Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
комментарии
Экономика

Экономист Андрей Бунич: «Признаки новой модели ищут не там, где её надо искать»


30 сентября 18:18
 
Министр экономического развития Алексей Улюкаев предложил поменять существующую модель развития, перейти от «экономики роста спроса» к «экономике предложения». Что за этим стоит? Комментирует президент Союза предпринимателей и арендаторов Андрей БУНИЧ.
Экономист Андрей Бунич: «Признаки новой модели ищут не там, где её надо искать» - Андрей Бунич. © РИА «Новости» / Сергей Субботин.
Андрей Бунич. © РИА «Новости» / Сергей Субботин.

– В последнее время правительственные чиновники пытаются показать видимость активной работы. Настолько активно, что порой путаются в терминологии и демонстрируют полную неосведомлённость о предмете разговора. Так, министр экономического развития Алексей Улюкаев предложил поменять существующую экономическую модель развития. Перейти от «экономики роста спроса» к «экономике предложения».

На самом деле родоначальником этой идеи является не он, а бывший министр финансов Алексей Кудрин. Его первая статья на упомянутую тему появилась ещё в 2012 году. Впоследствии этот постулат усилиями господина Мау и других либеральных экономистов был включён в «Стратегию-2020».

«Экономика предложения» осуществлялась в США в начале 1980-х. Тогда Рейган отказался от кейнсианской политики поддержки спроса. Что пришло ей на смену? Политика «экономики предложения», основанная на резком снижении налогов. В результате этой меры начал активнее работать частный сектор. Со временем такая политика оборачивается экономическим ростом и впоследствии компенсируется увеличенными налогами. Вот что подразумевала экономика предложения, у истоков которой стоял экономист Лаффер. Именно снижение налогов позволяет увеличить суммарный выпуск и в результате компенсировать сниженные налоги.

В интерпретации же Кудрина и Улюкаева «экономика предложения» выглядит совершенно иначе. Ни о каком снижении налогов речи не идёт. А говорится о том, что нужна инвестиционная модель, основанная на низкой инфляции. Можно подумать, что последняя автоматически обеспечит деловую активность. На самом деле это не так. Наши отечественные приверженцы «экономики предложения» не изучили, что же это такое на самом деле.

Или скрывают, что о ней уместно говорить, если речь идёт о масштабном снижении налогов с последующей компенсацией, – суммарным выпуском и увеличением поступлений, что позволяет развивать экономику. По Кудрину совершенно непонятно, каким образом при низкой инфляции появится конкуренция, за счёт чего увеличится суммарный выпуск. Их понимание «экономики предложения» фактически сводится к ликвидации спроса. 

Как только вы прекратите «накачку спроса», у вас магическим образом вдруг заработает предложение. На самом деле это может произойти только в результате какой-то деятельности. Масштабное снижение налогов и является заменой ориентации на спрос. Господа «либеральные» экономисты!  Если уж вы говорите об «экономике предложения», то сначала почитали бы, что это такое. Как можно рассуждать об этой экономике, не говоря о ней фактически ничего по существу?

Заявления деятелей правительства о поддержке малого и среднего бизнеса вызывают обеспокоенность среди этой социальной страты. И не без оснований. Ведь малый и средний бизнес даже в условиях активного спроса развивался недостаточно.  С чего бы это он при падающем спросе активно разовьётся? Cовершенно непонятно. Возникает ощущение, что все эти заклинания о необходимости «поддержки малого и среднего бизнеса» напоминает некоторые лексические обороты новояза из романа английского писателя Оруэлла «1984». В нём ложь означала правду, война мир и т. д. Вот и сейчас: как только зайдёт речь о предстоящем благодеянии со стороны чиновников в отношении этого сегмента экономики, многие его представители позакрывают свои предприятия, потому что понимают: с ними говорят на языке «новояза».

Теперь о неминуемом «сокращении неэффективных рабочих мест», о чём заявляют в правительстве. На самом деле это вопрос не безработицы, а вопрос структурный – анализа динамики производственных мощностей, рентабельности и структуры рынка. Есть люди, которые работают в определённых городах, они не могут продать свои квартиры, свободно перемещаться, поскольку привязаны к своему предприятию. А когда перестают работать на нём, то им просто нечего делать. Здесь в совокупности выступают несколько проблем. Является ли рентабельным закрытие предприятия, если сопутствующие проблемы будут «стоить» дороже, чем его сохранение? Закрытие в таком случае может стать невыгодным.

Возможно, что этих людей, над которыми навис дамоклов меч безработицы, лучше занимать в тех населённых пунктах, где они работают. Если в них не мешать людям обустраивать свою жизнь, развивать производство, то постепенно всё наладится, ничего страшного не произойдёт. Мобильность рабочей силы, которая характерна для США, сейчас в России неосуществима. Если в Соединённых Штатах рынок жилья носит общенациональный характер, то у нас стоимость и  ликвидность жилья в разных регионах различны.

Наши реформаторы ищут признаки новой модели не там, где её надо искать. В известные определения вкладывают другое содержание, ищут безработицу там, где её нет. Правительственные чиновники просто неадекватно представляют ситуацию в стране, не могут разобраться в ней и наметить оптимальные пути решения остро назревших проблем.

Версия для печати
Комментарии (1)
marfushechca 11:57 02 Октября 2013
Сусанины. Только вместо врагов - народ свой заводят в болото (а, может, не свой?).
комментарии
подробности
отражения