, в комбинат Вучетича. Если бы не её обаяние, наши выставки готовились бы дольше – ведь даже для того, чтобы ящики для картин сделать, нужно было отстоять очередь…

Савва Ямщиков, Галина Федина, Нина Зайцева.

Ещё один сотрудник отдела – Ольга Адамишина. Одно время Ольга Николаевна жила в Великобритании, установила хорошие отношения с русским зарубежьем и организовала Фонд помощи русскому искусству. Она и до сих пор ежегодно делает у нас на Бурденко выставки работ молодых художников, выпускников художественных училищ.

Елена Васютинская – научный сотрудник, генератор идей, наш искусствоведческий суперпрофи, сделала целый ряд выставок, в том числе русского портрета ХVIII–ХIХ веков, советской игрушки 20-х – 50-х годов ХХ века, детского портрета ХVIII – начала ХХ века. У неё недавно вышел замечательный альбом-каталог по вернисажу, проходившему в ЦДХ, – «Два века русского детства».

Наталья Барвинская, научный сотрудник, искусствовед, готовит замечательные реставрационные экспозиции, выставки картин современных авторов и коллекционеров. Трудами Галины Ерховой, реставратора высшей категории, восстановлены многие картины, прошедшие через наш отдел. Галина Федина пришла в отдел из центра Грабаря – это говорит о ней как о реставраторе высокого класса. Александр Быков – книжный график, на нём была работа над пригласительными билетами, макетами каталогов. Алла Сват, Светлана Горбачёва, Ольга Мириманова составляли статьи, книги, каталоги.

Н. З.: Виталий Кузюбердин в отделе с самого начала. Если предстоит наисложнейшая работа и профессионалы говорят, что с этим никто не справится, заказчиков из музеев, из реставрационных организаций посылают сюда: «Виталий сделает!» Он спасает самые «пропащие» вещи, которые очень сложно восстановить. Кузюбердин способен вжиться в вещь. Не прибегая ни к каким методикам, ни к каким инструкциям, а просто почувствовав произведение, увидев его послойно своими собственными глазами, а не микроскопом, – находит подходящее решение.

В. К.: Когда я пришёл в отдел, мне было 26 лет. То есть всю сознательную жизнь – бок о бок. Домашняя обстановка со всеми бедами, проблемами. Но у Саввы Васильевича была потрясающая способность разруливать какие-то проблемные ситуации.

На Святой горе Афон. Валентин Распутин, Максим Шостакович, Савва Ямщиков.

Администрации он не касался, только если что-то нужно было – столы перевезти, ящики с картинами, – звонил, договаривался. И даже после болезни, когда Савва стал публицистом, делал он очень много – просто эта деятельность приобрела другие формы. Там, где несколько лет можно было потратить из-за бюрократических проволочек, появлялся Ямщиков, устраивал разнос чиновникам, стучал кулаком – и проблема решалась. Он боролся, бодался – и чего ему это стоило! Вплоть до «скорой» доходило…

Л. С.: Молодёжь к вам приходит?

Н. З.: Так получилось, что Сергей Сергеевич Голушкин, один из основателей отдела – реставратор, корифей, большой мастер, реставратор высшей категории, у которого сотни отреставрированных классических полотен, учитель многих реставраторов, – уже четыре года не работает с нами. Ушли и другие сотрудники, в силу разных причин…

Савва Васильевич написал в своё время статью о нашем отделе, назвал её «Об отделе с благодарностью и любовью». Он перечислил в статье всех, кто работал с ним, каждому благодарен – это чувство ему и по жизни было свойственно: благодарность Богу, семье, людям, которые с ним работали.

Появились пустоты, вакуум, который нужно было заполнять, и мы взяли в последнее время в отдел молодых реставраторов – выпускников Строгановки и реставрационного факультета Свято-Тихоновского университета. Дипломированные специалисты. Работают с энтузиазмом, прониклись атмосферой отдела.

В. К.: Они ещё помнят Савву. После Савёлки, конечно, всё стало грустнее и скучнее.

Н. З.: Он был человек-праздник – приходил, громогласно орал, распоряжался, садился, все несут ему что-то – и сразу такой душевный подъём у всех. За обедом рассказывал кучу анекдотов, истории из жизни – молодёжи было очень интересно, слушали с удовольствием.

В. К.: Ему откуда-то большую банку чёрной икры прислали, он «детям» по огромному бутерброду с горой икры сделал – они с этими бутербродами фотографировались…

Савва Ямщиков и Валентин Распутин.

Л. С.: Савва Ямщиков «служил по России» – в Москве он проводил три-четыре месяца в год, в остальное время звонил, писал из Пскова, Костромы, Суздаля, Ярославля, с Афона, из Италии. Он постоянно был «на коне» – то спасал Кижи, то защищал Пушкиногорский заповедник. С его подачи Владимир Путин узнал о безвозмездной передаче Бременской коллекции Германии – и недобросовестная сделка не состоялась.

Савва Васильевич сражался за историю и культуру нашей Родины. Но – постоянные разъезды, работа допоздна… Как это сказывалось на домашней жизни?

Марфа Ямщикова: Он не был домашним человеком. Дома только ночевал – вся его жизнь проходила на работе, особенно в последнее время…

Н. З.: Когда уезжал домой, он оттуда делал «контрольный звонок». Знал, что мы допоздна задерживаемся, и часов в восемь-девять, а то и перед отходом ко сну звонил, спрашивал: «Как вы?» Это было каждый день.

М. Я.: Дом для него – это где можно кости бросить на кровать, просто отдохнуть и потом опять куда-то бежать. Когда рядом человек, который живёт вот такой интересной, насыщенной жизнью, в стороне не останешься. Он всегда делился, я была в курсе всех перипетий.

Савва Ямщиков с дочерью Марфой. 1990 г.

Л. С.: Пытался Вас увлечь, втянуть в работу отдела?

М. Я.: Он вообще никуда никого не тянул, не тот человек – он мог что-то предложить. То есть была такая позиция: ты должна сама выбрать то, что тебе хочется, что нравится. Абсолютно дистанцировался в вопросе выбора.

Но мы были на одной волне, так что я жила скорее его жизнью. Всё, что происходило, знала. Сама проживала эту жизнь – для меня эти люди, события были очень близки.

Н. З.: (обращаясь к Марфе) Помнишь, ты сказала, когда мы отмечали юбилей, что когда отец брал тебя с собой в твой день рождения на работу, ты не связывала это с днём рождения отдела?..

М. Я.: Да, я не знала.

Н. З.: Так совпало, что 1 июня день рождения Марфы – и в отделе всегда об этом помнили, готовили какой-нибудь подарок. Правда, первые годы было так – а потом Савва Васильевич заболел, и после болезни такого не было…

Первый раз мы отпраздновали этот день после большого перерыва в 2011 году. Тридцать лет исполнилось отделу. За это время у него появились свои яркие традиции, своя атмосфера.

Л. С.: Одна из таких давних традиций отдела  сотрудничество с провинциальными музеями. Так, в запасниках краеведческого музея старого русского города Солигалича были найдены, восстановлены и исследованы портреты художника XVIII века Григория Островского. В музейных хранилищах Ярославской области в своё время на реставрацию было отобрано около 60 портретов, созданных в XVIII  первой половине ХIХ века... А сейчас продолжается такое сотрудничество?

Г. Островский. Портрет М. М. Черевиной. 1774. Картина из Солигаличского краеведческого музея.

Н. З.: Мы и сейчас поддерживаем эту связь. Такие коллекции чаще всего мало изучены, неизвестны, это просто Клондайк. И вот сейчас у нас в работе два таких «клондайка»: Егорьевский музей и солнечногорский музей «Путевой дворец».

В Солнечногорске – великолепное собрание советской живописи ХХ века, 50–60-х годов. В те годы был создан первый сельский народный музей, так называемая Льяловская картинная галерея. А на озере Сенеж был Дом творчества художников, и его гости в эту галерею отдавали свои работы. Шестнадцать лет назад 90 с лишним картин самых разных художников, и советских классиков, и малоизвестных – Терпсихоров, Никонов, Володин, Сергеев, огромное количество имён можно перечислять, – передали в коллекцию музейно-выставочного центра «Путевой дворец».

Мы с этим центром заключили договор – не только о реставрации, но и о выставке: через три-четыре года эту коллекцию наши специалисты приведут в порядок, реставрация будет закончена – и тогда всё это будет показано в нашем выставочном зале.

Л. С.: С другими отделами Института реставрации сотрудничаете?

Н. З.: У нас сложились дружеские отношения с отделом реставрации станковой масляной живописи на Гастелло, который сейчас возглавляет Мария Степановна Чуракова. У неё много молодых реставраторов – и у нас. И сейчас идёт сближение на таком «молодом» уровне – обмен опытом, поездки, конференции. Часть картин, которые оформляются по нашим договорам, мы отдаём в отдел масляной живописи, и Мария Степановна иногда к нам перекидывает что-то по своим договорам. И это основательное сотрудничество, не просто отреставрировали и подготовили выставку – занимаемся серьёзной научно-исследовательской работой. Изучаем коллекцию Солнечногорского музея, сохранность живописи 50-х – 70-х годов ХХ века, технологию, которую использовали художники того времени, – и подкидываем отделу масляной живописи работу, работаем с ними вместе.

В. К.: К примеру, мы расчищаем картину и видим какие-то характерные повреждения, кракелюры необыкновенные – и отдаём в отдел Чураковой.

Н. З.: Мария Степановна составляет каталог, забивает базу данных для словаря-энциклопедии. Её отдел изучает характер разрушений произведений разных эпох, от холста до лака, они подготовили внушительный отчёт по этой теме.

В. К.: Но при всех дружеских контактах, при всём сотрудничестве мы понимаем, что задачи у наших отделов разные, и стараемся не дублировать друг друга. Они занимаются наукой, грунты изучают – а у нас прикладное назначение, мы привязаны к выставкам. Чисто искусствоведческие исследования проводим – историческая часть, атрибуция предметов, их происхождение. Только то, что может пойти сопроводительным материалом к экспозиции, – вводная часть к выставке, сжатая информация о картинах. У нас посетители ходят с блокнотиками, с удовольствием всё это переписывают.

Планировка в доме Палибина осталась неизменной, сохранена живопись стен и потолков.

Л. С.: Выставок стало меньше? Всё-таки время изменилось. Люди по-прежнему интересуются живописью, реставрацией – или посетителей можно по пальцам сосчитать?

Н. З.: Выставочный зал не пустует. Почти каждый месяц у нас новая экспозиция – и люди приходят, смотрят. Их интересуют и выставки, и сам дом – его архитектура и планировка остались неизменными, в парадных комнатах сохранена живопись стен и потолков…

Л. С.: Нина Васильевна, Вы говорили, что многие посетители часто называют дом Палибина музеем. Почему?

Н. З.: В 2010 году, к годовщине смерти Саввы Васильевича мы открывали выставку его памяти.

Собрали и выставили здесь, на Бурденко, коллекцию, можно сказать, раритетную, уникальную – афиши, плакаты всех этих всесоюзных, всероссийских, зарубежных выставок.

Это очень ценный музейный, архивный материал, который вряд ли где-нибудь ещё собран, – потому что Савва Васильевич всё, по нескольку экземпляров с каждой выставки, оставлял у себя в мастерской и в отделе.

Когда мы всё это увидели, мы подумали: «Ну, это уже, можно сказать, музей!» И очень символично, что в день нашего юбилея нам подарили книжку с евангельскими иллюстрациями современного художника, которая была подписана: «В музей реставраторов – навечно».

Савва Ямщиков и его работы.

Наверное, это не случайно – у нас и мемориальный кабинет Саввы Ямщикова есть, где хранится всё так, как было при его жизни, ведётся описание предметов.

Фотографии, рукописи, книги, произведения искусств, которые ему дарили художники...

В. К.: Сделаем теперь общую вводную часть, постоянную: история дома, его восстановления, история выставочной деятельности отдела. И о Савве Ямщикове отдельный текст.

Мемориальную доску повесим. Николай Предеин создал в своё время скульптурный портрет Саввы – и теперь попросим его сделать барельеф.

Пустота образовалась.

По делу-то – ничего, отдел работает. И не надо даже, чтобы Савва Россию спасал, просто он был такой человек: он рядом – и спокойно на душе… 

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения