Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Издаётся с 12 апреля 2011 года
Последнее обновление   18:00   30 Декабря 2014 RSS
Слово о России

Политика Общество Экономика Культура История Галерея
отражения
Культура

Николай Сидоров: «Не развиваясь духовно, человек становится роботом»

28 августа

Нина Катаева
С проректором Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова, членом-корреспондентом РАХ, заслуженным художником России Николаем СИДОРОВЫМ мы встретились в дни защиты дипломов выпускниками 2012 года. В этом году академия отмечает 25-летний юбилей.

За это время  из возрождённых И. С. Глазуновым исторических стен бывшего Московского училища живописи, ваяния и зодчества отправились в жизнь более 1000 живописцев, скульпторов, реставраторов, архитекторов и искусствоведов. Выпускники академии участвовали в восстановлении многих храмов и исторических памятников России, в частности, храма Христа Спасителя, Большого театра, Музея Алексея Михайловича в Коломенском. В честь юбилея прошли выставки в Новосибирске, Костроме, Брянске, Звенигороде, Ростове Великом, готовятся выставки в Малом Манеже в Москве и в Манеже Санкт-Петербурга.

 

Николай Сидоров – выпускник мастерской портрета, открытой Ильёй Глазуновым в 1978 году в Суриковском институте, выпускники этой мастерской и составили костяк преподавателей академии. Сидоров заведует кафедрой академического рисунка и преподаёт живопись и композицию первокурсникам. Автор более 500 живописных и графических работ, участник многочисленных выставок в России и за рубежом, за эскизы и росписи Казанского собора на Красной площади художник награждён медалью Павла Третьякова и грамотой музея «Московский Кремль». Николай Сидоров принимал участие в росписи церкви Воскресения Господня Свято-Успенского Свенского монастыря в Брянске, откуда он родом, а также кафедрального Вознесенского собора Новосибирска, храма Святителя Николая в городе Вадинске и Покровской церкви села Дракино в Мордовии. Сделал эскизы росписи для церкви Спаса Нерукотворного в посёлке Клязьма Московской области, а также эскизы иконостасов и икон для храмов Москвы и других городов России. Его картина «Господь Вседержитель» находится в храме Христа Спасителя. Зрителям известны его портреты, пейзажи, серии картин «Антика», «Русская усадьба», а также картины на библейские сюжеты. И, конечно же, все видели телесериал «В круге первом» по солженицынскому роману, в котором Сидоров выступил в качестве художника-постановщика. Сейчас художник заканчивает цикл работ о Псково-Печерском монастыре из серии «Монастыри России».

Сегодня Николай Сидоров – гость «Файла-РФ».

 

– Николай Павлович, когда, по-Вашему, художник был больше востребован – в средние века, в советское время или сейчас?

– Художник может рассчитывать только на своё мастерство, и если он профессионал, будет востребован во все времена. Раньше искусство служило религии, художник «разговаривал» с Богом, и перед его талантом все преклонялись. Но право писать Образ Божий он получал, лишь пройдя школу – от подмастерья до мастера. Естественно, работа его ценилась высоко. Тициан был одним из богатейших людей мира, то же можно сказать о Веласкесе и Рубенсе. Мифы о том, что художник должен быть бедным, с неуравновешенной психикой, появились во времена импрессионизма, когда пошла мода на пьянство и мнимую свободу, которую принесла Французская революция. Вседозволенность привела к упадку искусства и оторванности от жизни, оно стало существовать отдельно, а про тех, кто не принимал этого, уже тогда стали говорить, что они «ничего не понимают». На самом деле, высокое искусство – архитектура, скульптура, живопись, музыка, литература – всегда требовало профессионализма и больших душевных затрат.

В наше время появилось много техники: компьютер, фототехника всех мастей, но никакая фотография не сравнится с живописью, потому что не передаст того, что видит человеческий глаз. Настоящая живопись всегда будет выше фотографии. А что касается актуального искусства, на мой взгляд, истоки его лежат в самодеятельности. Человек, у которого есть время, начинает что-то мастерить, собирает фантики или пустые консервные банки и делает из этого «мозаику» или «скульптуру», мажет помадой части тела и отпечатывает их на бумаге или холсте, называя это живописью. Сейчас ещё хлеще – выставляют экскременты животных и людей, режут животных, рубят иконы. Зайдите на выставку актуальщиков, где, скучая, ходят пять зрителей, и вы увидите кучи мусора и старые унитазы, всё это называют сейчас «современным искусством». Забудут на выставке стремянку – искусствоведы тут же назовут её «новым прочтением «Лестница Иакова» и будут долго объяснять, как важно это искусство, сколько в нём идей и мыслей. А спросите у зрителя, он скажет: «Я этого не понимаю».

На деле идёт подтасовка понятий, грани стираются, и за искусство выдают антиискусство. В то время как искусство, категория эстетики, начиная с древних времён, было связано с украшением Божьего мира и «сотворчеством» с ним. Художник писал иконы как образец духовности, показывая, к чему должен стремиться человек. Работая в разных жанрах, пытался передать красоту Божьего мира. Сейчас мода на фото, но никакой фотопортрет не сравнится с портретами Рафаэля и Веласкеса, Серова или Репина. А вспомните фаюмский портрет. Художник видит душу человека, а фотограф ловит миг, причём, человек видит больше, чем фотоаппарат, он смотрит двумя глазами и по-другому воспринимает пространство, объём и цвет. Человек ощущает «воздух». Вот в кино пытаются показать пространство в технологии 3D, однако это всё равно имитация. Человеческий глаз гораздо совершенней, например, у Хальса было более 300 оттенков серого цвета.

– Получается, актуальное искусство сегодня вроде ниши для тех, кому приносит прибыль?

– Да, для кого-то это идеология, «современное мышление», а кто-то откровенно зарабатывает на этом деньги. Дошло до того, что «современному» художнику не нужно учиться – «школа вредит творчеству», достаточно уметь пользоваться интернетом. Никто не спорит, интернет стал частью нашей жизни, но общение с книгами, картинами, музыкой, театром не заменить ничем. Не развиваясь духовно, человек не ощущает жизни,  становится роботом. Его душевные грани не раскрываются.

– Какие задачи стояли перед академией, когда она образовывалась?

– Илья Сергеевич Глазунов, создавая в 1978 году мастерскую портрета в Суриковском институте, стремился возродить школу живописи, которая когда-то была в Европе и у нас в Императорской Академии художеств. К сожалению, сейчас уровень художественного образования, даже по сравнению с советскими временами, намного упал. Везде проникает разрушительное для школы актуальное искусство. И чтобы заниматься им, учиться действительно не надо. Это подтверждают в прессе сторонники актуальщиков. Образование и так сведено к минимуму знаний, начиная с художественных школ. Абитуриенты не знают, кто такие Александр Невский и Сергий Радонежский, «Дон Кихот» пишут как «Донкий ход». Интернет и ЕГЭ добивают нашу школу. Однако мы стараемся учить студентов на лучших образцах, которые оставило нам человечество. Овладение мастерством живописи – очень трудный процесс, мало познать технику, цвет, форму, композицию, нужно научиться видеть и мыслить. Кроме того, что студенты изучают античность и натуру, они копируют картины великих художников: Тициана, Веласкеса, Тинторетто, Иванова, Репина, Сурикова. Илья Сергеевич называет копирование «разговором с мастером». В самом деле, кто может рассказать тебе о картине больше, чем её автор? Благодаря копированию, у нас открыты многие технологии – испанской, итальянской, голландской школ, которые были утрачены.

Утверждая свою позицию, мы много что пережили, так, в Суриковском нам запрещали рисовать гипсы, говоря, что это училищная программа. Но в училище их очень быстро «проходят», поэтому для первокурсников и сегодня устраиваем «реанимацию», то есть, целый год учим азам. Иначе как обучать их, не знающих таблицу умножения, высшей математике? Высшая математика – это картина, а картина – всегда симфония, и главное в ней – идея. Во главу угла ставим историческую и религиозную живопись – художник должен знать свою историю и уметь извлекать из неё уроки. В картине можно выразить все человеческие эмоции, показать красоту мира, дать пищу для раздумий о смысле существования. 

– В академии ещё «встряска» бывает, что это такое?

– Илья Сергеевич даёт тему, и нужно за 5 минут нарисовать эскиз. Не можешь придумать за 5 минут, считает он, не придумаешь никогда. И все рисуют, и очень хорошо рисуют, так что, куда бы ни закинула жизнь наших выпускников, они в любой ситуации смогут выполнить эскиз за 5 минут.

– По какому принципу собираете выставки студентов? На что, прежде всего, обращаете внимание?

– Работы студентов убеждают начинающих художников, что реалистическое искусство живо, по этому пути шли художники, картины которых находятся сейчас в Третьяковке, Лувре, Прадо, Эрмитаже. И молодым, чтобы стать профессионалами и творить поистине современное искусство, нужно идти по этому пути. А оппоненты пусть продолжают кричать об актуальном искусстве как единственно «современном», история рассудит. Выставка «Ступени мастерства» с успехом прошла в Новосибирске, Костроме и Брянске, сейчас просят показать её в Калининграде и Нижнем Новгороде. Название выставки напоминает – до вершины не добраться, не осилив каждую ступень. Илья Сергеевич говорит: «Школа – это крылья художника». Он должен научиться летать, а потом может лететь туда, куда его позовет фантазия.

– Что означает для Вас понятие «хранить  традиции»?

– В целом идентификацию человека со своей родиной, а в искусстве – принадлежность к своей культуре. Искусство может быть только национальным, поэтому и знаем искусство Греции, Рима, Византии, Франции, Англии, России. Только национальное искусство может войти в копилку мировой культуры.

– Как Вы оцениваете деятельность Ильи Глазунова в связи с созданием академии?

– Фактически Илья Сергеевич спас русскую и европейскую школу живописи, скульптуры, архитектуры. Он называет академию «последним бастионом русского и европейского искусства». В Европе с обучением художников дела обстоят ещё хуже, работают на уровне наших художественных школ, по словам Глазунова, «никакого профессионального образования, полное «творчество». Многие гости, посещающие академию, особенно иностранцы, не верят, что картины, которые они видят, сделаны в наши дни. Черномырдин пошутил однажды так: «Я все понял, вы взяли эти картины из Третьяковки».

Многие книги, которые сейчас издаются по истории России, иллюстрируются работами наших выпускников и педагогов. Собрана уникальная коллекция картин на исторические и современные сюжеты. Президент России Владимир Владимирович Путин в отзыве поздравил педколлектив академии с тем, что держим «высокую планку при подготовке студентов» и написал – «Гордимся Вами». Сейчас по его распоряжению возрождается из руин Выставочный зал, где проходила  первая выставка передвижников. Надеемся, что года через два покажем зрителям в этом зале «русскую и европейскую школу высокого реализма», которая возрождается из пепла, как птица Феникс.

 

Версия для печати


комментарии
подробности
отражения