Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
комментарии
Общество

Вице-президент РАН Жорес Алфёров: «Науку надо развивать, а не реформировать»


06 сентября 15:00
 
Учёные Северной столицы провели общественное собрание в защиту РАН. В нём приняли участие свыше трёхсот сотрудников академических институтов и НИИ.
Вице-президент РАН Жорес Алфёров: «Науку надо развивать, а не реформировать» - Жорес Алфёров. Фото ИТАР-ТАСС.
Жорес Алфёров. Фото ИТАР-ТАСС.

В резолюции отмечается, что принятие Госдумой во втором чтении проекта федерального закона «О Российской академии наук» ведёт к экономическому ослаблению страны и неисполнению поручения президента по решению стратегической задачи создания к 2020 году 25 миллионов рабочих мест в высокотехнологических секторах. Участники собрания настаивают на увольнении с госслужбы вице-премьера Голодец и министра образования и науки Ливанова. Комментирует вице-президент РАН, лауреат Нобелевской премии Жорес АЛФЁРОВ.

– Россия без науки существовать не может. В нынешней редакции закон наносит огромный ущерб нашему государству. Но если, не дай Бог, он будет принят, план действий может быть только один – продолжать бороться за научные институты, за их сохранение, за развитие исследований, которые способны возродить высокотехнологичные отрасли промышленности.

Чрезвычайно важно сохранить институты как юридические лица с правом распоряжения имуществом. Никаких «академсервисов» нам не нужно. В Академии наук всегда было управление делами, которое занималось хозяйственными вопросами. Есть дефекты, недостатки? Их можно и должно устранять. Но имущество, которое находится в нашем оперативном управлении, предназначено и используется для развития научных исследований. И мы должны им распоряжаться. Сегодня практически во всех учреждениях РАН работает прокуратура, которая ищет недостатки (они всегда у всех находятся), чтобы показать: академия плохо управляет имуществом.

А в интернете уже появились риэлторы, которые оценивают, какие можно создать бизнес-центры и квартиры на Ленинском проспекте в Москве в академических институтах. В Питере навязывается обсуждение: почему у Академии наук столько дворцов на Васильевском острове – могла бы размещаться и в других зданиях. Между прочим, эти дворцы отдавали Академии ещё цари и, думаю, что такие институты, как Зоологический или Пушкинский дом, должны остаться в исторических апартаментах.

В своё время я внёс поправку, чтобы научным институтам было разрешено сдавать в аренду площади, потому что в 90-е годы нам нечем было платить ни за электричество, ни за вывоз мусора, мы были просто в жутком состоянии. Тогда это помогло нам спасти науку. Когда с финансированием стало лучше, я предложил вновь запретить аренду в институтах. Пусть мы что-то потеряем в деньгах, главное – наука, которая должна двигаться вперёд.

У нас создана рабочая группа президиума РАН, которая подготовила концепцию развития Академии. Нам нужен именно закон о развитии науки и технологии в России. Изменения в академии необходимы, безусловно. Это было и в моей программе, когда я баллотировался в президенты РАН. Нужно менять работу президиума и отделений. Необходимо выстраивать современную систему взаимодействия с другими академиями наук, организовывать совместные проекты.

Самое главное – квалифицированно определить задачу, которую надо решить для научно-технологического развития страны. И для этого формировать группы институтов, независимо от их ведомственного подчинения. Помню, когда в начале 50-х, после ликвидации монополии США на атомную бомбу, пришлось решать проблему разработки полупроводниковых электронных компонентов, одна из ключевых задач: создание транзисторов на p-n-переходах – была поручена академическим физтеху и институту им. Лебедева, ЦНИИ-108 Министерства обороны и НИИ-160 Минэлектронпрома. Так совместными усилиями разных ведомств было устранено отставание в полупроводниковой электронике.

За 25 лет деиндустриализации страны мы оказались на обочине, прежде всего, технологического развития. При этом пострадали и фундаментальные исследования. У нас сегодня нет высокотехнологичных отраслей промышленности, а это произошло по причинам, независящим от Академии наук, это результат приватизации. И самая главная проблема сегодняшней науки – невостребованность её результатов экономикой и обществом. Это не потому, что наша Академия занимается какими-то отвлечёнными проблемами, которые не находят применения на практике. Часто наши научные результаты используются за рубежом, потому что на Родине их некуда и некому передавать. Поэтому едва ли не самая главная задача, которая должна решаться, её поставил президент страны, – создание 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест. Это установка не только для бизнеса, но и для всего общества.

Мы любим ссылаться на «цивилизованные» страны, в том числе, на США. В Штатах основной вклад в фундаментальные исследования вносит государство. Бизнес в Америке, так же, как и везде, заинтересован в прибыли. И он финансирует в очень большом объёме опытно-конструкторские разработки, чего ещё или уже не делают наши предприниматели. Но фундаментальные изыскания, которые в перспективе становятся основой целых отраслей, оплачивает государство. Порядка 60–65% идёт из федеральной казны, плюс бюджеты штатов. В Америке наука очень развита, и это бесспорно. И пусть наши реформаторы посмотрят, как это делается там, а также в Германии и в Израиле, где проводится сметное финансирование всех научных учреждений.

Я часто цитировал своего коллегу, лауреата Нобелевской премии по экономике Джеймса Хекмана, сказавшего, что научно-технический прогресс второй половины ХХ века полностью определялся соревнованием СССР и США. Недавно группа Нобелевских лауреатов направила письмо Владимиру Путину о том, что они очень встревожены реформой Российской Академии наук и подчёркивают: РАН до резкого снижения финансирования двадцать с лишним лет назад была ведущей научной организацией мира, и сегодня она обладает огромным потенциалом. Поэтому они просят нашего президента не проводить этих реформ, внимательно относиться к науке и проводить все преобразования вместе с российскими учёными.

По расходам на науку Россия сейчас находится в третьем десятке стран. А по вложениям в оборону – на втором месте. А ведь разработки учёных напрямую связаны с обеспечением безопасности государства. Стратегически важно смотреть вперёд: какие исследования и технологии позволят нам сохранять высокую обороноспособность.

Только что в Москве прошла конференция представителей научных институтов, в которой участвовало 2500 человек. Мне очень нравится активная позиция молодых учёных, борющихся за развитие науки, в том числе, и в региональных центрах. В одном из сообщений прозвучали любопытные данные социологических опросов: 82% жителей страны доверяют Российской академии наук. Это почти столько же, сколько доверяют церкви. В этой связи не могу не привести слова нашего выдающегося физика академика Льва Арцимовича: две структуры в России невозможно, нельзя и не нужно реформировать. Это церковь и Академию наук. Соцопросы это, оказывается, подтверждают.

Не реформу надо проводить, а развивать науку и технологии. Даже сам процесс так называемого реформирования выбивает людей из работы. Куда важнее знать, какие задачи надо решить, и решать их.

 

Версия для печати
Оставьте комментарий первым
комментарии
подробности
отражения