Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
комментарии
Общество

Гейм Over


13 августа 17:31
 
Леонид Донской
Кому остаться академиком, решат оценщики из-за границы?
Гейм Over - При подготовке коллажа использованы фотографии РИА «Новости».
При подготовке коллажа использованы фотографии РИА «Новости».

Одно из сетевых изданий опубликовало интервью с когда-то советским, а ныне британо-нидерландским физиком Андреем Геймом. Тем самым, кто в соавторстве с другим нашим бывшим соотечественником Новосёловым получил недавно Нобелевскую премию за «изобретение графена» – материала из углерода, «толщиной» в один атом.  Вернее конечно, было бы говорить про то, что исследователи поведали миру об определённой разновидности вещества. Но дело в данном случае не в этом, и даже не в том, что неугомонный и не раз осмеянный (непонятно, заслуженно или нет) изобретатель Виктор Петрик утверждает, будто зарегистрировал «открытие гарфена» аж в 2001 году.

По иронии судьбы Петрика в своё время жёстко «приземлила» РАН, указав, что, по мнению её экспертов, он в науке проходимец. И вот теперь воспитанник Академии, получивший от неё знания, достаточные для работы в лучших университетах Европы, готов к союзу с министром образования Ливановым. Цель сотрудничества: жёсткое «приземление», нет, не Петрика – уникального института российской цивилизации, имеющего почти трёхсотлетнюю историю.

В своём интервью Гейм настаивает на уже обозначенной им позиции:  «Я продолжаю поддерживать Ливанова и думаю, что он сделал великое дело – все перестали языком молоть и начали голову чесать – что конкретно делать».

Что же конкретно предлагает делать этот выпускник Московского физико-технического института, получивший когда-то степень кандидата физико-математических наук в Институте физики твёрдого тела РАН, работавший научным сотрудником в ИФТТ АН СССР и в Институте проблем технологии микроэлектроники АН СССР.

А вот что: «Надеюсь, что нынешние академики наберутся смелости и попросят…  британское The Royal Society, американскую National Academy of Sciences или немецкое общество Макса Планка провести… аудит. Треть или две трети теперешнего состава получат «золотое клеймо», подтверждающее, что они соответствуют званию академика. Если окажется меньше половины, то можно во втором этапе просмотреть отсеянных ещё раз, кто был отсеян случайно… «Мёртвые ветки» составят одну четвёртую или одну третью часть, это те, кто будет признан недостойным новой академии. «Лес рубят – щепки летят»… Это единственная возможность вернуть репутацию РАН».

Вот такой поворот, кратенько названный англоязычным термином «peer reviewing». То есть в переводе – как бы безобидным «рецензированием со стороны равных».

Разумеется, таких «равных», которые «равнее». Потому что именно в зависимости от их высочайшего мнения определится  – быть тому или другому российскому учёному академиком или не быть. Вряд ли история знает прецедент проекта сопоставимого по степени унижения. Это новая и яркая, превосходящая любое Сколково, форма колониализма в области высокой науки.

Не случайно, видимо, Гейм, получивший «нобелевку» за научный подряд, выполненный для британского университета, среди рецензентов первым упоминает The Royal Society – британский аналог РАН. Которая, напомним, до февраля 1917 года, называлась Императорской академией наук.

Таким образом, по мысли Гейма, не российское экспертное сообщество, а синклит британских академиков станет решать: достоин ли, к примеру, экономист Сергей Глазьев высокого звания. Или же его приверженность динамичному развитию и положениям, отличным от либерал-монетаристского экстрима, не позволяет состоять в почтенных академических рядах.

Того и гляди начнёт закрадываться «конспирологическая мысль»: а просто ли так облагодетельствовали советского кандидата наук разного рода научными премиями, в  том числе, – высшей. Ведь хорошо известно, что способ получения графена, который он придумал вместе с Новосёловым, совсем не применим для получения данного материала в промышленных масштабах. С точки  зрения науки можно говорить об удачном наглядном опыте, но никак не о фундаментальном или технологическом открытии. И если политика может способствовать принятию решений комитетом Нобелевской премии в области гуманитарной, то почему то же самое не должно происходить во всех других областях? Ведь с точки зрения объективной науки подобное расхождение было бы необъяснимым.

В заключение остаётся лишь привести мнение честных и заслуженных западных учёных, с тревогой воспринявших известие о коренной ломке РАН. Как известно, многие иностранные учёные  поддерживают противников радикальной реформы РАН в нынешнем виде. Среди них британский математик сэр Майкл Атья, лауреат Филдсовской и Абелевской премий, бывший президент Лондонского королевского общества (!). Не правда ли, фигура не менее значимая, чем А. Гейм. Аттья указал на то, что даже во времена политических переворотов в России «математики преуспевали, а Академия сохраняла свою целостность и независимость», на то, что «для России и всего остального мира будет трагедий, если эта великая традиция прервётся».

С ним солидарен французский математик Жан-Пьер Серр, самый молодой лауреат Филдсовской премии и первый лауреат Абелевской премии, член Французской академии наук; а также бельгийский математик Пьер Делинь (лауреат Филдсовской и Абелевской премий); американский математик Дэвид Мамфорда (лауреат Филдсовской премии); французский физик Эдуард Брезина; итальянский геолог Карло Дольони; американский биолог Майкл Клегг; итальянский математик Фабрицио Катанезе; биохимик Эмилия Кьянконе; немецкий математик Гисберт Вюстхольц; французский математик российского происхождения Максим Концевича (лауреат Филдсовской премии) и многие другие. Список слишком длинен и желающие сами смогут найти его в интернете.

Стоит, возможно, упомянуть, что лишь под письмом итальянских учёных во главе с математиком Клаудио Прочезе подписались более 130 человек.

Все эти люди уже сделали свой peer reviewing, но его результаты вряд удовлетворят министра Ливанова и его новоявленного адвоката в лице подданного королевства Нидерландов Андрея Гейма. Игра, в которую они играют, имеет только одно завершение. И оно, увы, российской науке не сулит ничего хорошего.

 

Версия для печати
Комментарии (1)
marfushechca 02:41 14 Августа 2013
Дожили до светлого часу? Так вам и надо! Назначайте на важные посты Арбидолов, вороваек чужих идей и общегосударственной собственности - вам и так уже указывают: сколько и каких солдатиков иметь, куда их размещать (чтоб под ногами не путались, когда "консультанты" разъезжать по стране будут), какие заводы "заглушить", чтобы "ритм победного шествия заморской экономики не сбивался". Теперь вам будут диктовать: кого считать "светилом", а кого - "ушибленным на голову" (штобы его втихаря к себе вывезти и там с него получить "по-полной программе"!!! А Ливанов все это, оттопырив важно губу, оформит как "инновации".
комментарии
подробности
отражения